Опрос

Сколько статей или произведений вы обычно читаете за один визит сайта Jaaj.Club?





События

15.02.2021 05:59
Старая пишущая машинка Jaaj.ClubСтарая пишущая машинка Jaaj.ClubСтарая пишущая машинка Jaaj.Club

Набираем в команду копирайтеров и рерайтеров для написания статей в Jaaj.Club. 

Подробнее о тарифах и самой процедуре можно ознакомиться по ссылке.


Старая пишущая машинка Jaaj.ClubСтарая пишущая машинка Jaaj.ClubСтарая пишущая машинка Jaaj.Club
30.12.2020 21:42

Международная Клубная Премия 



Бонусы

24.02.2021 08:18
Auster [35]
получил бонус
+1
24.02.2021 06:15
kiara_2020 [13]
получил бонус
+8000
24.02.2021 06:15
admin [35]
получил бонус
+50000
24.02.2021 06:15
kiara_2020 [13]
получил бонус
+7000
24.02.2021 06:15
kiara_2020 [13]
получил бонус
+1

Комментарии

Это правда, автору 500
22.02.2021 86RW127Vv
Страсти-мордасти за ганорары разгорелись
22.02.2021 86RW127Vv
Исчо надо иметь в наличие мозги и деньжата издателю.
22.02.2021 86RW127Vv
Что-то вы распереживались, уважаемый. Если логиниться под своим аккаунтом, а не создавать кучу мультов, то всё работает и все бонусы начисляются. Ну а все остальные условия - это условия пользовательского соглашения, вы с ними соглашаетесь или нет. Удачи Habsim.
18.02.2021 admin
Вэбмани уже давно нет. Выплаты действуют с Октября 2020 года. Сейчас идёт набор в команду авторов Jaaj.Club. Мест ограничено. Спасибо.
18.02.2021 admin

ТОП 10

Auster [35] 2439
Habsim [16] 653
admin [35] 396
DIVO [23] 176
86RW127Vv [16] 114
Limon [15] 0
sigizmund [0] 0
Томасина [16] 0
Evgeniya [16] 0
Masha [17] 0
21.07.2019 Рубрика: Культура
Автор: inolit Редактор: aygulkoroleva 10.10.2019
Рейтинг статьи: 1 Просмотров: 1 | 497
Использовано:
Купон #188178 на сумму 71
Энтони Троллопа английские критики называют меньшим Теккереем, однако это вряд ли справедливо, так как Троллоп при всей своей симпатии к учителю и другу (именно Теккерей ввел Троллопа в большую литературу, напечатав его романы в «Карнеги мэгэзин») занимает свое достойное место в истории английской литературы.

107

Энтони Троллопа английские критики называют меньшим Теккереем, однако это вряд ли справедливо, так как Троллоп при всей своей симпатии к учителю и другу (именно Теккерей ввел Троллопа в большую литературу, напечатав его романы в «Карнеги мэгэзин») занимает свое достойное место в истории английской литературы.  

Начав свой творческий путь в 50-е годы, Троллоп явился вырази­телем идей своего времени. В своих произведениях он убедительно показал несовершенство романной формы этого периода, чрезвычайно рыхлой, рассчитанной на джентльменскую читательскую аудиторию и необходимость ее коренного улучшения. Подобно многим своим соотечественникам, Троллоп шел в ногу с викторианским веком, критиковал его отдельные недостатки, хотя в целом поддерживал и одобрял. 

Потребовалось не одно десятилетие, прежде чем Троллоп стал писателем. Однако в отличие, скажем, от Стендаля, также начавшего писать в зрелом возрасте, Троллопа в меньшей степени занимает творческая лаборатория художника. Он был рожден веком позитивизма и хорошо понимал, что современный роман должен отражать повсед­невную жизнь, оживленную юмором и подслащенную пафосом. Пи­сатель оказался целиком во власти этого повседневного жизненного материала, и не его вина, что он иногда бывает скучен, монотонен и лишен оригинальности. 

Троллоп признавал, что структура его романов, их композиция неудачны, но он был блестящим импровизатором и создателем живого человеческого характера, воплотившим свои пред­ставления о человеческой природе в своеобразной хронике жизни провинциальной Англии, английском варианте «Человеческой коме­дии». 

Э. Троллоп родился и вырос в семье, достаточно обеспеченной благодаря постоянным усилиям его матери, автора многочисленных романов. Фрэнсис Троллоп (1780—1863) была женщиной неистощи­мой энергии, постоянно ищущей и идущей на авантюры. Начала писать в 50 лет и, работая без устали, создала 40 романов, среди которых «Домашние манеры американцев» (1832), «Париж и парижане» (1835), «Вена и австрийцы» (1838), «Поездка в Италию» (1842). Одно время она увлекалась фермерством. Незадолго до смерти, к своему удивле­нию, увидела первый напечатанный роман своего сына Энтони. 

Эн­тони не был любимым ребенком в семье, и родители не возлагали на него больших надежд. Более того, миссис Троллоп решила, что ему нужно стать австрийским кавалеристом, а затем поступить в почтовое ведомство. Мальчику дали хорошее образование, и он отчасти сумел оправдать надежды матери, а именно — стать чиновником почтового ведомства. С 1841 г. Троллоп занимал престижную должность в Западной Ирландии и ревностно служил делу, введя практические новшества в почтовое обслуживание населения. Щедрый на проявление доброты и любви к людям, Троллоп мучительно переживал полное равнодушие к себе со стороны самых близких ему людей. Позднее в «Автобиографии» он писал: «Я признал всю слабость неутомимой потребности быть любимым, желание нра­виться тем, кто меня окружал. Ни один ребенок, ни один мальчик, ни один подросток, ни один юноша не был настолько обделен симпатией и сердечной теплотой». 

Троллоп был замкнут, сосредоточен в себе, и именно это помогло ему стать настоящим художником. Он долго вынашивал сюжеты своих будущих романов, четко представлял себе своих персонажей, внеш­ность которых полностью соответствовала их внутреннему содержа­нию. Отсюда чрезвычайная убедительность его произведений, о которой писал Генри Джеймс. 

Его яркий непревзойденный талант заключается прежде всего в своеобразном, присущем только ему показе повседневного, обычного. Он ощущал все ежедневное, сиюминутное так, как будто видел это перед глазами, и сумел описать увиденное с грустью, радостью, очарованием, комизмом — так, как принимал его в жизни. Ритм его романов чрезвычайно медленный, но мы постепенно привыкаем к нему, а потом даже убеждаемся в том, что это и есть ритм самой жизни.  

В творчестве Троллопа можно выделить два типа романов, если учитывать их содержание и основную проблематику. К первому относятся «Барсетширские хроники» — серия романов из жизни современной провинциальной Англии. Это романы «Попе­читель» (1855), «Башни Барчестера» (1857), «Доктор Торн» (1858), «Пасторский дом в Фремли» (1861), «Домик в Оллингтоне» (1864), «Последняя хроника Барсета» (1866—1867)

Ко второму типу принад­лежат 6 романов из парламентской жизни: «Можете ли вы простить ей?» (1864), «Финеас Финн» (1869), «Бриллианты Юстесов» (1873), «Финеас возвратившийся» (1873—1874), «Премьер-министр» (1875—1876). 

Подобная классификация помогает концентрировать внимание читателя на основных проблемах, составляющих суть, характер произ­ведения. Следует отметить, что черты, присущие политическим рома­нам, характерны и для «барсетширской серии», поскольку в них идет речь о борьбе за власть, высокие должности. 

Действие романов «барсетширской серии» в большинстве своем развивается в вымышленном западном графстве Барсет со столицей Барчестер, о котором писатель вспоминает: «Я все имел в своей голове — его дороги и тропинки, его города и приходы, членов парламента и даже различные охоты, проходившие в окрестностях. Я знал всех его знатных лордов и их замки, сквайров и их парки, ректоров и их церкви. Ни в одной истории не было названия, данного вымышленному месту, которое я не стал бы делать, как если бы я жил или бродил там...» 

Барсетширская серия романов связана сквозным персонажем, и он придерживался этого приема в политической серии или «пэлизеровских романах». Троллоп был необыкновенно плодовит, создав за 20 лет творческой деятельности 47 романов, несколько книг о путешествиях, биографий. 

Ключевым романом первого типа, своеобразным вступлением к барсетширской серии служит роман «Попечитель». Перед читателем предстает жизнь одного графства, тесно связанная с англиканской церковью, важнейшим оплотом викторианской морали и социальной стабильности. Главный герой романа — архидиакон Грантли — меч­тает о епископской митре. Даже у смертного одра своего отца-епископа он не забывает о своих честолюбивых намерениях. Борьба мирского и духовного начал в душе Грантли составляет внутренний драматизм повествования. Положительный герой романа — священник Гардинг. Для него моральное право оказывается выше мирских суетных дел, и он добровольно отказывается от должности попечителя богадельни. Миссис Прауди, жена епископа, властолюбива, а епископский капеллан Слоун не гнушается никакими средствами, чтобы сделать карьеру. Это наиболее яркие и запоминающиеся образы Троллопа, создающие определенную реалистическую среду, не менее убедитель­ную, чем в «Ярмарке тщеславия». Троллоп знает о своих героях все и щедро делится своими знаниями с читателем.  

Совершенно очевидны в романе традиции Г. Филдинга и Д. Остен. С Филдингом Троллопа связывает мастерство создания характера, основанного на непримиримом противоречии кажущегося и истинно­го, мнимого и правдивого. У Д. Остен писатель заимствует тонкую наблюдательность, рож­денную терпеливым и вдумчивым отношением к человеку, умением видеть все стороны его натуры.  

Политическими, или пэлизеровскими, романы названы потому, что фоном действия служит в них парламентская жизнь в Великобри­тании (за исключением «Бриллиантов Юстесов»). Кроме того, их объединяет история семьи герцогов Омниумов. Каждое произведение можно воспринимать как законченный роман, содержащий огромное количество главных и второстепенных персонажей. «Я рассматриваю эту галерею образов, — писал Троллоп в «Автобиографии», — как лучшее создание своей жизни».  

Барсетширские романы пользовались большим успехом у публики, потому что они просто, живо написаны. Они также более оптимистич­ны по характеру, ибо создавались в то время, когда Троллоп верил в необходимость реформ, разумных и естественных в условиях виктори­анской Англии. 

Во второй половине 60-х годов, когда Троллоп начал писать и первые романы пэлизеровской серии, он разделял другие, более пессимистические убеждения. Социальные реформы и техниче­ский прогресс, как ни желанны они были, во многом оказались разрушительными и несвоевременными; более того, они часто прово­дились людьми бесчестными и иногда в корыстных и пагубных для общественного блага целях. Такие мрачные темы и материал, используемый Троллопом для их иллюстрации, были слишком далеки от «чистой» комедии и безбедного, хотя и однообразного существования в Барсетшире и менее привлека­тельны для читателя. Но вместе с тем совершенно очевидно, что поздние романы Троллопа гораздо тверже отстаивают высокие мораль­ные принципы, чем его предыдущие произведения. 

Последний роман этой серии — «Дети герцога» начинается сценой смерти герцогини Омниум. Ее муж, герцог Плантагенет, — наиболее яркий персонаж всей политической серии. Он целиком посвятил себя политике. Незадолго до кончины жены удалившись с поста премьер­министра, он остается пэром в палате лордов. Впервые в своей жизни герцог вплотную сталкивается со своими взрослыми детьми, которые были целиком на попечении супруги, и с удивлением замечает, что они ведут себя не так, как подобает детям герцога. Старшему сыну, лорду Силвербриджу, приходится прервать курс обучения в Оксфорде из-за опасности скандальной огласки его неблаговидного поведения, а дочь леди Мэри влюбилась в человека не их круга Фрэнсиса Тригера, младшего сына корнуэллского дворянина. Герцог разочаровывается в своих детях, Считая их посредственностями. Что можно ждать от лорда Силвербриджа, если его политические убеждения (он консерватор) в корне расходятся с традиционным семейным либерализмом, если он собирается жениться на американке. 

Типично нравоописательный роман Троллоп заселил великолепно выписанными фигурами (миссис Финн, леди Мейбл Грелс и др.), которые чувствуют себя в романе так же легко и непосредственно, как и в реальной жизни. Картежная игра, скачки, клубы, светские приемы не просто являются фоном повество­вания, рисуя быт привилегированных сословий, но и помогают автору создать коллективный портрет английской правящей элиты. Однако Троллоп — искусный импровизатор и увлекательный рас­сказчик, заранее составивший план рассказа и держащий в памяти всех действующих лиц. Иногда он выступает в роли светского репортера, хроникера, повествующего о событиях в жизни уже хорошо известных нам по другим книгам серии действующих лиц. Некоторые из них напоминают нам теккереевских героев. Например, майор Тифто — майора Тафто (у Теккерея), Изабел Бонкассен — Бекки Шарп. 

«Бриллианты Юстесов» — третий роман серии, где равно одина­ковое место занимают политика и таинственная история с исчезнове­нием фамильных бриллиантов. Богатая вдова баронета Флориана Юстеса Лиззи утверждает, что бриллианты были подарены ей ее мужем в знак любви и верности. Друзья и адвокаты убеждены, что она владеет ими незаконно, так как это фамильные драгоценности, которые по английским законам не являются личной собственностью ни одного из супругов. Ее новый жених лорд Фавн настаивает на том, чтобы она их вернула. Лиззи уезжает в шотландское поместье мужа и увозит с собой в шкатулке все драгоценности, которые в дороге вдруг таинст­венно исчезают. 

Роман великолепно построен. Здесь много побочных сюжетных линий, удачно вписывающихся в общую повествовательную канву произведения. Отдавая должное мастерству Уилки Коллинза в исполь­зовании аналогичного сюжета с пропавшим лунным камнем, Троллоп создает свой вариант почти детективного сюжета. Лиззи Грейсток несомненно близка героине Теккерея Бекки Шарп. Она умна, обая­тельна, энергична, отважна и даже авантюристична. Хотя Лиззи имеет многочисленных респектабельных родственников, она, как и Бекки, самостоятельна и не ждет ни от кого помощи. «Она очень умна» — вот однозначная характеристика, которую дают ей как ее друзья, так и недоброжелатели. Пожалуй, именно в этом романе Троллоп отступил от своего обычного правила изображать характеры без господствующей страсти, без доминирующей в них черты. И все-таки Лиззи от этого не проиграла. Она показана во взаимоотношениях с друзьями, любовником, родственниками, людьми разного социального положения. Везде она притягивает к себе как магнит, все берет под контроль любую, даже самую опасную и чреватую неприятными для нее последствиями ситуацию. 

Достойным партнером в ее великосветской интриге выступает Фрэнк Грейсток, адвокат по образованию, совершенно самостоятельно сделавший блестящую карь­еру, ибо отец предложил ему в свое время выбрать духовный сан. В 30 лет Фрэнк — депутат парламента. 

В политических романах при вос­создании жизни правящих кругов Великобритании Троллоп использует скорее иронию, чем сатиру. Ревностный хранитель фамильной чести лорд Фавн, высокомерная леди Омниум, чиновники разных рангов нарисованы Троллопом со всеми их достоинствами и недостатками. Смешные стороны характеров некоторых персонажей (например, мис­сис Гестлер) лишь подчеркивают их правдоподобие. 

Маленький про­винциальный мирок Барсетшира представлен иначе. Здесь все менее значительно, менее масштабно, но страсти и борьба за карьеру и доходные места, неторопливый повседневный быт обывателей задают другой ритм повествованию.  

В романах Троллопа отдельные портретные зарисовки, составляю­щие целые главы, чередуются с картинами жизни и авторской оценкой поступков героев. Например, главы в романе «Бриллианты Юстесов» имеют такие названия: «Неправильное поведение Люси Моррис», «Сэр Гриффин пользуется нечестным приемом». 

Драматизация романа во второй половине XIX в. проходила после­довательно и различными способами. Иногда у Троллопа главам предшествуют ремарки, настраивающие героев и зрителей на опреде­ленную игру. Характер игры задан начальными эпизодами. Например, в главе «Вы не сердитесь?» настроение мрачного раздумья, царящее среди участников увеселительной прогулки, контрастирует с веселыми и жизнеутверждающими мыслями Лиззи, которая ощущает свое пре­восходство над всеми дамами, так как она хорошая наездница и умная собеседница. 

Роман Троллопа «Дети герцога», как и «Бриллианты Юстесов», напоминает драматическое произведение. Он состоит из огромного количества сцен-эпизодов, в которых есть определенные центры, притягивающие к себе других персонажей. Но писатель вводит в роман также и внесценических героев, которые играют не менее важную роль, чем те, которые все время находятся на авансцене. Эти второстепенные герои также выполняют сюжетообразующую функцию, концентрируя внимание читателя на главных героях, моти­вах, сценах. Такова, например, леди Омниум в «Детях герцога». Она умирает в самом начале романа, но ее взгляды на жизнь, взаимоотно­шения с детьми и обширным кругом знакомых (Троллоп иронически замечает, что «семья оставалась год за границей, путешествуя с огром­ным количеством тьюторов, служанок, курьеров и иногда друзей») продолжают влиять на развитие сюжета.

Особого внимания заслуживает один из последних романов Троллопа «Как мы живем» (1875), который не входит ни в одну из двух названных выше серий романов. В нем четко, определенно и недвус­мысленно звучат критические интонации автора, когда речь идет о коррупции всей общественной системы. В центре повествования круп­ная фигура финансиста Мельтота, столпа общества, распоряжающегося судьбами многих людей. 

Троллоп относится к числу тех великих викторианцев, которые шли к критике пороков общества через признание его достоинств. Не случайно в его романах менялся центр повествования, в котором находились значительные фигуры, олицетворяющие собой общество. Дворянство уступило место буржуа. Это был уже настолько непре­ложный факт, что даже самые ярые апологеты его должны были поделиться с читателем новыми соображениями по поводу свершив­шихся перемен. Инициатива и успех переходят к тем, кто энергичен, целеустремленно делает карьеру, не считаясь ни с моралью, ни с долгом, ни с традициями.  

Троллоп был одним из тех английских писателей, которые в соответствии с духом времени показали не только и не столько основные, но и второстепенные мотивы поведения своих персонажей. Подобно Флоберу, он развивал тезис о том, что нельзя искать логику в поступках там, где ее нет. Этим самым он способствовал расширению читательского представления о характере героя, личности часто весьма заурядной, но достойной самого высокого по мастерству художествен­ного воплощения.   
 

Комментарии

-Комментариев нет-

Добавить комментарий


Дочь работает в крупной фирме. Все сотрудники у них - молодые, как на подбор. И только одна пожилая - уборщица. И однажды она сама навела её на мысль.
Сначала я отматывал минуты, но ты за своими ежедневными делами этого и не заметил. Когда я начал отматывать часы, ты все равно не увидел и даже не начал сомневаться.
Да, испытания делают человека более практичным, другим. Она стала неузнаваемой. И чем большие тяготы давили, тем сильнее она сопротивлялась, как пружина. Веселья в этом не было, но этот закон касался все сфер жизни.
Маруся рано проснулась, с улыбкой потянулась, вспомнив сон или явь. Альберт прикрыл дверь, кошки сильно скреблись к хозяйке и разбудили.
Возвращаясь в Москву, Словно в боль окунаюсь. Ощущение, словно кого-то теряю Или долго ищу, и найти не могу. Возвращаюсь в Москву.
Осталось тело – вот беда Не мог я видеть солнца свет И бога я молил сто лет Чтоб жизнь мне прошлую вернул Или чтоб я навек уснул.
Озябли руки у мальчонки, – Отдал он варежки девчонке. Смешинка-девочка взяла, – В охапку сердце забрала.
Многие не верили в его предсказания, но со временем они сбывались. Конечно дедушка не говорил прямо, что должно произойти. Предсказания были зашифрованы. Поэтому многие туристы просто не понимают, что дедушка хотел до них донести.
И вот уже впереди замаячил просвет между стволами деревьев. Арина приободрилась. От родной деревни её теперь отделяло лишь одно поле. Но радость её оказалась преждевременной.
Говорят, что в каждом доме есть свой хранитель — домовой. Я, например, с ним ни разу не встречалась. И дома ничего необычного не замечала. Даже мои три кошки всегда вели себя, как подобает обленившимся валенкам: вальяжно, спокойно. Непохоже, чтобы кого-то боялись...
Полёты – на метле ли, на ковре-самолёте, на чём-то другом, или же мечты – всегда были в центре внимания. Всех людей сильно тянет в небо, поэтому на тематике полётов всегда было повёрнуто огромное количество умов.
В представлении большинства старость - это больно, скучно и некрасиво. Если честно, я и сама так думала до последнего времени.
На Руси появление на свет младенца считалось чудом, божественным подарком. Считалось, что в мир живых он приходит из мира мертвых, а значит, его нужно превратить в человека. И младенцев "доделывали" - завернув в пресное тесто и положив на лопату, допекали в теплой печи.
Исследователи никак не могли выяснить виновника столь ужасного нашествия. Ведь им приходилось оперировать лишь описаниями, сделанными европейскими летописцами.
Однажды на своем участке я видела кошку без хвоста - бобтейла. Черная, бархатная шерсть, большие красивые глаза, умница, ласковая. Рядом крутился крошечный котеночек. Вскоре выяснилось, что гостья моя - соседская кошка по имени Лейла.
Многие попугаи неравнодушны к спиртному. Налить они их, конечно, не могут, а вот забродившие фрукты и ягоды будут уминать с удовольствием.
С фотографии на сайте приюта на меня смотрело крохотное существо. Внешне оно напоминало инопланетянина: огромные уши, голубые глаза навыкате, худенькое тельце без шерсти. Подпись гласила: "Корниш-рекс".
Символисты рассматривают образ независимо от действительности, он для них независим, он не должен относиться ни к чему, кроме субъективности его создателя. В поэзии символисты стремились вызвать настроение не с помощью живописных эффектов, как парнасцы, а с помощью ритма и мелодии стихотворения.
Персонажи действительно «живые», даже второстепенные герои не обделены вниманием. У каждого есть маленькая, но своя история. Ты чувствуешь их настроение, и понимаешь почему тот или иной персонаж поступил так или иначе.
Виктор Франкл наиболее выдающийся психолог 20 века, его идеи актуальны, что не скажешь о Зигмунде Фрейде или Карле Юнге. Именно поэтому статья получилось большой с обилием цитат. Такие откровения в книге не пройдут незамеченными, если ее прочитать, но ныне читают мало, поэтому получился краткий пересказ книги. Для меня Виктор Франкл покруче любого супермена.
Эзотерика предполагает передачу знаний только избранным. Не всем доступны тайные знания. Но такой расклад остался в прошлом. Сейчас все люди умеют писать и читать, все имеют доступ к множеству книг и практически любой информации.
И каждый, кто скопировал карту, стал считать себя великим знатоком путешествия, ведь теперь он знал, где какой поворот делает река, где расширяется, а где сужается, где находятся ямы, а где пороги.
Как-то, один суфийский Мастер медитировал. Погружаясь глубоко в безмолвие, вдруг увидел, что стоит у врат Божьих. Не медля, он постучал в дверь. Из-за ворот раздался голос.
Вот что говорят об этом, к примеру, студентам 1 курса на факультете журналистики любого университета мира
Мама критикует меня из-за выбора одежды и мы часто ругаемся в магазине...
Именно знание произведения, понимание задумки автора и течения сюжета помогли Карузо стать не просто величайшим тенором, но лучшим актёром.
Десятого августа 1628 в Стокгольме, столице Швеции, стоял прекрасный летний день. Король Густав II Адольф Васа хотел, чтобы это было самое могущественное судно в мире. Король хотел, чтобы корабль с его родовым именем был несравненным.
После опроса моих подруг и знакомых выяснилось, что у кого- то этот подарок стоит для красоты, а кто-то купил, но так ни разу и не воспользовался. У меня была та же история.
С одной стороны, деньги действительно универсальный презент, ведь именинник получает возможность самостоятельно выбрать себе подарок. С другой, теряется элемент сюрприза, приятной неожиданности.
В квартире собралась большая компания, и многих я видела впервые. Я разнервничалась из-за этого и, чтобы расслабиться, стала налегать на шампанское.
В прошлый Новый год отказался от оливье. В этот год попробую от мандаринок отказаться - надо же выяснить, отчего мне так плохо 1 января.
Что лучше, Мурманск или Мальдивы?
Результаты телефонного социологического опроса, проведенного утром 1 января
Далеко-далеко в дремучем лесу жила красавица - лиса Алиса. У неё была рыжая пушистая шубка, жёлтые хитрые глаза и огромный хвост.
Жила-была Обезьянка. Она была очень непослушной. Однажды она раскидала все свои игрушки. Мама, увидев беспорядок, попросила её собрать их. Но Обезьянка не послушалась и ушла гулять, оставив игрушки на полу.
На одной остановке зашла женщина, а на улице остались её дочь вместе с внучкой. И эта внучка крикнула: "Бабуля, а как же поцеловаться?!".
Сегодня мы подводим итоги писательского блиц турнира, который продолжался чуть больше 10 дней и завершился в канун нового года. Не сложно догадаться, что тематика турнира "Новый Год".
Теперь в конце каждого произведения можно увидеть большой рекламный баннер.
Если мы с вами взглянем на нашу с вами жизнь, то увидим, что в ней неплохо устроились, прежде всего, те люди, которые распоряжаются имеющимися в нашем мире ресурсами, делят и распределяют их, а не добывают и перерабатывают.
Научиться радоваться и научить этому других, я считаю, задача каждого человека. И начинать это делать надо еще тогда, когда человек является ребенком!
Что тут скажешь после Чехова? А он советовал, что как родится младенец, надо взять розги и сечь его, приговаривая: "Не пиши! Не пиши! Не пиши!"