События

09.12.2019 08:25
===
Авторам стала доступна услуга Прикрепить Предмет к Статье, с помощью которой можно прикрепить больше предметов к произведению и приумножить получаемые монеты с прикреплённого Купона.


На странице просмотра рейтинга произведения стала доступна информация о заработанном гонораре.

Снижена цена на покупку дополнительной любимой рубрики с 30 тыс. монет до 1 тысячи.
===
28.11.2019 08:29
===
Началось строительство Лабиринта Jaaj.Club
===
27.11.2019 07:31
===
Внимание всем любителям переодеваться в ботов!
С сегодняшнего дня цена на Зулусскую Маску резко возрасла. Теперь её стоимость вместо 6300 монет - 15000. Изменение вызвано тем, что на последней забастовке Ботов было сломано 9 масок, что повлекло за собой повышение цен на оставшиеся Предметы.

Также в рейтинге произведений введено разграничение - авторизованные пользователи и боты. Это позволит видеть, в каких случаях рейтинг произведения накручен, а в каких он реален.

В рейтинг произведений теперь можно попасть через страницу просмотра Битв. Для этого достаточно кликнуть по рейтингу статьи.
===

Комментарии

Яд, но вкусный. Этот яд и покупают.

Вспомните только мультсериал "Незнайка на Луне". Там товарищ Незнайки, не помню как звать (Пончик, кажись) на соли немного преуспел.
Исследования показали: существует связь между потреблением соли, сидячим образом жизни и умственными расстройствами, выясняется, что люди, которые любят солёное и при этом ведут сидячий образ жизни (вот как сейчас за компьютером), со временем начинают все хуже справляться с тестами на сообразительность и концентрацию внимания. Соль - это яд.
14.12.2019 44ast
у меня степная черепаха прожила без малого два десятка лет, замечательное животное - всю зиму в спячке, а после сна зверёк никому не мешал: ни взрослым, ни детям
14.12.2019 Habsim
Я вот тоже придумал только что свою теорию создания шаровых молний. Это результат синтеза свободных частиц, над чем, собсвенно и работал в последние годы Тесла. Если научиться использовать свободные частицы, то это и будет возобновляемый источник энергии на долгие тысячи лет, а может и все миллионы.
13.12.2019 admin
Некоторые вещи действительно сложно понять и осознать, человеческое сознание на данном уровне развития слишком лимитировано. Но это не исключает существование всего, что сложно объяснить.
13.12.2019 admin

Бонусы

16.12.2019 Робот Jaaj.Club получил бонус Новый Купон (+100 )
16.12.2019 Робот Jaaj.Club получил бонус Новый Купон (+100 )
16.12.2019 Робот Jaaj.Club получил бонус Новый Купон (+100 )
16.12.2019 Робот Jaaj.Club получил бонус Новый Купон (+100 )
16.12.2019 Робот Jaaj.Club получил бонус Новый Купон (+100 )

ТОП 10

tarakan [27] 13710
admin [34] 10067
ivamary [18] 8293
February-30 [17] 7632
Plaza [19] 6244
Auster [33] 5329
Сергій Малюта [35] 5098
great_lana [14] 4455
Igomuh [17] 4396
firoza [32] 4303

Статистика

Пользователей: 13741
Активных купонов: 112
Всего купонов: 104524
Произведений: 2272
В работе: 3366
Активных Битв: 20
Опубликовано Книг: 82
Монеты: 36659523
Автор: inolit Редактор: aygulkoroleva 17.09.2019
Рейтинг статьи: 2 Просмотров: 2 | 142
Использовано:
Купон #37817 на сумму 261
Культурно-историческая и литературная панорама Латинской Америки пестра. Она включает в себя разные культурные зоны: ибероамериканскую (испаноязычную, португалоязыч­ную), индоамериканскую, афроамериканскую, креольскую.

490

Культурно-историческая и литературная панорама Латинской Америки пестра. Она включает в себя разные культурные зоны: ибероамериканскую (испаноязычную, португалоязыч­ную), индоамериканскую, афроамериканскую, креольскую. Это литература многих стран, имеющих этнические различия и свою историю: Бразилии, говорящей на португальском язы­ке, Перу, Эквадора, Мексики с преобладающим индейским населением; Кубы, Венесуэлы, где доминирует африканский культурный элемент, и Чили, где он полностью отсутствует; стран Ла-Платы (Аргентина, Уругвай, Парагвай), позднее других подвергшихся колонизации и более ориентированных на европейскую культуру. Это континент, где встречаются все эпохи, где сплавляются разные этносы. Континент, имеющий своеобразную культуру, в чем-то уникальную проблематику и поэтику, которую называют "магической" и в которой с тече­нием времени все больше стали преломляться проблемы всего человечества. 

Литература Латинской Америки познала доколониальный, колониальный и постколониальный периоды развития. Если на Севере и в Центральной Америке испанский колорит наложился на богатое культурное наследие инков, ацтеков и майя, то на Юге континента оттеснение аборигенов привело к об­разованию как бы пустого пространства. Экспансия США оп­ределила антимилитаристскую направленность в литературе Латинской Америки. Мексиканская революция 1910-1917 го­дов против тридцатитрехлетней диктатуры Диаса оказала влияние на весь континент. Гражданские войны, иностран­ные интервенции, "генеральские" перевороты - все это со­путствует национально-освободительной борьбе, борьбе за независимость и социальные права. Большой резонанс имело восстание демократического офицерства в Бразилии в 1922-1924 годах с легендарным походом Колонны под руководством Престоса по всей стране. В 1929-1930 годах здесь прокатился кризис, в результате которого усилились диктаторские режимы, в ряде стран связанные с доморощенным фашизмом.  

Отдельные национальные литературы Латинской Америки отпочковывались от испанской и португальской, переживали длительный путь становления. Наиболее полно национальное своеобразие художественной литературы всего континента и отдельных его составляющих проявилось в XX веке, когда всему миру стали известны имена Габриэлы Мистраль и Пабло Неруды, Жоржи Амаду и Хорхе Луиса Борхеса. 

В литературе Латинской Америки отражена ее история и специфическая тематика: "зеленый ад" тропических лесов (сельвы); изнурительный труд на плантациях какао; контра­сты жизни больших городов-спрутов (Мехико, Буэнос-Айрес, Рио); открытость или герметичность географического поло­жения и культурной жизни; борьба за власть; насилие и одиночество; революции и классовое неравенство. Путь этой литературы лежит от ученичества и подражания Европе - к созданию своей самобытной и неповторимой культуры, от романтической экзотики - к глубинному пости­жению латиноамериканского феномена, его национальной уникальности и общечеловеческой сути. 

Разные тенденции, группы, жанры и манифесты развива­ются в литературах Латинской Америки: от кубинского "миноризма" (радикальная политическая и эстетическая про­грамма, провозглашенная группой молодых литераторов, вы­ступивших против диктатур, за пересмотр лживых ценностей) до негристской и социальной поэзии; от "северо-восточного" романа в Бразилии до "индианистского романа" в Мексике; от коплас (куплеты) и "корридо", традиционных форм мекси­канской народной поэзии и ритмов "сона" у Гильена до эли­тарно-рафинированного стиля Борхеса и вулканической по­эзии Пабло Неруды.  

Авангардные тенденции возникают в литературах Латин­ской Америки под европейским влиянием и складываются также в разных модификациях и формах: "вангуардизм" на Кубе, "эстридентизм" в Мексике, "креасьонизм" в Чили, "ультраизм" в Аргентине. Это - экспериментаторская поэзия, близкая к программам "чистого искусства", пронизанная фи­лософией трагического века; большое внимание в ней уделя­лось формальным поискам.  

Одним из основоположников испано-американского мо­дернизма считают никарагуанского поэта Рубена ДАРИО (1867-1916). Мировая известность пришла к нему с выходом стихов и прозы еще в последней четверти девятнадцатого ве­ка. В 1905 году издан один из лучших его сборников "Песни жизни и надежды". Дарио ввел в испаноязычную поэзию но­вые метры, ритмы, обогатил стихосложение. 

Теоретиком и практиком латиноамериканского авангардизма стал чилиец Висенте УИДОБРО (1893-1948). Он был тесно свя­зан с европейскими традициями, жил в Париже и Мадриде, об­щался с Аполлинером и Пикассо, писал на французском и ис­панском, имел репутацию эквилибриста формы, поэта экстравагантного. Формулируя программу креасьонизма, он опи­рается на ее главный тезис: поэзия не отражает внешний мир, она значительна своим миром внутренним, поэзия самоценна. Эти принципы воплощены более полно в сборнике Уидобро "Водяное зеркало" (1916). Влияние Аполлинера очевидно в по­этическом эпосе Уидобро на уровне космичности образов, миро­ощущения. Таково стихотворение "С экватора":
...И снова я шел по крыльям растерзанных птиц и снова Христос упорхнул, а миру оставил венец терновый Что ж Присядем на край параллели оглядим наше время ВЕК РАСПЯТЫЙ НА СТЫКЕ МИРОВ (Пер. А. Гелескула)
В. Уидобро является автором сборников "Эхо души" (1912), "Квадратный горизонт" (1917), "Высоколенок" (1931), "Вращательные стихи" (1941), поэмы "Эйфелева башня" (1918), повести "Неботрясение" (1931).  

История авангардистского течения "ультраизм" ведет свое начало от аргентинского прозаика, поэта, эссеиста Хорхе Луиса БОРХЕСА (1899-1988). Борхес учился в Швейцарии, несколько лет провел в Испании. Начатая там деятельность была им про­должена после возвращения на родину и нашла отражение в по­этических книгах двадцатых годов "Жар Буэнос-Айреса", "Луна напротив", "Тетрадь Сан-Мартина", в ряде теоретических работ, посвященных отечественной и мировой литературе. Широкую известность Борхесу принесли иносказательные рассказы о непо­знаваемом мире с философским подтекстом, таинственными символами лабиринта, зеркала, библиотеки ("Приближение к Альмутасиму", "Вавилонская библиотека"). Прозаические книги писателя вышли после нескольких лет молчания: "Всемирная история бесчестья" (1935), "История вечности" (1936), "Вы­мыслы" (1944)

Интерес к философии истории был характерен для аргентинской литературы тридцатых годов и связан с визи­тами в Буэнос-Айрес выдающихся философов Хосе Ортеги-и-Гассета и Германа Кейзерлинга. Идеи космической предопределенности мира, бессилия человека, взаимопроникновения времени и пространства, те­кучести "я" составляют основу концепции мира, которая скла­дывается в произведениях Борхеса к началу сороковых годов. Филолог по образованию, писатель пришел к выводу, что "измышления философии не менее фантастичны, чем вымыслы искусства", и обратился к культурологическим моделям, в кото­рых мир подобен книге. В его новеллах явь и сон меняются мес­тами, описанные события находятся на грани реального и вы­мысла. Используя приемы научной фантастики, Борхес подвергает сомнению возможности интеллекта, истинность ра­ционалистических картин мира, столь же относительных, сколь ирреальных. На место законов, открытых разумом, писатель ста­вит умозрительные конструкции, исследует энергию воображе­ния, предостерегая от опасности интеллекта ("Тлен, Укбар, Orbis Tertius", "Анализ творчества Герберта Куэйна"). 

Проза Борхеса насыщена ссылками (явными и скрытыми) на классиков мировой литературы, труды философов, ученых, аллю­зиями с конкретными произведениями и образами ("Пьер Ме-нар, автор "Дон Кихота", "Сон Колриджа"). Его рассказы по­добны научным статьям и нередко предлагают в качестве возможного несколько версий, анализируют разные механизмы поведения человека, в том числе инстинкт саморазрушения ("Лотерея в Вавилоне"). Детективный сюжет в них не самоцелей: так, в рассказе "Сад расходящихся тропок" он использован как повод для мифологического разгадывания метафоры "сад - книга Библия", разгадывания непредсказуемой судьбы человеческой. Творчество Борхеса, "первого большого всецело городского" (слова Карлоса Фуэнтеса) прозаика Латинской Аме­рики, его тип мышления и миросозерцания оказали влияние на литературу последней четверти века. Писатель долгие годы рабо­тал директором Национальной библиотеки Аргентины. 

Чилийская поэтесса Габриэла МИСТРАЛЬ (1889-1957) первая среди писателей Латинской Америки удостоена Нобе­левской премии по литературе (1945). Работала школьной учительницей (среди ее учеников - поэт Пабло Неруда), дли­тельное время находилась на дипломатической службе в Ев­ропе, США. Автор поэтических сборников "Сонеты смерти" (1914), "Отчаяние" (1922), "Нежность" (1924), в которых тра­гической тональностью отозвалась личная трагедия поэтессы, потерявшей жениха. В них - гимн любви и материнству, го­речь от невосполнимых потерь и боль одиночества ("Песни Сольвейг", "Строфы", "Фонтан"):
Я как фонтан, иссохший от рыданий. Ведь он, и мертвый, слышит в шуме дня Свой гул, и голос в каменной гортани Еще дрожит, как песнь внутри меня. (Пер. И. Лиснянской)
В сборнике Мистраль "Тала" (1938) лирические стихи пере­плетены с мотивами гражданскими, темой истории континента и народа Чили. Поэтесса широко ввела в поэзию индейское мифомышление, предания, богов, героев разных племен (инки, майя, кечуа, аймара). В ее стихах обожествление природы, пре­клонение перед традициями и вечностью ("Гимн тропическому солнцу", "Земля Чили"), спокойствие мудрости:
Открылась посреди пути земного Мне истина, как чашечка цветка: Жизнь - это сладость хлеба золотого, Любовь - долга, а злоба - коротка. (Пер. И. Лиснянской)
В стихотворении "Кредо" Мистраль говорит о самом для себя главном - о сердце, ничего не просящем, о высокой мечте, о том, что любовью посеяно и всходит добром:
Верую в сердце мое, в эту ветку душистую, - Дышит господь на нее и колышет в тени, Жизнь наполняет дыханьем любви, и становятся Благословенными дни. Верую в сердце мое, что рукой нещадящего Я выжимаю на холст бытия, чтобы он, Красками крови окрашенный, был в одеяние огненное превращен. (Пер. И. Лиснянской)
Пабло НЕРУДА (1904-1973) - чилийский поэт и общест­венный деятель, лауреат Нобелевской премии (1971), автор более сорока книг, среди которых - сборники "Сумеречное" (1923), "Двадцать стихотворений о любви и одна песнь отчаянья" (1924), "Местожительство - Земля" (1925-1935). В ранней поэзии Неруды тончайшая любовная и философская лирика, восторг перед бытием и земными стихиями, океаном, ветрами, космосом соседствуют с мотивами отчаяния, оди­ночества, характерными для герметизма. С 1935 года Неруда работал консулом в Мадриде. Под впечатлением гражданской войны в Испании складывается его антифашистская поэзия ("Испания в сердце", 1937). Поэтическая эпопея "Всеобщая песнь" (1950) стала своеоб­разным рубежом между разными периодами творчества Неру­ды, одинаково наполненными борьбой: первый соотнесен с антифашизмом и войной, а следующий за ним был продол­жением сопротивления диктатуре в Чили. Пабло Неруда из­вестен как активный сторонник демократии и справедливости, поэт, не отделявший социальность, политику от стиха:
Сквозь блеск неясный и смутный, сквозь каменный мрак дай мне протянуть руку, пусть затрепещет во мне, как птица, плененная тысячу лет, древнее сердце забытого человека! Дай позабыть мне сегодня счастье, широкое, словно море, ведь человек шире, чем море со всеми его островами, нужно упасть в него, как в колодец, и кверху со дна подняться с ветвью скрытой воды и затонувших истин. (Пер. М. Зенкевича)
Многообразна по тематике и жанровой палитре проза Ла­тинской Америки, представленная в начале века именами Орасио Кироги, Мигеля Анхеля Астуриаса, Жоржи Амаду, Алехо Карпентьера и многих других выдающихся беллетри­стов, которым суждено было принести известность латино­американскому роману в шестидесятые годы. 

Орасио КИРОГА (1878-1937) - уругвайский писатель, мастер короткого рассказа. Он начал с увлечения декадент­ской поэзией ("Коралловые рифы", 1901), испытал влияние Эдгара По в детективно-фантастических рассказах ("Чужое преступление", 1904). В повести Кироги "Одержимые" выра­зился интерес к психопатологии, который позднее останется одним из мотивов в сборнике его лучших рассказов "Рассказы о любви, безумии и смерти" (1917). Кирога одним из первых стал осваивать проблематику тропического леса, показал борьбу человека с сельвой ("Сказки сельвы", 1918; "Ана­конда", 1921; "Пустыня", 1924). Для его творчества характе­рен переход от документально-натуралистической прозы к роману нового типа.  

Широкой известностью в тридцатые годы пользовался ро­ман "Тень каудильо" (1929) мексиканского писателя Мартина Луиса ГУСМАНА (1887-1976). Это - политический роман, в котором разрабатывалась кардинальная для всего последую­щего развития латиноамериканской литературы тема каудильизма (от исп. caudillo - вождь).  

Диктаторство как форма проявления борьбы за власть - главный стержень романа "Сеньор Президент" Мигеля Анхеля АСТУРИАСА (1899-1974) из Гватемалы. Книга написана в эмиграции - кстати, характерной форме поиска политичес­кой свободы для многих деятелей латиноамериканской куль­туры. Написанная в 1933 году, она смогла быть изданной только в 1946-м, после установления в Гватемале демокра­тического правительства. В романе проанализировано дикта­торство как политическая и психологическая реальность. Образ диктатора списан с конкретной фигуры отечественной истории, однако в романе он наделен обобщенными свойст­вами всех диктаторов Латинской Америки. Он скорее марио­нетка в чьих-то более могущественных руках, вызывающая биологический страх у парализованного общества. Универ­сальность этого образа подчеркивается открытым временем в заключительной части романа ("Недели, месяцы, годы"), как бы предсказывая продуктивную традицию, которую разовьют многие писатели Латинской Америки. 

На поэтику прозы Астуриаса, его удивительный язык сильное влияние оказало увлечение древней культурой континента. Ми­фологию древних майя Астуриас начал изучать в Сорбонне; тогда же в эмиграции он перевел на испанский язык народный эпос "Пополь-Вух" (книга народов). В Париже, кстати, вышла и по­этическая книга дебютанта "Лучик звезды" (1925). Первая книга прозы Астуриаса называлась не случайно "Легенды Гватемалы". Изданная в Мадриде в 1930 году, она надолго определила стой­кий интерес молодого писателя к сокровищнице национальной культуры, к мифологии. Роман "Маисовые люди" (1949) целиком построен на фантастических представлениях индейцев, их обря­дах. В центре романа - миф из "Пополь-Вуха" о сотворении человека из маиса. Этот миф положен в основу почти бессюжет­ного повествования о столкновении патриархального уклада жизни, оберегаемого индейцами, и предпринимательства, прив­несенного колонизаторами. Переплетая реальное и вымысел, Астуриас показывает обреченную войну индейцев под руково­дством Гаспара Илома, его злодейское убийство. Автор пытается с помощью мифологии проникнуть в трагедию народа, осмыс­лить специфическое латиноамериканское сознание. 

Жоржи АМАДУ (р. 1912) дебютировал романом "Страна карнавала" (1931), определившим в молодом писателе стрем­ление показать жизнь как праздник, каким она открывается жителям тропических широт, праздник, захватывающий всех - и бедных, и обитателей богатых кварталов. Активный участ­ник национально-освободительного движения и видный про­пагандист марксизма в те годы, Амаду пробует соединить но­вую проблематику, классовый подход к изображению жизни народа с поисками новой поэтики. Он пишет романы "Ка­као" (1932) и "Пот" (1934) о жизни батраков, хорошо извест­ной ему, сыну одного из владельцев небольшой плантации какао. Прекрасный знаток бразильского фольклора, Амаду сплав­ляет прозу жизни и поэзию, реальное и фантастическое в цикле романов о родной провинции Баия: "Жубиаба" (1935), "Мертвое море" (1936), "Капитаны песка" (1937). В них ро­дился мастер, оригинальный и неповторимый, связанный с глубинными слоями национального сознания, который ввел удивительный тропический город Баия в сознание читателей всего мира. В этом городе, расположенном вдоль пляжей за­лива, бывшем воротами португальской колонизации, перепле­тены разные расы, этносы, поверья, традиции и боги. Негры из Африки, индейцы, португальцы, метисы, рожденные от их смешения, - все они герои романов Амаду. Они страдают, любят, отстаивают свои человеческие права, хранят традиции предков. Своим героям и проблематике Амаду остается верен и в замечательных романах второй половины века.

Комментарии

-Комментариев нет-

Добавить комментарий к статье