События

07.11.2019 18:54
===
Обновился дизайн основных страниц.
Нажмите
CTRL+F5
для вступления изменений в силу.
===
06.11.2019 20:15
===
Сегодня в 13:45 по Калифорнийскому времени неизвестные в чёрных шапках совершили налёт на лавку "Нужные Вещи" и унесли почти все предметы с прилавков.
Предметы, которые были на руках у пользователей Jaaj.Club не пострадали.
===
23.10.2019 20:22
===
Вышло очередное обновление Jaaj.Club

===

Комментарии

Если не сложно, поделитесь одной из написаных сказок. Может мы их читали с детьми, но не знаем, что это вы.
19.11.2019 admin
Я бы на Луну особо не надеялся. Луна слишком сильно влияет на формирование жизни Земли. Если с ней вдруг что-то произойдёт - сдвиг с орбиты, уменьше массы из-за опять же губительной деятельности человека, то этому же человеку на Земле придёт конец. В первую очередь пострадают чувствительные к гипертонии люди, пожилые, сердечники, а там уже и все остальные.

Новые материалы надо научится добывать из мимо пролетающих комет :)
18.11.2019 admin

Появится угроза, с которой справиться люди самостоятельно не смогут. Потребуется наша помощь.

Возможно ваши запасы и пригодятся.
18.11.2019 admin
очень оптимистичнй прогноз, слава Богу, а я так сильно волновался, что уже начал готовиться - углубил подвал в доме, заготовил запас соли (20 пачек), большой короб спичек, всё напрасно... хотя в хозяйстве добро это не пропадёт
18.11.2019 Клим
Повторять чей-то успех мы не будем. У нас свой путь развития. А что бы зря времени не тратить, то этот процесс должен нравиться человеку. Если ничего не выстрелит, то хоть удовольствие получим от процесса. Новый опыт.

Предугадать выстрелит или нет - невозможно. Книги - это часть современного шоу бизнеса. А здесь много факторов, которые могут кардинально изменить исход событий. Мы можем только попробовать, а если понравится, то ещё раз попробовать. Постоянная практика, тренировка и нарабатывание опыта - это немаловажно.

Насчёт перевода, то здесь мы ничего не теряем. Здесь, на западе, русская культура уже прочно заняла свою нишу. Вот от этой ниши я предлагаю оттолкнуться и попробовать заинтересовать читателя исходя из того, что он знает про Россию и её культуру. А дальше уже по накатаной.
17.11.2019 admin

ТОП 10

boris [28] 23321
Михаил Шнапс [23] 21861
ohudognikah [18] 16786
serega003 [19] 16537
maredi [17] 10533
Demidov [17] 9896
Auster [33] 9663
tarakan [26] 8057
nat1971 [16] 7444
admin [34] 6733

Статистика

Пользователей: 13725
Активных купонов: 99
Всего купонов: 102233
Произведений: 2243
В работе: 3241
Активных Битв: 35
Опубликовано Книг: 81
Монеты: 36659523
Автор: inolit Редактор: aygulkoroleva 07.11.2019
Рейтинг статьи: 2 Просмотров: 2 | 154
Использовано:
Купон #36215 на сумму 400
Натаниел Готорн — новеллист, романист, детский писатель, автор записных книжек, журналист — занимает почетное место среди выдающихся американских писателей эпохи романтизма —B. Ирвинга, Д. Ф. Купера, Э.

304

Натаниел Готорн — новеллист, романист, детский писатель, автор записных книжек, журналист — занимает почетное место среди выдающихся американских писателей эпохи романтизма —B. Ирвинга, Д. Ф. Купера, Э.А. По, Г. Мелвилла

Н. Готорн родился в пуританской семье в г. Сейлеме, штат Массачусетс. Отец будущего писателя, морской капитан, умер в 1808 г., когда мальчику было четыре года. Мать осталась с тремя детьми почти без средств к существованию. Мальчик любил читать, ему нравились рассказы о революции, но он любил также слушать предания и легенды, которые передавались из уст в уста жителями Новой Англии. Готорн рано познакомился с историей и фольклором Новой Англии. С большим интересом он читал произведения Д. Беньяна, В. Шекспира, Э. Спенсера, В. Скотта и по вечерам обычно рассказывал сестрам Элизабет и Луизе о прочитанном за день. Из американских писателей ему особенно нравились произведения Ч.Б. Брауна, Г.У. Лонгфелло, из английских—В. Шекспира, Д. Мильтона, Дж. Аддиссона, В. Годвина, А. Поупа, Д. Свифта, C. Джонсона, Р. Бернса. 

Н. Готорн учился в Боудойнском колледже (1821—1825) вместе с будущим известным поэтом Г.У. Лонгфелло и будущим четырнадцатым президентом США Ф. Пирсом. В 1821 г. в одном из писем матери он рассказал о своем желании стать писателем. Первое его печатное произведение —стихотворение «Океан» было опубликовано в 1825 г. 1825—1837 гг., прожитые в родительском доме в Сейлеме, можно считать годами писательского ученичества. В 1828 г. Готорн анонимно напечатал роман «Фэншо», все экземпляры которого впоследствии уничтожил. В 1830 г. он опубликовал свой первый рассказ «Долина трех холмов» в сейлемской газете. 

Осенью 1837 г. Готорн познакомился с тремя сестрами Пибоди, дом которых был своеобразным литературным салоном. С большим уважением он относился к старшей сестре Элизабет, разносторонне образованной женщине, автору литературных статей. Ей принадлежали книжный магазин и типография, где печатались книги ее друзей и журнал трансценденталистов «Дайел». В 1841 г. Готорн жил и работал в сельскохозяйственной общине Брук Фарм, организованной фурьеристом Д. Рипли и его соратниками. Он вложил в нее тысячу долларов, ухаживал за скотом, работал как фермер. 

Беседы с трансценденталистами на философские и моральные темы многое дали Готорну. В 1842 г. он женился на одной из сестер Пибоди — Софье, ставшей для него верным другом. После смерти писателя вдова и дети опубликовали ряд его произведений, написали воспоминания о нем. Сын Джулиан стал известным писателем, биографом отца. Младшая дочь написала книгу воспоминаний об отце. Готорн жил трудной, необеспеченной жизнью литератора, поэтому он вынужден был пойти на службу инспектором мер и весов, а затем смотрителем сейлемской таможни. Работа инспектором в бостонской таможне (1839 — май 1841), участие в фурьеристской общине Брук Фарм (май — сентябрь 1841), служба смотрителем в сейлемской таможне (1846-1849), консулом США в Ливерпуле (1853—1857), путешествие через Францию в Италию, где он жил весной 1858 г. в Риме и летом во Флоренции, — все это способствовало накоплению необходимого для писателя жизненного опыта, а также помогло семье Готорна избежать экономических трудностей. 

В 1860 г. Готорн возвратился на родину, в Конкорд, и опубликовал роман «Мраморный фавн». В 1861—1862 гг. он начал работать над романтическими романами «Тайна доктора Гримшоу», «Семптимиус Фелтон», «След предка», но не смог их закончить. В 1863 г. писатель опубликовал книгу очерков «Наш старый дом», посвященную Ф. Пирсу, ставшему очень непопулярным, начал работать над романтическим произведением «Роман о Доливере». В 1864 г. вместе с Ф. Пирсом он выехал в Плимут, штат Нью-Гемпшир, чтобы поправить пошатнувшееся здоровье, где и умер в ночь на 19 мая. 

Творчество Н. Готорна было тесно связано с пуританским прошлым Новой Англии, но сам он не был пуританином в общепринятом смысле этого слова и не принял ортодоксальную доктрину пуританства. В пуританах XVII в. он ценил свободолюбие, энергию, патриотизм — все то, что помогло им свергнуть английское иго, а также их строгость в вопросах морали. Готорн понимал, что пуритане, основав в Америке свою общину, сами жестоко преследовали инакомыслящих. Готорн не считал себя профессиональным деятелем демократической партии, но был ее членом. Верность демократическим взглядам Готорн сохранил до конца жизни. Гражданская война 1861—1865 гг. в США стала для Готорна значительным событием. В письмах к друзьям он неоднократно выражал сожаление, что возраст не позволяет ему записаться добровольцем и сражаться на стороне северян. Однако решительные действия аболиционистов вызывали его неодобрение, и он, как обычно, пытался взглянуть на дело с позиций обеих сторон, т.е. с позиций северян и южан. Готорн понимал отрицательные последствия войны и сожалел, что в результате нее погибло так много американцев. 

Готорн не был трансценденталистом, но лично знал многих из них (Эмерсона, Торо, М. Фуллер и др.), изучал их труды, принимал некоторые положения их этики, такие, как стремление к простой трудовой жизни, христианская доброта. Однако, уважая их талант и взгляды, он шел своим путем, во многом не соглашаясь с ними (например, отказался принять тезис Эмерсона о "божественности" человеческого сознания, отверг идею автономии личности). По мнению Готорна, трансценденталисты нарисовали слишком оптимистическую картину развития общества, недооценивали трудности в жизни человека, не признавали необходимость борьбы. Свое критическое отношение к их идеям Готорн выразил, в частности, в рассказе «Железная дорога на небо». В.Л. Паррингтон указывал на отрицательное отношение Готорна к теории трансценденталистов о «доверии к себе»:
«В то время как мыслители Конкордской школы провозглашали, что человек несомненно дитя Божие, Готорн подверг критическому рассмотрению проблему зла в свете накопленного им опыта. Эта притягательная для него проблема была в центре внимания всей его духовной жизни, и в поисках ее разрешения он пытливо заглядывал в сокровенные тайники души».

Н. Готорн считал романтизм высшей формой выражения истины бытия. О своем понимании романтической эстетики он рассказал в очерке «Таможня», предваряющем роман «Алая буква» (1850). В нем с романтических позиций трактуется процесс художественного творчества как переход из реального мира в мир условностей. 

В предисловии к роману «Дом о семи фронтонах» (1851) Готорн проводит различие между романтическим (romance) и бытовым (novel) романами. Готорн-романтик умело сочетал в своих произведениях реальное и фольклорное, иллюзорное и фантастическое начала. Об этом он написал в «Тройной судьбе» («легендарное соединяется с характерами реальной жизни»). В предисловии к третьему изданию сборника «Дважды рассказанные истории» Готорн утверждал: «Каковы бы ни были картины реальной жизни, мы предпочитаем аллегории, хотя они и не всегда искусно одеты в плоть и кровь, чтобы беспрепятственно войти в сознание читателей... Эту книгу, если вы только обратитесь к ней, следует читать в прозрачной задумчивой атмосфере сумерек, в которой она была написана. Если раскрыть ее на ярком свете солнца, она покажется томом с пустыми страницами».

Наряду с В. Ирвингом и Э. А. По Готорн считается родоначальником жанра американской новеллы. По тематике его романтическую прозу малых форм можно разделить на несколько видов: рассказы и скетчи о пуританском прошлом Новой Англии, вымышленные «исторические» и мифологические рассказы; аллегорические эссе, рассказы и скетчи на темы морали. Они вошли в прижизненные сборники писателя: «Дважды рассказанные истории» (1837; 2-е, значительно расширенное издание —1842); «Легенды старой усадьбы» (1846; 2-е, расширенное и исправленное издание —1854); «Снегурочка» и другие дважды рассказанные истории» (1852).

Готорн-новеллист начал печататься в периодических изданиях Северо-Востока под различными псевдонимами. Всё напечатанное не создало ему литературной славы, но эти же новеллы, собранные и опубликованные при дружеской поддержке Г. Бриджа в сборнике «Дважды рассказанные истории», положили начало его известности как писателя-моралиста Новой Англии. 

Выход первого сборника новелл тепло приветствовал Г.У. Лонгфелло. Свою теорию новеллы Э. По строил в основном на новеллистике Готорна. Он отмечал, что «отличительной чертой мистера Готорна является вымысел, творческое воображение, оригинальность — качество, которое в художественной литературе стоит всех остальных». Г. Мелвилл также высоко оценил новеллистику Готорна. 

Разнообразна тематика новелл Готорна. Писателя интересовали моральные проблемы, прошлое Новой Англии. Он хотел выпустить сборник новелл «Семь рассказов о моей родине», но, не найдя издателя, уничтожил рукопись. Сохранились лишь две новеллы из этой серии: «Мольба Алисы Доун» и «Долина трех холмов». В новелле «Мольба Алисы Доун» впервые поднята тема, которую Готорн станет разрабатывать в своем последующем творчестве: тема нравственного осмысления связей прошлого и настоящего, нашедшего свое воплощение в этических категориях добра и зла, вины и искупления, преступления и раскаяния. К теме американского пуританства писатель обращался в «исторических новеллах» («Майское дерево Мерри Маунта», «Эндикотт и красный крест», «Маскарад у генерала Хоу», «Мой родственник майор Молинью»), которые считаются своеобразным памятником эпохи. Писатель понимает и ценит стремление пуритан к свободе, но осуждает их нетерпимость, жестокость и лицемерие («Седой заступник», 1835; «Главная улица», 1849).
«Его маленькие исторические рассказы, — писал Г. Джеймс об "исторических новеллах" Готорна, — кажутся мне восхитительными. Они так хороши, что их можно перечитывать много раз. Немногочисленные и очень короткие, они полны живым чувством прошлого Новой Англии. Их особенность в том, что, хотя это небольшие рассказы в 10—15 страниц, они являют собой единственную удачную попытку создать историческое повествование в США. Готорн хорошо знал новоанглийскую историю, он изучал ее, дышал ее воздухом».
Готорн склонен к аллегории и символике, морально-философскому дидактизму, к анализу душевного состояния человека, которого терзает тайная вина, тайный грех, — «Черная вуаль священника», «Эготизм, или Змея в груди», «Каменный человек» (притча). В этих новеллах также исследуется психология зла. К ним относится и программная аллегорико-символическая новелла «Молодой Браун». Можно двояко воспринять все описанное в рассказе: бесовский шабаш ведьм либо привиделся во сне добропорядочному пуританину Брауну, либо он действительно его видел. Г. Джеймс считал, что «нет необходимости безгранично преувеличивать увлечение Готорна мрачными темами. Что его интересовало в них — это живописность, густая сумеречность настроения, светотень; обращение к ним — не есть свидетельство... авторской печали о людских душах... Готорн в значительной степени ироничен». 

В середине XIX в. известный американский критик Эдвин Уиппл указал на «склонность Готорна к размышлению, побуждающую его видеть людей во взаимосвязи с общими законами», действие которых они иллюстрируют. В новеллах Готорна отчетливо проявилось влияние «эссеизма». В них описание, наблюдение, размышление иногда важнее динамики действия, имеющего обычно условный характер. 

Готорна-моралиста прежде всего интересовали философские, нравственные и эстетические проблемы. Свое понимание гуманизма и демократизма он выразил в новелле «Великий каменный лик». Главный герой этой новеллы скромный фермер Эрнст, услышав от матери легенду о Каменном Лике, всю жизнь ждал встречи с великим человеком, которому он мог бы подражать, служа людям. Всякий раз, когда он встречался с людьми, которых людская молва всячески превозносила, его ждало разочарование, так как он видел, что этими людьми руководили эгоистичные интересы. Годы шли, Эрнст поседел, но надежды на такую встречу не терял. Сам же он оставался человеком добрым и трудолюбивым. И люди наконец поняли, что рядом с ними жил скромно и незаметно человек, обладающий высокими жизненными принципами. 

В новелле «Новые Адам и Ева» Готорн с романтических позиций критикует буржуазную цивилизацию. В ряде новелл он осудил аморальную погоню за богатством («Великий Карбункул (Тайна Белых гор)», «Сокровище Питера Голдтуэйта»). О стихийных иррациональных законах, по которым живет общество, рассказано в новеллах «Дэвид Суон», «Семеро путешественников», «Честолюбивый гость». Готорн много и успешно экспериментировал в жанре новеллы. В ряде новелл он переработал мифы («Золото царя Мидаса», «Минотавр»); одни его новеллы ближе к притче, другие напоминают ирвинговские скетчи. 

Готорн-новеллист чувствуется и в жанре романа, состоящем из хорошо продуманных глав-новелл. М. Каули отмечал, что «большие формы давались Готорну нелегко, привычка к жанру рассказа мешала ему непрерывно развивать действие, но эту задачу он разрешил, разделив романы на удивительно зримые и хорошо сбалансированные сцены-картинки». Готорном создано четыре романтических романа: «Алая буква» (1850), «Дом о семи фронтонах» (1851), «Счастливый дол» (1852), «Мраморный фавн» (1860). 

Наиболее широко известен его роман «Алая буква», в котором писатель воплотил свое понимание особенностей романтического романа: «известную свободу в подборе материала и описании событий», правду человеческих чувств. Сюжет, развернутый в романе, давно занимал писателя, о чем свидетельствует рассказ «Эндикотт и красный крест» (1837). В нем упомянута молодая женщина, осужденная носить на груди букву «А» (от англ. adulteress — прелюбодейка). В «Американских записных книжках» Готорна есть записи, свидетельствующие о неустанных поисках и обдумывании темы. Им записано для памяти: «Жизнь женщины, которая согласно старинному колониальному закону была обречена носить на своем платье букву "А" в знак того, что она совершила прелюбодеяние». Роман многопланов и объединяет черты исторического, нравоописательного и психологического романа. В этом произведении, как и во многих новеллах на историческую тему, история служит лишь фоном. Действие происходит с июня 1642 по конец мая или начало июня 1649 г. Как исторические личности выведены в романе Джон Уинтроп (1587— 1649), один из основателей и руководителей пуританской колонии в Массачусетсе, Ричард Белингем (1591—1667), губернатор колонии Массачусетс, описаны его резиденция, Бостон XVII в., пуританские нравы. Роман является одновременно пуританским и антипуританским по своей направленности. Сам Готорн назвал «Алую букву» психологическим романтическим романом. Автора всегда интересовали те сложнейшие взаимоотношения, в которые люди вступают между собой, а также с окружающим миром. Поэтому моральная проблематика преобладает в романе над новоанглийской историей. 

В центре романа взаимоотношения четырех главных действующих лиц: двух молодых людей — пастора Димсдейла и Эстер Принн; их дочери Перл (прототипом была Уна —старшая дочь писателя), родившейся во время двухлетнего отсутствия мужа Эстер, доктора Чиллингуорта, не сообщавшего жене о себе. Пастора Димсдейла, талантливого молодого человека, отличает душевная мягкость, доброе сердце. Он искренне любит Эстер, но у него не хватает решимости изменить свою жизнь. Полюбив замужнюю женщину, он чувствует себя нераскаявшимся грешником. Горе, пережитое им самим, помогло ему глубже понять и горе других, нуждавшихся в словах утешения. Автор прибегает к фантастике, символике, позволяющей полнее выразить подавленное состояние Димсдейла: на его груди словно появляется тот же знак, что и у Эстер. Чувствуя приближение смерти, он решился наконец признать свой грех, обнажив грудь перед людьми, стоявшими у эшафота. Бывший муж Эстер фанатик-ученый Чиллингуорт все свои познания употребил во зло — он мстил ради самой мести. Димсдейл во время свидания с Эстер в лесу признает: «Мы с тобой, Эстер, не самые большие грешники на земле. Есть человек еще хуже, чем согрешивший священник! Месть этого старика чернее, чем мой грех! Он хладнокровно посягнул на святыню человеческого сердца». Осуществив свою месть, Чиллингуорт «сразу одряхлел, съежился, стал каким-то незаметным — так вянет и сохнет на солнце вырванная с корнем трава». 

Наиболее привлекателен в романе образ Эстер Принн. Осуждая ее, Готорн тем не менее отдал ей свои симпатии, создал новую романтическую героиню, наделив ее страстью, красотой, женственностью и удивительным обаянием. Наказание отчуждением, презрение окружающих не сломили ее духа. Она выбрала жизнь, любовь и, уверенная в своей правоте, борется за них. Эстер выходит за рамки героинь XVII столетия и приближается к героиням XIX в., боровшимся за свои права, за изменение социального порядка. Смелая женщина пришла к выводу, что «необходимо разрушить и выстроить заново всю общественную систему». Вернув себе общественное уважение, она смогла оказать воздействие на своих сограждан. Свою вину Эстер искупила, помогая бедным и больным советом, добрыми делами. 

Всем ходом повествования автор как бы хочет сказать, что в XVII в. соображения высокой нравственности приносили много мучений человеку, унижали его достоинство. Но разве не происходило то же самое в XIX столетии? Много сил и энергии, душевного тепла вложила Эстер в воспитание дочери Перл (от англ. pearl — жемчужина). «Перл, алая буква и любовь сливаются для Эстер в единое целое. Она наряжает дочь в красное бархатное платье, так что та становится похожей на ожившую букву». 

Готорн умело использовал в романе не только символику, аллегорию, но и элементы фольклора. Большую роль играют пространственные символы (тюрьма, эшафот, дорога, лес, ручей); умело применен автором прием контраста: уродливое здание тюрьмы и куст диких роз, ярко-языческое платье Перл и темное одеяние пастора Димсдейла, буйство зелени в лесу и вышитая буква на груди Эстер. Фольклорное начало представляют в романе легенды о дьяволе — Черном человеке, описание шабашей ведьм в лесу, на которые летает почтенная леди ведьма Хиббинс, приглашая с собой Эстер и Димсдейла. 

Самому Готорну больше нравился роман «Дом о семи фронтонах». Он считал, что в этом романе раскрываются многие стороны его таланта, но ни одна из его книг не трогала его, как первая. Г. Джеймс писал об «Алой букве»: «Она проще и завершеннее других его романов, с большим совершенством достигает того, что ставит себе целью, и отмечена тем трудно поддающимся определению очарованием, какое мы все встречаем в произведениях художника, когда он впервые достиг своей вершины, — своеобразной прямотой и естественностью воплощения, забвением своего читателя и свежестью интересов к теме». 

В романе «Дом о семи фронтонах» автор раскрывает тему добытого нечестным путем богатства. Полковник Пинчен, пользуясь высоким положением в магистрате пуританской общины, присваивает землю бедняка Моула и строит на ней дом о семи фронтонах. Предсмертное проклятие невинно казненного тяготеет над родом Пинченов. Родовая вражда калечит жизнь последующих поколений, преступления и кары предстают в причудливом сочетании реалистического и фантастического. Но вот гибнет последний преступный стяжатель, и бескорыстная Феба Пинчен выходит замуж за такого же бескорыстного молодого человека, фотографа Холгрейва, последнего представителя рода Моулов. 

В основу романа «Счастливый дол» положены воспоминания Готорна о его пребывании в фурьеристской общине Брук Фам. Он жил среди энтузиастов, которые хотели перестроить мир на началах всеобщей любви. Писателю удалось показать, как жестокие законы окружающего мира вторгаются в жизнь общины, губят светлую мечту. Холлингсуорт, один из руководителей общины (персонаж вымышленный), фанатично предан тюремной реформе, с помощью которой он надеется перевоспитать преступников. В романтическом романе не описан ни один реальный участник жизни в общине, но это произведение ценно тем, что в него вошло многое из воспоминаний автора о жизни, работе общины, беседах, которые вели между собой ее члены. 

В основе последнего законченного романтического романа «Мраморный фавн» (1860) лежат воспоминания писателя о жизни в Италии, знакомстве с великими творениями искусства. Автор неоднократно говорил о своем желании написать роман, взяв за основу статую Праксителя. В «Мраморном фавне» содержатся интересные высказывания об итальянском искусстве, культуре, эстетике. 

Каждый новый роман Готорна не похож на предыдущий. По тематике романы перекликаются с новеллами. Сборники новелл 30-40-х годов составили основу для его романтических романов. Известный американский критик Фрэнсис О. Маттисе выступал против абстрактно-эстетской трактовки наследия писателя. Многие отмечали трагическую глубину произведений Готорна, но лишь немногим дано было понять, что его образы и идеи имели отношение к буржуазной Америке его дней. Обычно его рассматривали как автора, «который плетет свое повествование на основе угрюмых воспоминаний пуритан, не будучи знаком с реальной жизнью девятнадцатого века. Всеобщая известность «Алой буквы» заслонила тот факт, что три романа Готорна написаны на современном материале. Следует исправить представления о нем как о воссоздателе туманного прошлого, потому что подобная точка зрения обычно влечет за собой мнение о нем, как о художнике, не сумевшему исполнить главного назначения писателя — смотреть в лицо современной жизни, превратить свое искусство в «акт овладения миром».

Н. Готорн не был профессиональным журналистом, но М. Каули помнил слова Готорна о том, что он такой же хороший репортер, как и художник. Им написаны журналистские работы, на которые обратили внимание читателя и критики, —«Жизнь Франклина Пирса. Биография», приуроченная к президентской избирательной кампании (1852); «Наш старый дом» (1863); «Американские записные книжки» (опубл. 1868); «Английские записные книжки» (опубл. 1870); «Из французских и итальянских записных книжек» (опубл. 1871); «Двадцать дней с Джулианом и маленьким Бэнни. Дневник» (опубл. 1904); «Утерянная записная книжка Н. Готорна. 1835—1841» (опубл. 1978); ряд статей, опубликованных в периодической печати и вошедших, как и записные книжки, в полное собрание сочинений писателя. Готорн призывал внимательно наблюдать и изучать национальный характер, привычки, мораль, религию, методы управления. 

Готорн широко пользовался материалами своих записных книжек. Об этом свидетельствуют многие новеллы, созданные им на материале записей в «Американских записных книжках». Более чем на две трети состоит из описаний, взятых в итальянских записных книжках, «Мраморный фавн» (1860). На основе «Английских записных книжек» написана книга «Наш старый дом». 

Н. Готорн прошел своеобразную школу журналистики. Он начал ее автором и редактором семейной газеты. Газета была рукописной, небольшого формата, распространялась, по-видимому, среди членов семьи (с 21 августа по 18 сентября 1820 г.). Печатаемый материал носил юмористическо-сатирический характер. Вместе с сестрой Элизабет Готорн писал статьи и редактировал «Американский журнал полезных и занимательных знаний» (март — август 1836). Представляют интерес его первые очерки об американской революции, напечатанные в журнале (например, «Бостонское чаепитие», о героях-генералах и др.). 

Писатель часто обращался к теме Американской революции, национальной истории. Как историк-журналист, Готорн известен прежде всего своей «Всеобщей историей для детей» (1837), неоднократно переиздававшейся, где он представил богатый материал не только по американской, но и по зарубежной истории. 

Готорн известен как писатель для детей и юношества. Неповторимый мир детства часто привлекал Готорна. Никто не станет возражать, что писать для детей должен человек с поэтической душой и добрым сердцем. Готорн обладал этими замечательными качествами. В сборнике рассказов «Дедушкино кресло» (1841) он использовал обрамляющий рассказ о кресле, которое переходило от одного владельца к другому. На нем сидели известные люди прошлого, и однажды кресло заговорило, подтверждая рассказанное дедушкой. 

О наиболее значительных исторических деятелях и событиях повествуют замечательные вставные новеллы, доступные пониманию детского читателя. Готорном созданы «Биографические рассказы для детей» (Б. Уэст, И. Ньютон, С. Джонсон, О. Кромвель, Б. Франклин, шведская королева Кристина). В двух наиболее известных и многократно переиздаваемых книгах он удивительно поэтично обработал античные мифы для детей («Книга чудес», «Тэнглвудские истории»). Всего для детей им написано шесть произведений. Из них «Кроткий мальчик» и «Снегурочка» давно стали хрестоматийными. 

«Кроткий мальчик» (1832) занимает важное место в новеллистическом наследии писателя, является программным произведением, так как позволяет прояснить его отношение к пуританству, религиозной нетерпимости пуритан и квакеров, раскрывает вечную тему отцов и детей, коварства и любви. Отца Ибрагима казнили разъяренные пуритане, и мальчика нашел на могиле отца Товий Пирсон, принявший его в свою семью. Жена Товия Дороти отнеслась к нему как к родному сыну. Готорну чужд фанатизм пуританского священника, натравливающего своих прихожан-пуритан на квакеров, а также и квакерской пророчицы Кэтрин, которая смогла бросить мальчика и уйти проповедовать свою религию. Он не одобряет и действий старого квакера, который также уходит из дому, повинуясь «внушению Господа», оставив на смертном одре умирающую мать. Соседи осуждают Дороти, власти преследуют ее мужа, Товия, который сам становится фанатичным квакером. Дороти — это воплощение гуманности, терпимости, любви, добра, которое в конечном счете побеждает. Но семена зла, посеянные в детях, дают о себе знать. Приятель Ибрагима коварно заманил его и избил, что нанесло мальчику большую душевную травму, от которой он умирает. Новелла интересна тем, что в ней писатель показал прекрасное знание описываемой эпохи, пуританства вообще. 

«Снегурочка» («Как дети сотворили чудо») (1852) — один из самых поэтических рассказов о детской искренности, о неприхотливой детской фантазии, о столкновении поэтического (Мама и ее дети Фиалка и Пион) и прозаического начал (их Отец, торговец скобяными товарами), но это столкновение надо понимать шире, оно выходит за чисто семейные рамки. В характеристике Отца Готорн явно сгущает краски, а жанр рассказа с элементами сказки позволяет представить его человеком, лишенным всякой фантазии, привыкшим все оценивать с позиций «здравого смысла». К сожалению, поэтическое уступило напору прозаического: отец не внял просьбам детей, ввел Снегурочку в дом, от нее осталась лишь лужица на полу. Фантастические элементы в рассказе помогают писателю сказать главное: ребенку нужно помочь сохранить поэтический дар в душе, воспитать в нем любовь к природе и человеку. 

Книги Готорна для детей и юношества отличают высокие художественные достоинства: занимательность, подкупающая манера изложения, своеобразное сочетание реального и воображаемого, обрамляющий сюжет, присутствие в них знающего и доброжелательного рассказчика. 

Н. Готорн внес ощутимый вклад в развитие психологического романтического рассказа и романа. Многие американские писатели (Г. Джеймс, Ф. О'Коннор, Т. Капоте и др.) неоднократно отмечали, что свое стремление разгадать тайны бытия и человеческой души Н. Готорн воплотил в неповторимо прекрасной художественной форме.  
 

Комментарии

-Комментариев нет-

Добавить комментарий к статье