Опрос

Достаточно быстро работает сайт Jaaj.Club?



События

30.12.2020 21:42

Международная Клубная Премия 



30.12.2020 21:35

Результаты писательского блиц турнира 

Новогодний Бум


Бонусы

26.01.2021 05:56
firoza [35]
получил бонус
+7000
произведение
Право на одиночество
26.01.2021 05:56
firoza [35]
получил бонус
+8000
произведение
Право на одиночество
26.01.2021 05:56
admin [35]
получил бонус
+50000
произведение
Право на одиночество
26.01.2021 05:56
firoza [35]
получил бонус
+1500
произведение
Право на одиночество
25.01.2021 16:18
admin [35]
получил бонус
+1

Комментарии

Да,чувствуется одиночество...
26.01.2021 firoza
Да, человеку свойственно накручивать всякие небылицы. В любом случае, об этом всегда интересно почитать.
22.01.2021 admin
Интересные объекты. Конечно, о них описаны много раз,исследованы, но трактовки разные.
22.01.2021 firoza
Да, отличное место. Раньше каждый год туда семьёй ездили в отпуск.
22.01.2021 admin
«Быть единичной личностью… есть единственное истинное и высшее предназначение человека и тем самым превыше всякого другого предназначения», — утверждал Кьеркегор в начале 19 века. Это и есть предупреждение о толпе (большинстве), что привело к разрушению устоев и системы ценностей через слом традиций в 20-м веке. Тенденция создала новый тип разочарованного поколения, виртуального человека, которому предстоит выживать в 21 веке.
18.01.2021 МилаЗах

ТОП 10

МилаЗах [39] 67261
firoza [35] 58972
Auster [35] 3781
tarakan [28] 1701
Kongo [17] 1369
ka4ka [28] 1148
Erikus [18] 844
admin [35] 394
udalov [18] 0
Мария Михайлова [6] 0
20.10.2020 Рубрика: Женское счастье
Автор: МилаЗах 21.10.2020
Рейтинг статьи: Просмотров: | 5236
Использовано:
Купон #39561 на сумму 1
Хрупкость мира материального острее ощущается, если любишь. Словно на горячей ладони тает льдинкой отпущенное время на жизнь. Красивая колючая льдинка. Становится страшно, стараешься не пошевелиться, не потревожить странный подарок. Мысли? Какие тут могут быть мысли?
фото: jaaj.club
Почти скушно. Почти. Странное, непривычное слово. Скучно. Чувство? Состояние духа или души? А кому-то просто образ жизни. Неприятное растянутое шипение: ску-у-шш-шшш-но. Умение жить сравнением необходимое - спасительное качество счастливой советской семьи, умудрившейся сохранить свободу, личную неприкосновенность, одухотворенное лицо, элементарное благополучие. Вопреки всему происходящему свежесть ощущений, запахи счастливого дома, да и само наличие дома, как забытое понятие.

А сегодня что-то происходит? Или не видно, не слышно неблагодарной мышиной возни по хозяйству. Поэтому и вонзается занозой это «почти скушно». Несколько притихших дней без домашних хлопот, перестукивания пишущей машинки, сметающей все мысли музыки «Алисы», напомнившей, что сын уже вернулся и пора его отвлечь обедом, иначе можно сойти с ума. Сегодня все не так.

Алиса нежилась в подушках. Под рукой пульт, но ей лень сменить диск. Ей всегда нравилась леность после завтрака в постели. Так было и семнадцать лет назад. Пусть это было в снимаемой девяти метровке, были просто нищие студенты, бурно отметившие экзамен и безумно, в бешеном ритме истратившие остаток ночи. Друг для друга они ничуть не изменились, а самое смешное для чужих глаз - они так и не изменили ни себе, ни друг другу. Некогда было скучать, терять время на пустое. Было как-то недосуг, ибо при всей бездомности мы позволили себе роскошь любить, а получилось не предать, ссылаясь, что время было такое. Трудности сроднили. А что же ныне?

Ей претило анализировать ситуацию. Приятно, отбоярившись от проверки сочинений, заняться пирогом, стиркой, приборкой. Бытовой автопилот перебирает недоделанную мелочевку и таковой не находит. Она уже приготовилась, обо всем передумала, распорядилась на все случаи. Она готова. Можно наслаждаться запыленной листвой за окном, перебирая маленькие радости первых лет, гимн пакету муки и сухим блинчикам на воде в чудом полученной коммуналке, своим умным трудам, детям, понимающим, еще не старых родителей. Трудно выбрать день, год, когда они были наиболее счастливы. Может быть сейчас?! Когда кругом распад, инфляция, голод, нищета. А они все так же позволяют себе роскошь радоваться вместе. Она удивленно озирается вокруг и не может представить, что будут делать ненаглядные мужчины здесь - без нее.

Хрупкость мира материального острее ощущается, если любишь. Словно на горячей ладони тает льдинкой отпущенное время на жизнь. Красивая колючая льдинка. Становится страшно, стараешься не пошевелиться, не потревожить странный подарок. Мысли? Какие тут могут быть мысли? Осторожностью называется нечто иное, из земного измерения. А у человека в руках чья-то жизнь: леденящие душу пальчики Алисы. Эйфория наркотического бреда меняет маски на ее лице, но две косички заплетены с умыслом, ведь такая красота может сваляться, и будет жаль такую прелесть, если.

  Муж не стал труслив, суеверен, но не спешит предугадывать благополучный исход, это несколько больше, чем осторожность. Ожидание. Едва пробивается дыхание, и чуткое ухо не желает улавливать комментарий к последнему европейскому матчу сквозь стену из соседней палаты. Время посещения приходит к финалу, а он не поэт, и не умеет разгадать несказанных слов, хотя губы, словно растрескавшиеся вишни, чуть дрогнули, почти улыбнулись. Что-то ей снится, ей кажется, что она все еще дома, что ей столько всего хочется переделать, но нет сил. Это мучительно. Это действительно мучительно. Он ждет малейшего признака, что она все еще здесь. И совершенно непонятны объяснения доктора, что наркоз еще не скоро отойдет, что нет смысла ждать, приходите завтра, пора покинуть помещение. Как выглядят обезволенные черные провалы памяти? А они черные? Или невыносимо-светлые облака? Доктор не знает, он не Господь Бог.

А что, если ненаглядная заблудится, затеряется, увлекшись, забудет - оставит все мучительно-земное. Боязно сжать на прощание тающие льдинки пальчиков, человек  не хочет остаться ни с чем, с безвольной остывающей кистью руки жены, и навеки запомнить мороз по коже до озноба, ужаса. Сегодня она почти подросток, мечется, торопится куда-то, проступает сквозь сеточку морщин, лицо светлеет... Сейчас он верит, не знамо во что, но верит. Он эгоист, конечно. Что ждет ее дома, усталость, ожидание семейства к ужину, боли, чуточку внимания до начала футбола. Все чудесно, если есть желание порадовать любимых, если есть силы. Время, которое деньги, превращается в пустой звук, обессмысливается вся везучесть в делах, прибыли, процентах, семейные реликвии становятся прахом, ибо льдинка тает, и он не умеет найти пульс.

«Да и надо ли? - Шутила она в последнее время. - Мы родимся, болеем, умираем в одиночестве, никто не помощник, и не нашего ума это дело. Живи!»

- Живу.

- Просто живи.

- За что? Почему? Неужели за счастье, надо платить недомоганием, скрытым от глаз ближних, неужели боль можно заглушать домашними хлопотами? Оказывается, можно, легче огород вскопать, чем сидеть бесконечные минуты ожидания.

Вновь заглянул скептически настроенный доктор, грубо открыл ей глаза и недовольно предупредил, что ежели проснется, то нельзя давать пить, только смачивать губы. Всему свое время. Время и терпение.

- Ждите, если делать вам нечего.

Нечего... Нет ничего, даже время остановилось. Она лукаво улыбалась вчера в отражении зеркала, заплетая косички. Бессознательное приводит в беспорядок, особенно волосы. Косы, разметавшиеся на подушке, замерший восторг на сияющем лице, открытие счастья земного. Словно вчера. Разве они могли знать, сдав экзамен, что бывают большие радости?! Ненасытная жажда, алые кружева трусишек, разве они думали, как это называется. Брак? Страсть? Жизнь, просто жизнь. Наверное, это есть счастье. Бессознательное поглотило ее, она не здесь. Затяжной прыжок через пропасть.

Он робко тронул языком запекшиеся корочки на склеившихся губах.

- Я здесь, я с тобой, девочка моя, еще рано... мы еще так молоды...

Неуместное вожделение бросило в пот, он поежился, стряхивая озноб, поерзал на стуле, вновь привстал, всматриваясь в безучастное лицо. Ни тени в ответ. Ни хитринки под ресницами, ничего. Наверно, он вскрикнул от желания и ужаса, ничего страшней той ночи беспамятства в его жизни не случалось.

 Утром ее перевели в палату, несколько осторожных глотков воды и мягкий упрек: «Я проснулась, а тебя нет. Нет нигде...»

- Прости, - развел он руками. - Вчера был футбол, я и его пропустил.

Тимей время от времени прижимал карандаш к губам, глядя на Алису в упор, дочитав, она удивленно смотрела в ответ.

- Что не так, Тим? «Сила желания» - хорошее название и концовка оригинальная. Что тебя заставило бросить работу?

- Я слушал внимательно. Заслушался... Выходит, я разрушаю крепкую советскую семью? Я бы не хотел чувствовать себя виноватым. Я тут продал тебя на Арбате, звоню, а тебя нет, нигде нет.

- Я в Питер моталась, потом отсыпалась, а это в поезде накропала, думаешь, слабенькая вещь получилась?

- Такое неприятное чувство, когда тебя нет. Ты должна быть рядом всегда.

- Оставь что-нибудь на стене, не продавай все подряд.

- Какую именно оставить? Все наспех, все на продажу сработано. Чувства не хватает, а у тебя не тексты, а одни эмоции, даже коробит немного. Я-то знаю, что ты свои ощущения описала.

- Не ревнуй, Тим, глупо...

- Оргазм и есть, как раз то бессознательное, о чем ты сейчас прочла, это всегда глупо, не эстетично на чужой взгляд, не уместно, не ко времени, но это и есть соль жизни, вечный двигатель наших устремлений. В мужском подсознании стремление к продолжению рода всегда наготове. Все наши действия, мысли, достижения, творчество все настроено обеспечить полную готовность к исполнению долга. Генетически возложенная задача. Женщины устроены иначе, они регулируют частоту и необходимость контактов, они знают интуитивно время для зачатия, поэтому иногда долго водят нас за нос, вернее, за причинное место. Досадно, что ты с любым впадаешь в беспамятство... Извини, я даже работать не могу, одевайся, ты во мне первобытного зверя пробуждаешь.

- Спасибо. Рассказ так и называется «Сила желания». Научись и ты так натурально писать, чтобы картины вызывали желание у зрителя. Возьми чистый лист, смотри мне в глаза... Смотри-смотри, не смущайся, не злись, ты единственный, для кого я пишу, кому я читаю. Не отводи глаз... Ну, иди же, я так соскучилась. Расскажи мне, какими красками ты передаешь чувство на портрете?

- Масло, разве по запаху не слышишь?

- А я работаю со словом. И цвет, и запах, и свет я ощущаю в слове. Никогда я не была в реанимации, я по тебе скучала, вот и написалось. А хоррошо!  Мне удалось нарушить твою невозмутимость. А что, мужчины все время думают о соитии?

- Перестань, я работаю, а ты смущаешь меня.

- Ну, пожалуйста. Я хочу препарировать эту тему. Ты говоришь, что мужчина всегда думает о том, о чем говорить не принято. Так?

- Не так.

- Не думают, но делают?

- Аля, ты зануда.

- Постой, расскажи. У вас что? Мозг отключается, когда мужское взыграет?

- Да, у нас мозги отключаются, а у баб мозгов не водится. Достаточно?

- Нет, непонятно. А как же чувства, верность? Кроме физиологии.

- Речь началась с бессознательного, а ты стала бессовестно меня допрашивать. Это некрасиво, вульгарно. «Препарировать!» Нашла же слово. Вот когда смотришь на меня бесстыжими глазами и молчишь на портрете, это будоражит даже не чувственность, а предвкушение или стремление к цели. Но когда ты напрямую заговорила о том, о чем не надо говорить двоим, а лучше просто наслаждаться, все возмутилось внутри, это отталкивает. Хотя, когда мы головой думаем, то выражаем мысли об этом народным языком, не литературным. И хватит, перекур, молчок, я сбился с ритма.

- Понятно. Во всем нужна мера, чтобы отличить эротику от порнографии. Сдается мне, что существует мужской сговор о продолжении рода, чтобы оправдать свое любопытство на стороне. Вам – как детям – всегда хочется новую игрушку сломать, забыть.

- Ну и что, если даже и так? Мужская природа – найти, отобрать, сломать. Женская доля – родить себе забаву и еще найти себе заботу. У нас разные игры.

- Да, разные… жестокие, обидные.

- Но зачем все это? Не догадываешься? Нет? Охотник ищет самую-самую, которую найти очень непросто, которую никогда не взять без боя, и, отобрав, никогда не будет чувствовать, что добычу не вырвут, такую «игрушку» не разобрать на части, не разгадать. Самую недоступную – это к вопросу о верности. Физиология дает сигнал – задача выполнена, можно делом заняться без помех. А нечто из подсознания сторожит добычу – неосознанный набор качеств и собственного восприятия определенной самки, единственной и неповторимой. Вот так после препарации. Довольна?

- Нечто противное получилось. Так, все-таки, вы думаете или не думаете?

- Думаем и не только головой. Вот то, о чем можно рассуждать по дружбе, не прошусь в соавторы, не следует писать. Нельзя лишать читателя собственного опыта познания чувств, возможно, ошибок, но и целомудрия. Он знает, что есть любовь, об этом уже много написано, он читал, так пусть шевелится, догоняет, обжигается, пробует на вкус. Да, обманывается, не раз, не два. Но ищет, выбирает сам. Право на ошибки его творческий порыв. Единственная возможность проявить себя, он не поэт, не художник, он не живет многими образами, как ты, допустим, как актриса в разных ролях. Это все, что есть у него. Не лишай читателя иллюзий, это сладкий яд, когда серые будни горчат.

- Мудро. Согласна. Франсиско Гойя прикрыл обнаженную Маху – свою герцогиню Альбу белым флером из этических соображений. Мужская солидарность.

- Никакой солидарности, тому причиной - строжайший запрет инквизиции изображать обнаженную натуру.

- Картина двойная, сам знаешь…

- Надо поработать, а то сейчас перейдем на двойные стандарты и политику. Голову чуть влево, подбородок, хорошо. Включай «маху». Как это у тебя получается, не пойму?

- Сам сказал, что я немного актриса, перевоплощаюсь.

Комментарии

-Комментариев нет-

Добавить комментарий


Да, испытания делают человека более практичным, другим. Она стала неузнаваемой. И чем большие тяготы давили, тем сильнее она сопротивлялась, как пружина. Веселья в этом не было, но этот закон касался все сфер жизни.
Маруся рано проснулась, с улыбкой потянулась, вспомнив сон или явь. Альберт прикрыл дверь, кошки сильно скреблись к хозяйке и разбудили.
Не каждая родная мать может найти подход к своему ребенку, а мачехе это сделать еще сложнее. Но, если обнаружить эту крохотную лазейку, взамен можно получить море детской любви.
Меж сосен перебегали белки, чирикали воробьи, пациенты кланялись издалека, рассевшись по скамейкам в парке клиники неврозов. После выписки они будут скучать по тишине и забвению своих заскоков.
Возвращаясь в Москву, Словно в боль окунаюсь. Ощущение, словно кого-то теряю Или долго ищу, и найти не могу. Возвращаюсь в Москву.
Осталось тело – вот беда Не мог я видеть солнца свет И бога я молил сто лет Чтоб жизнь мне прошлую вернул Или чтоб я навек уснул.
Озябли руки у мальчонки, – Отдал он варежки девчонке. Смешинка-девочка взяла, – В охапку сердце забрала.
И после бури – на вымокший песок Бессонной ночью выброшены – Водоросли строк…
И вот уже впереди замаячил просвет между стволами деревьев. Арина приободрилась. От родной деревни её теперь отделяло лишь одно поле. Но радость её оказалась преждевременной.
Говорят, что в каждом доме есть свой хранитель — домовой. Я, например, с ним ни разу не встречалась. И дома ничего необычного не замечала. Даже мои три кошки всегда вели себя, как подобает обленившимся валенкам: вальяжно, спокойно. Непохоже, чтобы кого-то боялись...
Странные истории, но реальные факты. Мой дед, по его словам, начал пробовать курить где-то с шести лет. И вот к восьмидесяти годам почувствовал себя неважно.
Полёты – на метле ли, на ковре-самолёте, на чём-то другом, или же мечты – всегда были в центре внимания. Всех людей сильно тянет в небо, поэтому на тематике полётов всегда было повёрнуто огромное количество умов.
Джакомо Казанова был авантюристом и великолепным любовником, прожившим яркую, богатую приключениями жизнь. Среди женщин, которых Джакомо осчастливил, были и монахини, и проститутки, и служанки, и представительницы буржуазии.
Исследователи никак не могли выяснить виновника столь ужасного нашествия. Ведь им приходилось оперировать лишь описаниями, сделанными европейскими летописцами.
Эрмитажные коты - гордость Санкт-Петербурга. Они - один из символов города на Неве. Должность усатых хранителей была введена одновременно с созданием самого музея, три сотни лет назад.
Странно, пока в девяностые мы кормили кошек простым минтаем, не зная ни о каких сухих кормах и прививках, никто не болел так массово, никому не мешали уличные кошки, спасающие дома от крыс, бродячие дворняги никого не кусали на улице, все где-то на складских-заводских территориях были накормлены и согреты зимой. И чем больше я узнаю людей, тем больше люблю животных. Они живут и уходят достойно, а человек остается с пустотой.
Пробки от бутылок тоже пошли в ход, ими выложены мозаичные орнаменты, в том числе и большое изображение самого Будды.
Виктор Франкл наиболее выдающийся психолог 20 века, его идеи актуальны, что не скажешь о Зигмунде Фрейде или Карле Юнге. Именно поэтому статья получилось большой с обилием цитат. Такие откровения в книге не пройдут незамеченными, если ее прочитать, но ныне читают мало, поэтому получился краткий пересказ книги. Для меня Виктор Франкл покруче любого супермена.
Эзотерика предполагает передачу знаний только избранным. Не всем доступны тайные знания. Но такой расклад остался в прошлом. Сейчас все люди умеют писать и читать, все имеют доступ к множеству книг и практически любой информации.
И каждый, кто скопировал карту, стал считать себя великим знатоком путешествия, ведь теперь он знал, где какой поворот делает река, где расширяется, а где сужается, где находятся ямы, а где пороги.
Как-то, один суфийский Мастер медитировал. Погружаясь глубоко в безмолвие, вдруг увидел, что стоит у врат Божьих. Не медля, он постучал в дверь. Из-за ворот раздался голос.
Вот что говорят об этом, к примеру, студентам 1 курса на факультете журналистики любого университета мира
Мама критикует меня из-за выбора одежды и мы часто ругаемся в магазине...
Именно знание произведения, понимание задумки автора и течения сюжета помогли Карузо стать не просто величайшим тенором, но лучшим актёром.
Животные харизматичны от природы, так что тот человек, который придумал снимать их для кинофильмов, явно не прогадал. В кадре они смотрятся отлично.
Десятого августа 1628 в Стокгольме, столице Швеции, стоял прекрасный летний день. Король Густав II Адольф Васа хотел, чтобы это было самое могущественное судно в мире. Король хотел, чтобы корабль с его родовым именем был несравненным.
После опроса моих подруг и знакомых выяснилось, что у кого- то этот подарок стоит для красоты, а кто-то купил, но так ни разу и не воспользовался. У меня была та же история.
С одной стороны, деньги действительно универсальный презент, ведь именинник получает возможность самостоятельно выбрать себе подарок. С другой, теряется элемент сюрприза, приятной неожиданности.
В квартире собралась большая компания, и многих я видела впервые. Я разнервничалась из-за этого и, чтобы расслабиться, стала налегать на шампанское.
Это была целая церемония: открыть коробку, достать звезду, "зарядить" фосфор под лампой, чтобы звёздочка засветились в темноте этим особенным пурпурным светом...
В прошлый Новый год отказался от оливье. В этот год попробую от мандаринок отказаться - надо же выяснить, отчего мне так плохо 1 января.
Что лучше, Мурманск или Мальдивы?
Результаты телефонного социологического опроса, проведенного утром 1 января
Жила-была Обезьянка. Она была очень непослушной. Однажды она раскидала все свои игрушки. Мама, увидев беспорядок, попросила её собрать их. Но Обезьянка не послушалась и ушла гулять, оставив игрушки на полу.
У одного старого фермера была невероятно скандальная и ворчливая жена, которая с утра до вечера орала на супруга, всё время его в чём-то упрекала или поучала.
На одной остановке зашла женщина, а на улице остались её дочь вместе с внучкой. И эта внучка крикнула: "Бабуля, а как же поцеловаться?!".
Сегодня мы подводим итоги писательского блиц турнира, который продолжался чуть больше 10 дней и завершился в канун нового года. Не сложно догадаться, что тематика турнира "Новый Год".
Теперь в конце каждого произведения можно увидеть большой рекламный баннер.
Что тут скажешь после Чехова? А он советовал, что как родится младенец, надо взять розги и сечь его, приговаривая: "Не пиши! Не пиши! Не пиши!"
Советские дети все делали своими руками, впрочем, как и родители, все чинили сами. Для вдохновения требовалось, чтобы предки ушли из дома.