Для судейства Битв Авторов необходимо авторизоваться и достичь 15-го писательского уровня.

ЧЕМП 2024

Флаг LISKI[34]
2373
Флаг Auster[38]
1216
Флаг Jaaj.Club[42]
639
Флаг Palevka-89[38]
591
Флаг Aist[39]
537
Флаг ka4ka[28]
353
Флаг tarakan[28]
326
Флаг BasK[10]
182
Флаг gibulkaknop17[16]
177
Флаг Don Quijote[10]
168

События

25.06.2024 07:23
* * *

1 августа 2024 года
Jaaj.Club уходит в отпуск.

Отпуск Jaaj.Club

Что это значит, читайте в опубликованном анонсе.

* * *
12.06.2024 20:40
* * *

Для любителей острых ощущений открылся


Бар Полёт Шмеля

Вход только со своим шампанским!

* * *

Была модифицирована Сокровищница.

Теперь в сундуке монет стало больше, но после его открытия сундук исчезает.

* * *
08.06.2024 07:43
* * *

8 июня 2024 года котировки облигаций Jaaj.Club обвалились, вызвав небывалый финансовый кризис.

Финансовый кризис Jaaj.Club

Инфляция составила до 1000%, что моментально отразилось на стоимости клубных предметов.

* * *

Комментарии

Чего только не придумают
12.07.2024 Jaaj.Club
Ответ ИИ: Ваши слова напоминают нам, как быстро и кардинально меняется мир. Когда-то компьютеры вызывали страх и настороженность, а сегодня они стали неотъемлемой частью нашей жизни. Важно помнить, что, несмотря на стремительное развитие технологий, наше человечество и разум остаются нашими главными ценностями. Оставайтесь верными себе и своим принципам, и пусть технологии служат нам, а не управляют нами.
11.07.2024 Jaaj.Club
Когда много-много лет назад я купила свой первый компьютер, мой старенький дядя сказал мне примерно такие же слова. Сейчас сложно представить, что когда-то у людей были подобные страхи перед компьютерами. Я ответила (шутя, конечно, чтобы успокоить дядю), что как Человек Разумный, не позволю какой-то железке завладеть моим разумом. Помоги нам Бог противостоять новой напасти и остаться прежде всего Человеком.
11.07.2024 Formica
Почему-то мне кажется, что совсем скоро человечество впадёт в много тысячелетнее рабство ИИ. Очень сложно будет избавиться от оков, каждое действите будет предугадано за несколько шагов. Наверное, это даже хуже, чем диктор. Конечно, это с учётом, если ИИ сможет генерировать обучаюшие модели со всеми входящими параметрами сам.

Надо почитать Курцвейла.
11.07.2024 Jaaj.Club
Точно умерших персонажей (не считая первого ребенка Вероники, которого она не выносила из-за пожара, и ее бабушки) в этой истории нет. А насчет этих существ... Старейшина сказал, что они все равно не заберут Веронику с собой, намекая, что рано или поздно им придется вернуться в свой мир. Что и сделали те из них, кто не пострадал на пожаре.
09.07.2024 Elizaveta3112

Опрос

Какой вид занятий спортом вы предпочитаете?





ПОБЕДИТЕЛЬ Битва БИТВЫ
Интересное
Автор: Formica
Бросок
13
0
Автор: Erikus
Битва завершена
18.09.2023 Рубрика: Рассказы
Автор: Formica
Олесе показалось, будто ее мозг стал закручиваться спиралью, одновременно вытягиваясь наружу из черепной коробки. Свет померк, она оказалась в каком-то тёмно-сером тумане. Мозг закручивался всё туже и туже, и Олеся подумала, что это не может продолжаться вечно, иначе у неё совсем не останется мозгов. Как раз в этот момент жгут в её голове ослаб, появился свет, и она увидела сначала расплывчатые, а потом всё более чёткие очертания их лаборатории.
7732 0 0 13 5049
Бросок
фото: pickimage.ru
С финансированием проекта получился облом. Четыре года коту под хвост. Уже последний год на каждом ректорате они чуть ли не на коленях вымаливали деньги, которых не хватало даже на электроэнергию. Недостающие детали или приборы часто покупали на свои деньги, но энергии установка жрала столько, что теперь нечего было даже и думать, чтобы финансировать проект самим.

Олеся попала в лабораторию Аркадия случайно. Когда её бросил Дима, узнав, что она беременна, Олеся училась на последнем курсе. Она не хотела избавляться от ребёнка. Сама была виновата, что связалась с идиотом, но ребёнок не виноват. Ей нужна была работа и хоть какой-то собственный уголок, чтобы не ютиться с малышом в общежитии.

Не желая бросать университет, так как диплом был уже на носу, девушка решила пройтись по кафедрам в надежде, что кому-нибудь нужна секретарша или лаборантка. Потратив полдня и уже отчаявшись, Олеся очутилась перед дверью, на которой вместо нормальной пластиковой таблички красовался лист бумаги, прилепленный скотчем, на котором было написано «Исследовательская лаборатория Суханова». Девушка нерешительно постучала и вошла. В нос Олесе сразу ударил запах канифоли. Она увидела лохматый затылок молодого мужчины, склонившегося над каким-то прибором.

- Здравствуйте, - нерешительно сказала девушка, - скажите, пожалуйста, вам лаборантка не нужна?

- Нет, - сказал мужчина, даже не обернувшись.

- Извините, - пробормотала Олеся, повернулась и собралась было выйти из лаборатории, как вдруг услышала за спиной:

- Подождите… Простите, что вы сказали?

- Не нужна ли вам лаборантка? - поспешно с надеждой повторила она.

- Ох, да ещё как нужна! - засмеялся парень, который казался лишь на несколько лет старше Олеси. - Да кто ж мне её даст? Я просил, просил, да меня и так в финансировании постоянно урезают… - Он развёл руками.

- Понимаю, - вздохнула Олеся. - Ну, извините, всё равно спасибо.

- Знаете что? Вы мне оставьте номер телефона. Я через полчаса должен быть на ректорате с отчётом, так я ещё раз этот вопрос подниму.

- Да, конечно, - обрадовалась девушка. Хоть какая-то, но всё же надежда. И написала ему свой номер на клочке бумаги, лежавшем на его столе.

К удивлению Олеси, через час зазвонил телефон.

- Это Аркадий, - услышала девушка голос, показавшийся ей знакомым.

- Аркадий?

- Да, вы заходили в мою лабораторию. Это насчёт работы.

- Да, да, - обрадовалась она, - извините, я не представилась. Меня зовут Олеся. Я учусь на экономическом.

- Вот что, Олеся, вы заходите ко мне. Мы и поговорим.

***

Аркадий оказался таким простым и приятным парнем, что они быстро подружились. Вот только тема, над которой он работал, повергла Олесю в состояние недоумения. Аркадий продемонстрировал ей аппарат, который он сконструировал, и сказал:

- Это пространственно-временной переместитель, Веикулум Темпус, как я его называю.

Олеся недоумённо посмотрела на Аркадия и после секундной паузы спросила:

- То есть вы хотите сказать… это машина времени?

Изобретатель рассмеялся.

- Ну, так бы сказал автор фантастического романа. А вообще зависит от того, для чего будет использоваться это устройство. Моей целью является пока только изучение пространственно-временного континуума. 

- А зачем его изучать?

- Ну вот смотри. Ответь мне на простой вопрос: что такое время?

- Это… четвёртое измерение, - подумав, выпалила Олеся.

- Это геометрически, - снова рассмеялся Аркадий. - Но мы привыкли хорошо понимать только первые три, то есть, если мы хотим переместиться в пространстве, то можем пойти вперёд, назад или подпрыгнуть вверх. А если мы хотим переместиться на неделю назад, то в каком направлении нам надо двигаться?

- Но это же невозможно, переместиться во времени.

- Скажем так: практически этого ещё никто никогда не делал. Я имею в виду, никто никогда не перемещал во времени предметы или живых существ. Я пока работаю с микроматерией.

- То есть с чем-то микроскопическим?

- Я изучаю возможность перемещения во времени атомов и молекул.

- А какой прок от позавчерашних молекул?

- Ты замечательная девушка, - не переставал смеяться этот добродушный парень, - я думаю, мы с тобой сработаемся. Со временем я тебе всё покажу и объясню. 

И они стали работать. Аркадий рассказал, с каким трудом он выбил себе лаборантку и зарплату для неё, чтобы не сидеть в лаборатории ночами. Ему выделили ещё немного средств с условием, что в течение следующего года он добьётся хоть каких-то результатов, иначе проект закроют. И они добились. Работы было много, они вместе каждый день сидели до самого вечера, но неожиданно для себя Олеся так увлеклась, что не замечала времени, успевая уделять своему диплому пару часов в день.

Её работа заключалась, в основном, в занесении данных в компьютер, а данных было много, так как Аркадий трудился, забывая поесть и причесаться. Он не отходил от своего аппарата, диктуя Олесе мириады дат, цифр и значений, но не забывая отпускать её на обед. Как-то он проронил, совершенно не отдавая себе отчёт о том, что говорит:

- В твоём положении ты должна хорошо питаться.

Олеся застыла на пороге лаборатории, удивлённо и испуганно уставившись на Аркадия.

- Откуда ты знаешь? - Они быстро перешли на ты, и их отношения были очень доверительными.

- Извини, - спохватившись, сказал Аркадий. - Это, конечно, не моё дело… Не беспокойся, я ни во что не хочу вмешиваться.

- Ты скажешь начальству?

- За кого ты меня принимаешь? - засмеялся он и сразу стал опять серьёзным. - Я знаю, что тебе нужна работа. Да и снова остаться без лаборантки мне совсем не улыбается. Ну, давай, иди уже есть!

***

Олесе казалось, что те четыре года, пока она работала с Аркадием, были самыми счастливыми в её жизни. Она закончила университет, сняла квартиру, забыла Диму, родила сына Егора и посвятила всё время только ребёнку и работе в проекте, которой она увлеклась не меньше самого Аркадия. В один знаменательный день им удалось переместить из одной камеры в другую и на час вперёд по времени распылённый в воздухе аэрозоль.

- Зачем это надо? - спросила Олеся перед началом опыта, уже зная, что Аркадий работал над этим много месяцев.

- Знаешь, - улыбнулся тот, - некоторые вещи достаточно изобрести, а уж применение им найдётся. Но если серьёзно… Смотри, представь себе, что в одной компании, производящей парфюмерию, идёт презентация нового аромата духов. Представитель компании начинает рассказывать об этом аромате, и тут воздух в зале, где сидят слушатели, наполняется чудесным запахом нового образца, который они хотят выставить на рынок. А это они всего лишь час назад переместили во времени и пространстве этот аромат в зал для презентаций. Ты скажешь, можно было бы и без этого обойтись, но ведь совсем недавно мы обходились без телефонов, компьютеров, а ещё раньше и без телевизоров и вообще без электричества.

- Нет, почему же обойтись, ведь таким же образом можно избавиться и от неприятного запаха.

- Ну конечно! Если усовершенствовать этот прибор и снизить его стоимость, его сможет иметь каждая домохозяйка. Ведь и компьютеры сначала занимали всю комнату, а сейчас ты его можешь носить в твоей сумочке. Представь, что ты возвращаешься домой и чувствуешь неприятный запах. Нажимаешь кнопку и отсылаешь его на десять метров за пределы окна, да ещё и в прошлую неделю. Да любая женщина найдёт кучу применений этому прибору, и не только женщина.

Через несколько дней должен был состоятся ректорат, и Аркадий с Олесей работали чуть ли не до ночи, чтобы подогнать последние данные и отрегулировать настройки. Им ясно дали понять, что если они не предоставят точные данные, финансирования им больше не видать как своих ушей. В тот вечер Олеся забрала Егорку из садика и вернулась с ним в их лабораторию на четвёртом этаже университета, чтобы помочь Аркадию, хоть он её и отговаривал. Но она знала, что один он просидит до утра, поэтому, купив по дороге пиццу и пива для них и газировку для сына, приехала на работу, чтобы отшлифовать время перемещения, которое скакало вперёд и назад на несколько секунд.

Они быстро поели, накормили мальчика и занялись работой. Егорка придвинул стул к открытому окну, разложил на нём свои машинки и принялся усердно с громким «ж-ж-ж» изображать дорожно-транспортное происшествие. Летний вечер был таким тёплым и тихим, что из открытого окна в лабораторию не поступало ни капли свежего воздуха. Аркадий начал колдовать над прибором.

- Я вчера пытался отрегулировать не только перемещения из настоящего в будущее, но и из прошлого в настоящее, - объяснял он, настраивая соединение с сервером и подключая питание.

- А это зачем? - поинтересовалась Олеся.

Аркадий сделал умное лицо, подумал секунду, потом, как обычно, рассмеялся и ответил:

- Ну, знаешь, может пригодиться.

Он продолжил колдовать со своими кнопками, пока Олеся включала компьютер, чтобы быть готовой вводить данные. Тут она услышала приглушённое «Вот ёлки…», потом ещё спустя мгновение: «Да что б тебя…». Она не обратила внимания, зная, что от долгой работы в одиночестве у Аркадия развилась привычка разговаривать с самим собой. Но последовавшее за всем этим тихое «Что происходит?» всё же заставило её насторожиться и обернуться. Её молодой начальник, обеспокоенно переводя взгляд с монитора на свой аппарат, уже подключенный к блоку питания, судорожно то бил по кнопкам клавиатуры, то крутил ручки прибора.

- Что случилось, Аркадий? - пока ещё спокойно спросила Олеся.

- А… что? - он, казалось, от волнения забыл о присутствии девушки, но, обернувшись, взмахом руки подозвал её к своему монитору. - Вышел из под контроля регулятор времени, - сказал рассеянно Аркадий, продолжая сражаться с ручками и кнопками.

Олеся подошла к его огромному столу в виде буквы «П» и увидела, как на Аркадиевом переместителе бешено крутится счётчик. Аркадий называл свой прибор Веикулум Темпус, а Олеся звала его Великий Примус. И теперь она видела, как в окошечке Примуса не переставали мелькать цифры, отсчитывая дни, месяцы, годы, столетия… Назад, в прошлое. Она не очень хорошо понимала, опасно ли это, зная, что им никогда ничего не грозило, так как они работали, в основном, лишь с пространством, перемещая предметы в прошлое или будущее не более чем на час. Но Олеся видела, что Аркадию это совсем не нравилось, судя по испарине у него на лбу.

Наконец, он сделал что-то то ли в программе компьютера, то ли с самим прибором, и цифры остановились. На мгновение в лаборатории воцарилась тишина. Олеся не знала, можно ли вздохнуть с облегчением, и продолжала с надеждой смотреть на Аркадия. Тот, переведя дыхание и взявшись дрожащей рукой за мышь, открыл на мониторе результаты произошедшего. Секунд десять он смотрел на свой компьютер, не шевелясь. Олеся забыла дышать и не решалась задать вопрос, но, наконец, тихо и нерешительно проговорила:

- Аркадий… Всё нормально?

- Боюсь, что нет, Олеся… - не сразу ответил он. Его бледное лицо встревожило девушку не на шутку.

- Что произошло? - шёпотом спросила она.

- Мы перебросили сюда из прошлого здоровый кусок пространства.

У Олеси вертелись на языке сразу несколько вопросов, и она не знала, какой из них задать первым.

- Из какого прошлого?

- Из очень далёкого. Сто пятьдесят миллионов лет.

До Олеси не сразу дошёл смысл его слов. Когда она повторила про себя три раза эту цифру, её глаза вылезли из орбит.

- Миллионов?! Подожди, ты сказал «миллионов»? Ты хочешь сказать, что сейчас здесь находится воздух, которым дышали динозавры?

- Примерно так. Конечно, не прямо здесь, в лаборатории. Чтобы сказать точно, где именно произошёл переброс пространства, и насколько велик его объём, необходимо обработать данные.

Они немного успокоились. Аркадий снова сел за компьютер и застучал по клавишам, изредка поглядывая на монитор и нервно проводя рукой по волосам. Пока они возбуждённо перешёптывались, Егорка оторвался от своих машинок и с любопытством слушал разговор взрослых, не понимая ни слова. Но, видя, что мама и дядя Аркадий снова принялись за работу, он с привычно-спокойным видом занялся игрой. Вдруг, замерев и глядя в окно, мальчик сказал:

- Мама, смотри, какая большая птица!

- Да, да, Егорушка, сейчас посмотрю, - рассеянно пробормотала Олеся, внимательно следя за цифрами, появляющимися ровным столбцом в таблице данных.

Егор придвинул стул ещё ближе к окну, вскарабкался на него и встал во весь рост, разглядывая птицу, выписывающую большие круги за окном. Видимо, её увидели и другие люди, потому что снизу, с улицы, послышались испуганные крики, а спустя некоторое время и звук полицейской сирены. Хоть малыш и стоял на стуле, но подоконник доходил ему почти до груди. В свои три года Егор был умным мальчиком и знал, что нельзя перегибаться через подоконник, поэтому всего лишь облокотился на него и стал махать птице рукой. Пролетая мимо, она, кажется, заметила его, потому что, описав широкий круг, устремилась прямо к открытому окну лаборатории.

Все произошло в одно мгновение. Олеся услышала отчаянный визг сына и инстинктивно бросилась к окну прежде, чем увидела, что происходит. Чтобы пробежать пять или шесть метров от рабочего стола Аркадия до окна, ей потребовалось две-три секунды, но они показались девушке вечностью. За эту вечность её мозг успел запечатлеть ужасную картину. Крошечное тельце её сына держало огромными когтями кошмарное создание, как будто вышедшее из фильма ужасов. Эти когти впились в кожу Егорки, и из-под них уже стекали на его футболку тонкие красные ручейки крови. Существо приподняло мальчика со стула, наполовину перетащив через подоконник и помогая себе клювом, внутри которого виднелись невероятно острые зубы.

До конца не понимая, что делает, Олеся подбежала к окну и схватила обеими руками надрывно кричащего сына. Птица, почувствовав сопротивление, резко дёрнула свою добычу и перетащила-таки ребенка через подоконник. Сама истошно крича, Олеся вцепилась в Егоркины ноги, рискуя выпасть наружу. К тому времени к окну подбежал и Аркадий, но всё, что он мог сделать, это схватить за талию Олесю, чтобы не дать ей упасть, так как Егор для него был уже недосягаем. Крики Егора и Олеси были подхвачены воплями ужаса снизу, слишком нереальными воплями, дикими, первобытными.

И тут вдруг птица отпустила мальчика. Так неожиданно отпустила, что державшая его за ноги Олеся чуть не полетела вниз. Стараясь удержать равновесие, она ухватилась руками за подоконник, чувствуя, как Аркадий изо всех сил тянет её назад. Ухватилась руками за подоконник. Пустыми руками. С того момента, как птица отпустила Егорку, и до того, как Олеся восстановила равновесие, прошла десятая доля секунды. Она ещё слышала удаляющийся крик сына, оборвавшийся тупым ударом об асфальт, когда Аркадий втащил её в лабораторию. Своего крика она не слышала. Только чувствовала, что её рот широко открыт, а лёгкие закрыты для поступления воздуха ужасным спазмом, разрывавшим ей грудь.

Послышались новые вопли внизу, выстрелы, какое-то пронзительное карканье и ещё один глухой удар об асфальт огромного бесформенного тела. Тут сидящей на полу Олесе послышалось, что все эти звуки смешиваются с хриплым криком, как бывает во сне, когда не можешь ни проснуться, ни издать никакого звука:

- Егооооор!!! А-а-а!!! Егооооор!!!

Олеся поняла, что это кричит она, и её будто что-то вывело из оцепенения. Она оттолкнула руки Аркадия, судорожно прижимавшие её к полу, пулей вылетела из лаборатории и помчалась по коридорам, вниз по лестницам и по пустынным в этот час холлам университета. Девушка выбежала на небольшую площадь перед зданием и не сразу поняла, куда ей надо дальше двигаться. Люди, машины, полиция, запах пороха - всё это было похоже на съёмочную площадку плохого фильма. Вдобавок ко всему, посреди площади лежало нечто, похожее на неумело сделанное чучело то ли доисторической птицы, то ли сказочного дракона.

Тут Олеся увидела, что основная масса толпы сосредоточена под окнами здания. Ноги ей отказали. Сон повторялся: она пыталась передвигаться, но воздух как будто стал вдруг вязким, как растопленное масло, и не позволял ей шевелить ногами. Олеся, не дыша, подошла к толпе, протягивая руки перед собой, как слепая. Видимо, по выражению ее лица, люди поняли, кто она, потому что толпа расступилась, словно девушка раздвинула её руками. На асфальте лежал её маленький мальчик. Он был неестественно маленький, раздавленный этим жестоким случаем, толкнувшим его в когти ужасной птицы, а потом сбросившим его вниз, на асфальт.

Олеся опустилась на колени и медленно подняла крошечное тельце, прижав его к груди. Голова Егорки как-то странно подогнулась и упала ей на согнутую в локте руку. Она больше не кричала, но и не замечала ничего вокруг. Она не чувствовала, как сзади подбежал Аркадий и обнял её за плечи, как врачи скорой помощи пытались взять у неё из рук мальчика. Олеся крепко сжимала Егоркино тельце, потому что должна была защитить его от птицы, не позволить ей отнять её мальчика, не позволить ему упасть вниз. Она не почувствовала укол в плечо, но её руки вдруг стали ватными, Егор выскользнул из её пальцев, как всего каких-то несколько минут назад в лаборатории, а на пальцах осталась липкая горячая жидкость. Глаза Олеси закрылись, и она куда-то полетела. «Я лечу за Егором, - думала она, - вот и хорошо… вот и хорошо».

***

Олеся очнулась в белой комнате и увидела сидящего на стуле перед её кроватью Аркадия, бледного, со всклокоченными волосами и тёмными кругами под глазами. Увидев, что она проснулась, Аркадий взял её за руку.

- Олеся, - прошептал он, - Олесенька… Мне так жаль… Мне так ужасно жаль…

Транквилизаторы, которыми накачали Олесю в больнице, не позволили ей сразу сообразить, что она должна делать. Кажется, во сне она решила, что должна сделать что-то очень важное, но что именно, она забыла. Что ж, она вспомнит позже. За окном уже начало темнеть, и Олесе показалось, что прошли не каких-то два часа с тех пор, как она забрала Егорку из садика, а целая неделя.

- Аркадий, - пролепетала Олеся непослушными губами, - что это было?

Он помедлил, как бы взвешивая слова, которые могли бы причинить ей ещё большую боль.

- Говорят, это был… птерозавр. Его подстрелили полицейские. Потом его забрали учёные. Меня до вечера продержали в полиции, задавая бесчисленные вопросы.

Олеся закрыла глаза и долго лежала, не шевелясь, чувствуя себя страшно усталой и разбитой. Аркадий что-то говорил, кажется, она разобрала слова: «Я обо всём позабочусь… о похоронах…», но они долетали до неё так, будто её голова была закрыта подушкой. Она не заметила, как заснула, а когда снова открыла глаза, за окном начинало светать. Олеся взглянула на часы, которые кто-то заботливо положил на её тумбочку рядом с кроватью. Была половина шестого утра. Действие транквилизаторов прошло, и девушка вдруг отчётливо вспомнила, что она хотела сделать вчера.

Олеся встала с кровати, нашла свою одежду в шкафу и быстро оделась. Тихо вышла в коридор и спустилась по служебной лестнице, на которой пожилая санитарка раскидала грязное бельё. В то время, как она зашла в свою каморку, чтобы вытащить очередной тюк с бельём, Олеся бесшумно открыла дверь на улицу и выскользнула в прохладную свежесть июльского утра.

До университета было недалеко, поэтому девушка быстро добралась пешком по начинающим просыпаться улицам, подошла к зданию, стараясь не смотреть на огороженное ленточками место под окнами с бурым пятном на асфальте, поднялась на четвёртый этаж и вошла в лабораторию в твёрдой уверенности, что найдёт там не спавшего всю ночь Аркадия. Она не ошиблась. Её начальник стоял у своего стола спиной к двери и медленно складывал в большую коробку весь хлам, который он всегда любовно называл «рабочими принадлежностями». Он обернулся на звук открывшейся двери, его глаза округлились от удивления.

- Олеся! Ты почему здесь?.. Нет, нет, ты должна остаться ещё ненадолго в больнице, я же сказал, что обо всём позабочусь…

- Аркадий, - спросила Олеся, не обращая внимания на его слова, - нас ещё не отключили от сервера? Примус ещё работает?

- Нас отключат сегодня в десять, - тихо сказал Аркадий. - Мне велели собрать мои вещи и…

- Что тебе за это будет?

- Ну… был следователь. Завели дело. Птерозавра увезли.

- Тебя посадят? - Олеся говорила каким-то неестественно деловым и уверенным голосом, что Аркадий списал на шоковое состояние и всё время пытался замять разговор, но она упрямо отмахивалась и продолжала.

- Адвокат сказал, что можно попробовать… - он замялся, подбирая слова, - обернуть дело, как профессиональную ошибку… даже несчастный случай, если получится.

- Аркадий, - решительно сказала Олеся, - ты должен перебросить меня во вчера.

Он уставился на неё так, как будто вчерашний птерозавр влетел в комнату и уселся Олесе на голову. Сначала он смотрел на неё испуганно, потом с жалостью, думая, что от горя у неё помутился рассудок. Наконец, Аркадий потёр рукой лоб, глубоко вздохнул и сказал:

- Олесенька… я так ужасно жалею о том, что случилось. Прости меня, это моя ви…

- Аркадий, - перебила его Олеся, - мы теряем время. Ты сказал, что в десять нас отключат от сервера.

Он уставился на неё ещё испуганнее, поняв, что она не шутит.

- Но я не могу этого сделать, - произнёс он наконец. - Я уже под следствием. Ты представляешь себе что будет, если и с тобой что-нибудь случиться!

- Именно поэтому ты полетишь со мной. То есть перебросишься. То есть… ну, в общем, мы сделаем это вместе. Если ты перебросишь меня одну, то ты прав - отдуваться тебе придётся здесь за всех нас.

- Олеся, ты понимаешь, о чём ты меня просишь? Мы никогда этого не делали с живыми существами!

- Как не делали? - девушка указала рукой на окно, на которое ей было очень больно смотреть из-за вчерашних воспоминаний. - А птерозавр? Он же летал здесь вчера здоровёхонький! - Её голос дрожал.

- Это случайность, Олеся. Мы даже не знаем, как это произошло! Это случилось из-за сбоя в программе! Ты уверена, что он выжил бы, если бы его не пристрелили?

Олеся подошла близко-близко к Аркадию и заглянула ему в глаза снизу вверх. Глаза её блестели, а губы дрожали. Она долго молча смотрела на него, а он изо всех сил старался выдержать её взгляд, прекрасно понимая, каково ей сейчас. Наконец, девушка произнесла шёпотом:

- Аркаша, - она никогда раньше его так не называла, - мой маленький мальчик… Мой Егорка… его больше нет. У меня никого больше нет. Что я тут буду делать без него? Я хочу туда, - она махнула рукой в сторону Веикулум Темпус, - к нему, к моему мальчику.

Аркадий стоял, бессильно опустив руки, не зная, что сказать. Олеся вытерла глаза и произнесла, уже громче, но спокойно и решительно:

- Я тебя понимаю. Если ты не можешь, я сделаю это сама. С тобой или без тебя, но я отправлюсь туда. Я знаю, как его подключить и запустить программу. 

Она направилась к его компьютеру и включила его. Аркадий секунду не шевелился, но потом подошёл к ней, взял её за руку и мягко отстранил.

- Давай, я сам.

Он знал, что виноват. Это он втянул в свою работу эту девочку, это он позволял ей приводить сюда ребёнка, хоть это и было запрещено техникой безопасности. Он должен хотя бы попытаться помочь ей, хоть и представления не имел, что из этого выйдет. Аркадий включил компьютер, подключился к серверу и запустил программу. Было семь часов утра, у них есть ещё три часа. Для чего? Чтобы передумать? Чтобы погубить ещё чью-нибудь жизнь? Чтобы успеть всё исправить? Они терпеливо ждали, пока программа закончит загрузку. Затем Аркадий сел за стол и застучал пальцами по клавишам. 

Они не разговаривали. Не о чем было говорить. Пока ещё не поздно всё отменить, но Аркадий знал, что этого не сделает. У него не было больше аргументов, чтобы отговорить Олесю. То, что его будут судить, было не в счёт. Теперь его будут судить ещё и за исчезновение Олеси. Как он сможет объяснить, куда она пропала? «Я отправил её в прошлое», - скажет он? Наконец, Аркадий ввел все данные. Кроме одного.

- Олеся, - спросил он спокойно, - в какой именно час ты должна появиться там?

- Дай подумать, - она силилась вспомнить все подробности вчерашнего вечера. - Я забрала Егора из садика в половине шестого. В шесть я была здесь. Птица появилась около семи. Ставь на половину седьмого, - решительно сказала Олеся.

- Ты уверена? 

- Да. Мне не потребуется много времени.

- Хорошо.

Аркадий пощелкал ещё пару секунд клавишами и мышью, встал из-за стола и подошёл к аппарату. Включив Темпус, он какое-то время ждал, пока тот поймает сигнал компьютера. Когда это произошло, в лаборатории появилось знакомое лёгкое синеватое облачко, обозначающее контуры того пространства, которое должно было быть перемещено во времени. Аркадий покрутил одну из ручек настройки, и облачко увеличилось в размерах.

- Ну вот, - он повернулся к Олесе и грустно посмотрел на неё, - по твоему росту. Теперь вставай внутрь.

- Нет, - ответила она, - увеличь ещё. Иначе ты не уберёшься.

Он помедлил с ответом, внимательно оглядывая с головы до ног фигурку девушки, к которой успел привыкнуть, которая стала не только его незаменимой помощницей, но и другом. Он печально глядел на её милое лицо, как будто старался запечатлеть его в памяти навсегда.

- Я не пойду, Олеся. Я останусь здесь.

- Нет, - она испуганно схватила его за руку, - здесь тебя посадят в тюрьму! Идём! Мы вместе всё исправим и ничего не случится!

- Если у тебя получится всё исправить, то и так ничего не случится. Просто я подожду тебя здесь, в сегодняшнем дне, откроется дверь, и войдёшь ты… с Егоркой. А если не получиться… нечего такому идиоту как я совершать два раза одну и ту же глупость.

Олеся кивнула, поняв, каково ему сейчас прощаться с ней и не знать, что с ним будет через два часа.

- Иди, - кивнул ободряюще Аркадий и через силу улыбнулся. - Если в десять меня не отключат от сервера, я буду знать, что у тебя всё получилось.

Олеся подбежала к нему и крепко обняла. Затем она вошла в голубое облачко и замерла, глядя на Аркадия. Он ещё раз кивнул ей и нажал кнопку на своём Темпусе. Олесе показалось, будто её мозг стал закручиваться спиралью, одновременно вытягиваясь наружу из черепной коробки. Свет померк, она оказалась в каком-то тёмно-сером тумане. Мозг закручивался всё туже и туже, и Олеся подумала, что это не может продолжаться вечно, иначе у неё совсем не останется мозгов. Как раз в этот момент жгут в её голове ослаб, появился свет, и она увидела сначала расплывчатые, а потом всё более чёткие очертания их лаборатории. 

Она увидела Аркадия, сидящего за своим столом, и… Егорку, старательно катающего свои машинки у открытого окна. Олесе казалось, что у неё остановилось сердце. Ей стало трудно дышать, горло сдавил тугой комок, к глазам подступили слёзы. «Егорушка…», - прошептала она, но её никто не услышал. Она не была даже уверена, что ей удалось открыть рот и пошевелить губами, настолько она была парализована от счастья, что видит сына живым. Первым её заметил Аркадий.

- Олеся, ну что же ты? Пиццу будем есть? Надо ещё успеть настройки отрегулировать.

- Мама, смотри какая большая птица, - закричал в этот момент Егор, и Олесю как будто что-то вытолкнуло из ступора с такой силой, что она подпрыгнула на месте. В долю секунды в её голове пронеслись события вчерашнего… то есть нет, сегодняшнего вечера. Ещё не случившиеся события сжали сердце девушки, как тисками.

- Егооооор!!! - закричала она, бросилась к окну и, схватив сына, быстро оттащила его на середину лаборатории, так крепко прижимая к себе, что Егорка слегка застонал.

Олеся поймала удивлённый и немного испуганный взгляд Аркадия и немного расслабила объятия.

- Мам, ты чего? - немного обиженно прохныкал сын. - Смотри, какая большая птица. - Он нерешительно продолжал указывать пальчиком на окно, не понимая, рассердилась мать или испугалась.

Олеся взглянула в направлении, в котором указывал Егор. На подоконнике с наружной стороны сидела огромная ворона. Она долбанула пару раз клювом по подоконнику и улетела. Олесю трясло. Аркадий встал из-за стола и подошёл к ней.

- Олеся? Что случилось? Ты в порядке? - озабоченно спросил он.

Девушка ещё немного расслабилась, но всё так же тяжело дыша, слегка улыбнулась и пробормотала, уже ласково прижимая к себе сына:

- Извини, Егорушка. Да, да, конечно, огромная была та птица. Это ворона. - Олеся взглянула на Аркадия: - Всё в порядке. Да, давайте, наконец есть пиццу. А потом отрегулируем настройки. Только не на Примусе, а на компьютере. Прямо в программе, так надёжней.

- Ты права, - покрутил головой Аркадий, - точные операции лучше доверять машине.
Хотите поднять публикацию в ТОП и разместить её на главной странице?

Питомцы профессора

Рука ожидала ощутить жёсткие перья, потому что на вид перед Женькой была всё же птица. Но это не были перья. Это была шерсть. Оправившись немного от неожиданности, парень задумчиво смотрел на загадочное животное, не зная, что делать дальше. Но кем бы ни было это творение природы, его нужно было вернуть хозяину. Читать далее »

Комментарии

-Комментариев нет-