Опрос

Вы верите в пророчества?



События

02.07.2020 10:02
linkedin jaaj.club linkedin jaaj.club linkedin jaaj.club

Открылось официальное представительство Jaaj.Club в профессиональной социальной сети LinkedIn.



linkedin jaaj.club linkedin jaaj.club linkedin jaaj.club
01.07.2020 17:00

1 июля 2020 года начался турнир одной статьи


В турнире принимают участия произведения из рубрики 


01.07.2020 16:54

Турнир
окончен.

Поздравляем трёхкратного победителя жаж-турниров

 Auster[34]

Бонусы

13.07.2020 10:46
tarakan [28]
получил один голос
+1
произведение
Пустынный туризм
13.07.2020 06:30
Auster [34]
получил неожиданный предмет
+20
произведение
Денарий с виртутой
13.07.2020 06:30
Auster [34]
получил звание
+25000
произведение
Денарий с виртутой
13.07.2020 06:15
Auster [34]
получил приз
+200
13.07.2020 06:15
Auster [34]
получил звание
+25000

Комментарии

Данная статья нарушает п.3 настоящих правил проведения турнира "К участию принимаются статьи из рубрики Отдых и Туризм" и будет дисквалифицирована при подведении конечных итогов.

Если автор хочет заменить статью, то нужно уведомить об этом Администрацию.

Спасибо.
11.07.2020 admin
Данная статья нарушает п.3 настоящих правил проведения турнира "К участию принимаются статьи из рубрики Отдых и Туризм" и будет дисквалифицирована при подведении конечных итогов.

Если автор хочет заменить статью, то нужно уведомить об этом Администрацию.

Спасибо.
11.07.2020 admin
хэхэ смешно
10.07.2020 admin
Да, довольно затратное путешествие. Но с другой стороны, такое путешествие делается раз в жизни. Ради такого можно и машину продать.
10.07.2020 admin
Шедевр!
05.07.2020 admin

ТОП 10

Auster [34] 5821
Igomuh [21] 3406
firoza [33] 3090
РСФСР [18] 3022
tarakan [28] 2737
Plaza [23] 2633
Vladkor54 [21] 2057
Limon [14] 2006
Cocinera [18] 1746
Клим [21] 1724
27.07.2019 Рубрика: Культура
Автор: inolit Редактор: aygulkoroleva 12.12.2019
Рейтинг статьи: 2 Просмотров: 2 | 374
Использовано:
Купон #187282 на сумму 301
Выдающийся мыслитель и писатель, лауреат Нобелевской премии 1957 года Альбер Камю родился в Алжире, окончил философский факультет в Оранском университете. Детство Камю прошло в среде белой бедноты. В студенческие годы он активно работал в передвижном театре труда.

408

Выдающийся мыслитель и писатель, лауреат Нобелевской премии 1957 года Альбер Камю родился в Алжире, окончил философский факультет в Оранском университете. Детство Камю прошло в среде белой бедноты. В студенческие годы он активно работал в передвижном театре труда. Писатель состо­ял в Комитете содействия Международному движению в за­щиту культуры против фашизма, был членом коммуни­стической партии, но вышел из нее в 1937 году, возложив на коммунистическую идеологию вину за советский вариант ка­зарменного социализма, уверовав в фатальную неизбежность перерождения Прометея в Цезаря. 

Культура Средиземноморья воспринята Камю как основа ранней пантеистической концепции личности. Она базирова­лась на почти обожествленной вере в радость бытия, отожде­ствлении Бога и природы, в которой растворено божественное начало. Увлечение языческими культурами и дохристиан­скими заветами отразилось в сборнике Камю "Бракосочета­ние" (1939). 

Постепенно под влиянием событий истории Камю переходит к концепции человека абсурдного, которая предо­пределит все нараставший интерес писателя к экзистенциализму. В том, что это философское направление стало своеобразной религией творческой интеллигенции первой половины века, есть немалая заслуга Aльбера Камю, все творчество ко­торого от новелл, драм, романов до эссе и речей является фи­лософскими трактатами и притчами экзистенциализма. 

Концепция человека абсурдного подробно разработана Камю в эссе "Миф о Сизифе" и повести "Посторонний", опубликованных в 1942 году. Через призму этих двух книг не­трудно представить себе круг вопросов и ракурсы их рассмот­рения в школе литературного экзистенциализма, сложившей­ся во Франции в сороковые годы. 

"Миф о Сизифе", над которым писатель работал с 1936 по 1941 год, состоит из четырех частей. Это - "Рассуждения об абсурде", "Человек абсурда",бсурдное творчество" и крат­кая беллетристическая интерпретация легенды, давшей назва­ние всей работе. Рассматривая различные версии Сизифа, в том числе и гомеровский вариант, Камю приходит к выводу, что Сизиф, обреченный богами вкатывать на вершину горы огромный камень, который сразу же под тяжестью собствен­ного веса низвергается обратно к подножию, и есть герой аб­сурда. "Презрение к богам, ненависть к смерти, жажда жизни стоили ему несказанных мук, когда человеческое существо заставляют заниматься делом, которому нет конца. И это рас­плата за земные привязанности", - констатирует писатель и предлагает читателю более пристально вглядеться в Сизифа во время краткой передышки и спуска. Это час, когда можно вздохнуть облегченно, час "просветления ума". В каждое из таких мгновений Сизиф, подчеркивает Камю, "возвышается духом над своей судьбой. Он крепче обломка скалы". Камю предлагает Сизифу возвыситься над своим уделом (камнем), обузой, богами и осознать, что "его судьба принадле­жит ему самому", а "обломок скалы - его собственная забота". Как только Сизиф открывает для себя эту истину, принимает свое существование как заботу, понимает, что нет солнечного света без мрака и от ночи никуда не уйдешь, он становится человеком абсурда. Смиряясь со своей судьбой, принимая ее как данность, он находит силы возвыситься над богами: "В тот ми­молетный миг, когда человек окидывает взглядом все им прожи­тое, Сизиф, возвращаясь к своему камню, созерцает чреду бес­связных действий, которая и стала его судьбой, сотворенной им самим, спаянной воедино его собственной памятью и скреплен­ной печатью его слишком быстро наступившей смерти. И так, уверенный в человеческом происхождении всего человеческого, подобный слепцу, жаждущему прозреть и твердо знающему, что его ночь бесконечна, Сизиф шагает во веки веков. Обломок ска­лы катится по сей день". 

Сизиф, персонаж древней легенды, в эссе Камю становит­ся символом Человека, его судьбы, обреченности на смерть и неизбежности экзистанса в абсурдном мире. В других разделах эссе исходная позиция автора излагается более подробно, аб­сурд для него - отправная точка. Чувство абсурда, пишет он, может поразить любого человека на повороте любой улицы; абсурд обнаруживает себя на каждом шагу - в плотности и чуждости мира, в бесчеловечном, которое источают люди, в невозможности ответить на вопрос "зачем живет человек", в невольной растерянности при виде того, чем мы являемся на самом деле, ибо вокруг тошнота (здесь Камю цитирует Сар­тра, не называя его). Об абсурде, продолжает Камю, напоми­нает и тот чужак, который смотрит на нас из глубины зерка­ла, с наших собственных фотографий. И, наконец, Камю резюмирует: "Человек абсурда начинается там, где кончается человек, питающий надежды, где дух, перестав восхищаться игрой со стороны, хочет сам в нее вступить". 

В аспекте пред­ложенной темы Камю, как видим, полемизирует с Хайдеггером, Ясперсом, Шестовым, Кьеркегором - философами, раз­рабатывавшими основополагающие принципы экзистенциа­лизма, не все принимая у своих предшественников. Ссылает­ся автор Сизифа и на проблемы донжуанства, и на героев Достоевского, цитирует мысли Гамлета, широко вводя культу­рологический фон для своих положений. 

Художественным вариантом философского эссе "Миф о Сизифе" можно назвать повесть Камю "Посторонний", композиционно напоминающую краткий вариант "Преступления и наказания" Достоевского. Повесть состоит из двух частей; в них изложена хроника одного достаточно заурядного (если можно считать таковым убийство человека) преступления и последовавшего за ним наказания. Француз Мерсо в жаркий день под палящим солнцем на берегу моря убивает араба. Стреляет в лежащего на песке человека, даже не попытавше­гося вскочить или защищаться, хотя у него имелся при себе нож. Мерсо выстрелил в него раз, а потом еще четыре раза в уже неподвижное тело. День как бы застыл в океане расплав­ленного металла, и соединилось то, что несет в себе фамилия Мерсо (Meur Sault - смерть и солнце). Два эти слова звучат как рефрен к его жизни и к концепции абсурдного героя у Камю. Убийство выглядит странно, если не учитывать жизненную философию Мерсо - человека абсурдного, развивающего на конкретной ситуации из живой действительности мифологи­ческую конструкцию Сизифа; человека одинокого и не при­нимающего ритуалов, которым следуют люди, не принимаю­щего ни их этики, ни их страданий и привязанностей. Он - чужой и посторонний. Многое в Мерсо и его преступлении проясняется в ходе расследования преступления, мотивов и причин убийства. 

Расследование начинается с самой первой строки повести, где читатель знакомится с Мерсо. Разгадка преступления - в его личности, его отношении к миру и сти­лю бытия. Расследование автора - объективное и доброжелательное, и потому оно существеннее, чем расследование, которое про­ведут официальные структуры суда, проведут безразлично по отношению к личности Мерсо и слишком лениво, чтобы ус­тановить истинные причины происшедшего. Судьба Мерсо мало кого волнует в этих официальных структурах государст­ва. Есть процессы посенсационнее, и даже журналисты не проявили интереса к делу Мерсо. Единственное чувство, ко­торое тот вызывает у всех,- недоумение, а публика, пришед­шая "позевать" в суде, вообще с самого начала отнеслась к нему враждебно уже потому, что почувствовала в нем чужака, из другой стаи, другой породы и образа мыслей. А поскольку он - чужак, то, чем суровее будет приговор, тем большее удовлетворение испытает общественность. 

Все сведения о Мерсо, которые приведены в первой части повести, во второй оборачиваются показаниями против него на судебном процессе. Доказательством его чужеродности, а значит, и вины является стиль его отношений с подругой, по­ведение на похоронах матери, участие в делах соседа Раймона Синтеса. По просьбе соседа, чьи занятия сутенерством ни у кого не вызывали сомнений, Мерсо написал письмо одной арабской девушке. Это лживое, гнусное письмо (тем более что оно касалось чужой интимной жизни) послужило поводом для сведения счетов с бедной девушкой. А на суде именно это письмо стало основанием для вынесения Мерсо окончатель­ного приговора - смертной казни. Мотив, которым Мерсо объяснил сам факт написания письма, имевшего целью лишь угодить соседу ("У меня не было никакой причины писать так, чтобы ему не понравилось"), только усилил предположе­ние о преднамеренном убийстве. Не помогло разбирательству и поведение Мерсо на суде, его безразличие и отчужденность, как будто речь шла о ком-то другом, совершившем убийство, о постороннем. 

Название повести фиксирует мироощущение героя; пове­ствование от первого лица дает возможность познакомиться с его бытием и образом мыслей, понять суть его "посторонности". Мерсо равнодушен к жизни в ее привычном эти­ческом смысле. Он отбрасывает все ее измерения, кроме единственного - своего собственного существования. В этом существовании не действуют привычные нормы: говорить женщине, что ты ее любишь; плакать на похоронах матери; думать о последствиях своих поступков. Здесь можно не при­творяться и не лгать, а говорить и делать то, к чему ведет са­мо существование, не думая о завтрашнем дне, потому что только психологические мотивировки и есть единственно верные мотивировки человеческого поведения. 

Герой Камю не решает социальных вопросов; общественно-исторических обстоятельств для него не существует. Единственное, в чем он уверен, это то, что скоро придет к нему смерть. Он знает также, что ничто не имеет значения, что жизнь не стоит того, чтобы "за нее цепляться":"Ну что ж, я умру. Раньше, чем другие,- это несомненно. Но ведь всем известно, что жизнь не стоит того, чтобы за нее цепляться. В сущности не имеет большого значения, умрешь ли ты в тридцать или в семьдесят лет,- в обоих случаях другие-то люди, мужчины и женщины, будут жить, и так идет уже многие тысячелетия". 

Смерть как проявление абсурдности существования - вот основа освобождения героя Камю от ответственности перед людьми. Он раскрепощен, ни от кого не зависит, ни с кем не хочет себя связывать. Он - посторонний в отношении к жиз­ни, которая ему представляется нелепым собранием всевоз­можных ритуалов; он отказывается выполнять эти ритуалы. Гораздо важнее любых принципов и обязательств, долга и со­вести для Мерсо то, что в момент совершения им убийства было нестерпимо жарко, а голова страшно болела, что "солн­це сверкнуло на стали ножа... и Мерсо будто ударили в лоб длинным острым клинком, луч сжигал ресницы, впивался в зрачки и глазам было больно". Солнце вообще преследовало героя Камю: судебное разбирательство открылось в самый разгар лета, когда в небе сверкало солнце, и проходило при все усиливающейся жаре. Солнце и смерть - составные фа­милии Мерсо - читаются в повести как символы радости и боли, трагизма человеческого бытия: "Из бездны моего буду­щего в течение всей моей нелепой жизни подымалось ко мне сквозь еще не наставшие годы дыхание мрака, оно все урав­нивало на своем пути, все доступное мне в моей жизни, такой ненастоящей, такой призрачной жизни. Что мне смерть на­ших ближних, материнская любовь, что мне Бог, тот или иной образ жизни, который выбирают для себя люди, судьбы, избранные ими, раз одна-единственная судьба должна избрать меня самого, а вместе со мною и миллиарды других избран­ников, даже тех, кто именует себя, как господин кюре, моими братьями... Все кругом избранники. Все, все - избранники, но им тоже когда-нибудь вынесут приговор". 

Конфликт, таким образом, в повести Камю находится на оси столкновения людей-автоматов, выполняющих ритуалы, и живого существа, не желающего их выполнять. Трагический исход здесь неизбежен. Трудно совместить собственное эгои­стическое существование и движение человеческих масс, тво­рящих историю. Мерсо напоминает и язычески раскрепощен­ную личность, выпавшую из лона церкви, и лишнего человека, и аутсайдера, который оформится в литературе во второй по­ловине века. 

Образ "постороннего" вызвал много различных толкований Он был воспринят в кругах европейской интел­лигенции военного времени как новый "Экклезиаст", чему немало способствовало высказывание автора о своем герое: "Единственный Христос, которого мы заслуживаем". Фран­цузская критика проводила параллель между "посторонним" и молодежью тридцать девятого и шестьдесят девятого годов, так как и те и другие были своего рода посторонними и в бунте искали выход из одиночества. 

Жан-Поль Сартр в статье «Объяснение "Постороннего"» (1943) трактует персонаж Камю как совершенно особую поро­ду, требующую иных понятий, нежели привычные категории добра и зла, и принадлежащую к абсурду: «"Абсурден" тот человек, который из изначальной абсурдности, не колеблясь, извлекает все необходимые последствия... Что же такое абсурд как порядок вещей, как исходная данность? Не что иное, как отношение человека к миру. Абсурдность изначальная - пре­жде всего разлад, разлад между человеческой жаждой едине­ния с миром и непреодолимым дуализмом разума и природы, между порывом человека к вечному и конечным характером его существования, между "беспокойством", составляющим са­мую его суть, и тщетой всех его усилий».  

Посторонний" Камю - это герой своей эпохи в такой же степени, как Печорин был героем своего времени; это художественное воплощение те­зиса Камю о том, что свобода есть "право не лгать". Роман "Чума" (1947) - философская притча, в которой Камю продолжает проверять позицию "постороннего" в экс­тремальной ситуации, требующей от "героя абсурдного" неза­медлительного участия в событиях. Хроника стихийного бед­ствия, постигшего алжирский город Оран, задумана и решена как аллегория, возможная в двух прочтениях: конкретно-историческом (чума - фашизм) и в более широком смысле (чума - удел существования). 

Во время внезапно вспыхнув­шей эпидемии жители города, в большинстве своем обывате­ли, неспособные осмыслить катастрофу и принимающие свою судьбу, оказались в условиях вынужденной изоляции. На об­щем фоне Камю выcтраивает четыре модели поведения интеллигенции делающей свой выбор. Это - иезуит Панлу, ве­рящий в очистительную силу справедливого наказания, журналист Раймон Рамбер и сын прокурора Тарру, помогаю­щие санитарным дружинам сражаться против болезни и смер­ти, хотя этот выбор, казалось, никак не предопределен их взглядами и прежней жизнью, и, наконец, доктор Рье, вы­полняющий свой долг до конца. Однако подвижническая дея­тельность доктора расценена автором как бесконечное пора­жение: ведь чума пропала, как и возникла, сама по себе, с первым снегом. Доктор не разделяет всеобщую радость побе­ды в финале романа, "...ибо он знал, что не ведала ликующая толпа и о чем можно прочесть в книжках,- что микроб чумы никогда не умирает, никогда не исчезает, что он может деся­тилетиями спать где-нибудь в завитушках мебели или стопке белья, что он терпеливо ждет своего часа в спальне, в подва­ле, в чемодане, в носовых платках и в бумагах и что, возмож­но, придет на горе и в поученье людям такой день, когда чума пробудит крыс и пошлет их околевать на улицы счастливого города"

Альбер Камю написал "Чуму" после победы над фашизмом, но он не делает акцент на социальных мотивировках, а скорее возводит эпидемию чумы в ранг универсального символа зла вообще, трагического удела смертного человека и его человеческой природы. Близкие проблемы подняты в пьесах Камю "Калигула", написанной в 1938 году и опубликованной уже после войны, "Недоразумение" (1944), пьесе-мифе "Осадное положение" (1948), повести "Падение" (1956).   

Комментарии

-Комментариев нет-

Добавить комментарий к статье


Мне 30 сентября исполнилось 85 лет. И даже не верится в это. Я не ощущаю своего возраста: радуюсь жизни, не поддаюсь невзгодам, кропотливо работаю над собой, лечусь, тружусь. Когда меня привезли в больницу, врачи сказали, что жить мне осталось 2 дня, ибо сельский врач лечила меня не тем лекарством.
История осталась уроком на всю жизнь...
найти в себе силы улыбнуться встрече с Судьбой
Но гневно кисть кромсает полотно, сдирая лоск и обнажая язвы
Суки из подворотни думают будто рулят...
На вопрос: «Как делишки?» отвечаю: «Живой».
Белорусское Полесье, край заповедный, богатый тайнами и загадками. Так что, помимо обычных, привычных всем животных, там встречаются и довольно странные жители.
Такая традиция существует до сих пор, особенно в деревнях. Люди верят: чтобы в доме был достаток, нужно подружиться с домовым.
Переехать легко могут далеко не все. Для среднестатистической семьи с двумя и более детьми, проживающей в единственном жилье, сделать это особенно сложно.
Думаете, что мы равны?
«Сценарий не тот, который предполагало большинство людей», - сказал Грин. «Мы обнаружили генетический сигнал неандертальцев во всех неафриканских геномах, что означает, что примесь произошла на ранней стадии, вероятно, на Ближнем Востоке, и она распространена среди всех потомков ранних людей, мигрировавших из Африки».
Став лордом Ферменном Кленгарли, он совершенно потерял голову. Гуинплен поднялся по статусной лестнице, но опустился по лестнице преданности.
Читая книгу, можно ясно проследить, как зарождаются чувства главной героини к своему другу, как они меняются на протяжении всей истории, почему девушка заинтересовалась взрослым мужчиной, какие у неё были отношения с отцом и его новой пассией.
Вышедшая в 1969 году книга аргентинского писателя Адольфо Бийо Касареса очень увлекательна и необычна. Она дает каждому человеку возможность прочувствовать все ужасы старости и столкнуться с враждебностью поколений.
Философы говорят, что интуиция — это постижение вещей без необходимости обосновывать их доказательствами.
Много столетий назад в одном из королевств был построен необычный дворец – все его стены внутри, полы и потолки были зеркальными. Двери во дворец всегда были открыты, любой мог зайти и посмотреть.
Мировоззрение - это более или менее четко сформулированное описание конкретной человеческой ситуации на фоне мира, а также определенных предпочтений и постулатов, касающихся человеческой деятельности.
Это не безумие и не увлечение, и многие готовы сделать что-нибудь для этой вещи, которая называется любовью. Те, кто готов быть любимым, должны спросить себя, готовы ли они эмоционально.
Джазовую певицу Билли Холидэй или Леди Дэй полюбили миллионы
Если камера всегда с вами – вы не пропустите фото дня, недели, месяца! Не будете сожалеть о том, что фотоаппарат остался дома без дела.
Прекратив убивать себя мучными продуктами, мы получим красивое тело и новую жизнь.
увлекаемся кулинарией: тыква на завтрак
Ты никогда не отмечала День космонавтики? Напрасно! Ведь каждый из нас частичка Космоса, и поэтому этот праздник очень важен!
10 февраля по традициям древних славян отмечают день именин Домового – доброго духа, ограждающего дом от нечисти и помогающего по хозяйству.
Праздники украшают и разнообразят жизнь всех народов. Чередуясь с буднями, они дают правильный баланс течения жизни.
Пхукет подходит
лишние километры
Сквозь сон
Ему весело! А каково нам?
что нам нужно, а что не нужно
С нею дедушка сводил.
Полусгнившая изба
И погнутая труба.
Так вот, собственно, и жили.
В одно солнечное утро подружки-малинки так громко разговаривали и так радовались тому, что на их веточках выросли большие ягодки, что их разговор услышали две сестрички-малышки, увидели на веточках ягодное желто-красное чудо и съели его.
Вот однажды, Макоша пошла прогуляться по парку увидела в кустах сидит рыжий котёнок. Она, как всегда со своей отвагой, ринулась в кусты за котёнком. Котёнок убегает всё дальше, а Макоша за ним. Макоша уже почти его догнала, а он всё дальше в лес. Макоша и оглянуться не успела, как оказалась в глухом лесу.
Студенты литературных, а также других Вузов, работники библиотек, вожатые лагерей и других школьных движений объединились в этом проекте, чтобы доставить детям радость общения, в ситуации когда они должны проводить время в очень ограниченном круге общения.
jaaj club, писательский игровой клуб, сколько платят за статью, тариф, прайс, количество символов, сколько рублей за 1000 символов, вывод средств
FAQ
На чёрном рынке вы можете купить купоны и продать Предметы.
БЕЗ СМС, БЕСПЛАТНО, ЗАХОДИ!
В передаче через века греческих мифов участвовало так много людей, что история, скорее всего, была изменена и дополнена. Примерно так же люди играют в глухой телефон, и детали меняются или скрываются при переходе от человека к человеку.
и так каждый день
человечество через 1000 лет