Опрос

Какая рубрика вам нравится больше?



События

30.12.2020 21:42

Международная Клубная Премия 



30.12.2020 21:35

Результаты писательского блиц турнира 

Новогодний Бум


Бонусы

26.01.2021 05:56
firoza [35]
получил бонус
+7000
произведение
Право на одиночество
26.01.2021 05:56
firoza [35]
получил бонус
+8000
произведение
Право на одиночество
26.01.2021 05:56
admin [35]
получил бонус
+50000
произведение
Право на одиночество
26.01.2021 05:56
firoza [35]
получил бонус
+1500
произведение
Право на одиночество
25.01.2021 16:18
admin [35]
получил бонус
+1

Комментарии

Да,чувствуется одиночество...
26.01.2021 firoza
Да, человеку свойственно накручивать всякие небылицы. В любом случае, об этом всегда интересно почитать.
22.01.2021 admin
Интересные объекты. Конечно, о них описаны много раз,исследованы, но трактовки разные.
22.01.2021 firoza
Да, отличное место. Раньше каждый год туда семьёй ездили в отпуск.
22.01.2021 admin
«Быть единичной личностью… есть единственное истинное и высшее предназначение человека и тем самым превыше всякого другого предназначения», — утверждал Кьеркегор в начале 19 века. Это и есть предупреждение о толпе (большинстве), что привело к разрушению устоев и системы ценностей через слом традиций в 20-м веке. Тенденция создала новый тип разочарованного поколения, виртуального человека, которому предстоит выживать в 21 веке.
18.01.2021 МилаЗах

ТОП 10

МилаЗах [39] 67261
firoza [35] 58972
Auster [35] 3781
tarakan [28] 1701
Kongo [17] 1369
ka4ka [28] 1148
Erikus [18] 844
admin [35] 394
udalov [18] 0
Мария Михайлова [6] 0
30.11.2020 Рубрика: Рассказы
Автор: МилаЗах 30.11.2020
Рейтинг статьи: 6 Просмотров: 4 | 5720
Использовано:
Купон #204273 на сумму 1
В бизнесе понятие порядочности – очень и очень условно. Да и годы дают себя знать, хотя он всего-то на год старше Марусеньки. Хочется быть уже ближе, просто вдвоем проводить время, занимаясь домашними пустяками, листать книжки, иногда переругиваясь, уже не споря до хрипоты о западниках и славянофилах.
фото: jaaj.club
Пунктуальная до неприличия женщина опаздывала. Василий сказал, что ждет ее в пять, пришлось поссориться с Ксенькой, выставить ее вон, обязав предварительно привести дом в порядок, нагладить рубашки. Чем дальше, тем своенравней становятся девушки, поэтому и вынуждают идти на разрыв. Временный. Для порядку. Он просматривал бумаги на столе, сетуя, что программа вечера, проигранная им ночью, срывается. Прежде Марусечка такой не была. С ней что-то происходит. А что? Обычные бабьи переживания: любит – не любит. И где же она? Стала труднодоступной леди. Домашние не подзывают к телефону, но это понятно и объяснимо. Могла бы и сама позвонить. Тут он вспомнил, что она за всю совместную жизнь позвонила сама раз-другой – по делу, срочно, а до этого и после – ни разу. Принцип! В трубке был слышен гвалт турецкого языка. Когда-то он увлекался тюркскими языками. Что это за место, где скопление шизанутых арабов и турок превосходит всяческое воображение. Разве больные могут звать врача к телефону? Они недурно говорят на английском. Она тоже. Может быть, мадам Цапелина неохотно, после трехмесячных происков Васеньки, выдала номер коммерческой клиники. Коммерческая тайна и все такое. Неужели у Муси тоже есть свое дело. У такой-то растяпы. Хотя… Белая Цапель и Черная Зося своего не упустят, а ее пустили как рекламный трюк. Эти могут.

- Марыся, – там были недовольны мужским звонком и ее разговором.

Почему они так ее называют?  Запрещено спрашивать. Они очень давно не виделись. Он соскучился. Вовсе не шутя, он давал ей клятвы в верности, ибо времена СПИДа, быть честным с нею, более скромным и порядочным (по отношению к девочкам – глупышкам). Он так и собирался. Но Ксюха задержалась в доме, а Муся пропала надолго. «Была. Ушла. Что передать?» – Отвечали ему по всем номерам. А где она была?

- Я не буду выяснять отношения. Еще слово, я уеду. – Звучал мысленный диалог с нею или ее привычные ответы.

- Столько времени разыскивал тебя, а ты вздумала еще и опаздывать! – Васеньке не хотелось ссориться.

Она права. В бизнесе понятие порядочности – очень и очень условно. Да и годы дают себя знать, хотя он всего-то на год старше Марусеньки. Хочется быть уже ближе, просто вдвоем проводить время, занимаясь домашними пустяками, листать книжки, иногда переругиваясь, уже не споря до хрипоты о западниках и славянофилах. Как мило было на даче. Почему он должен был провести в чудесном месте время не с нею. Пусть бы все катились в болото, до чего же было хорошо и еще, пожалуй, возможно. Сколько лет он не доверял себе, своему чутью, что никто-то больше ему и не был нужен, только она. Пусть вздорная и не молоденькая. С ней он никогда не скучал. Он не верил своему счастью, пока не потерял его. Но это не окончательно. Просто пауза. Это невероятно, но сейчас все начнется вновь – с нуля. Нет разъедающей душу ревности. Действительно, зачем доктору собирать грязь? Так было сложно догадаться об этом? Спать с возлюбленным это роскошь. А она любит роскошный образ жизни. Как велико искушение – сцапать ее и не отпускать никуда. Даже на работу ей не надо будет ходить! Но нельзя, все померкнет, пусть и не сразу. Разменяется на будни, упреки. Нет, мы попробуем законсервировать пылкость чувств, сохранить до старости. Постоянство и искренность. Вот мечта любой заносчивой бабенки. Если им не обещать этого, ничего не обломится. «Любов! Любов! Любов!» Умрут за эти слова. Морковь! Пещерные жители не умерли без любви, наоборот, исправно плодились. Только намекни. Такое нафантазируют,  а где и на что жить? Что есть? Это дело второе.

- Не моя проблема.

- Ясное дело.

Я мужик, моя головная боль. Сколько умных голов погибло по их вине! Ужас! – Василий взглянул на часы, начиная сердиться на предмет вожделения. Есть в ней что-то отталкивающее, сколько не уговаривай ее – мысленно. «Эмансипе!» Противостояние, вместо беззащитности. Он обошел офис, все ушли, проверил замки. Сокурсник Толян торчал за компьютером, но не работал. Играл. Отсиживается от тещи и маленьких детей на работе. Лучше бы на деле воплощал тещины подозрения в блудливости. Красивый парень, умный… А дурак. Высокий, длинная грива, не то, что моя плешь. Толян поражал воображение Васьки благочестивой верностью жене, терпеливо ожидаючи кооперативной квартиры, спокойной жизни без тещи. Скоро у них новоселье, они уже приглашены, не с Ксюхой, конечно. Вообще-то на сегодня назначен триумф запоздалых выпускников, но он перенесен. Скоро соберутся свои – тесным кругом. А сегодня следует возобновить отношения, иначе праздника не будет. Его приятели уже предупредили, чтобы Марусечка была непременно.

Маруся неслышно возникла на пороге, махнула атласными фалдами зеленого костюма, словно вихрь пронесся по комнате. Она заглянула в компьютер Толяна, рассмеялась игре, а Толян так и не поднял взгляда. Василий восхищенно наблюдал ее кокетливые подтрунивания, все бесполезно. Самый верный друг.

- Ты покажи мне эту даму. Может быть ее лучше не раздевать? – Продолжала она иронизировать по поводу увлечения глупейшими играми взрослых дураков.

- Я еще не все квадратики открыл, не получается так быстро, как бы хотелось.

Вася многозначительно попрощался с Толяном, извещая его, что желает показать гостье новый офис. Толян просто кивнул. Она поднималась по лестнице. Кокетливый бант собрал на талии странный шлейф, заманчиво приоткрывавший высокий разрез длинной зауженной юбки. Навстречу попался охранник. Хмыкнул ей вслед. Василий Васильевич дал команду закрывать, отвечать, что все ушли. Оставшись наедине, они отстранились, оглядели друг друга, обменявшись банальными фразами о радости встречи. Васенька спешил похвастаться делами, посетовать на ответственность частного предпринимателя, но суеверно скомкал свое бахвальство о доходах. Ее ничем не удивить, не встряхнуть. Она вслух оценивала обстановку, дизайн и хмурилась, останавливая его нетерпеливость.

- Мне завтра работать. Кругом пробки. Ты не уважаешь мое время. Сколько раз тебя учить? Зачем ты вызвал так срочно? Еще кто-то родил?

- Типун тебе на язык.

- А тебе на другое место.

Она смеялась над ним. Он поздно понял это.

- Я голодна. – Он напомнил ей, что сама виновата.

- Уже нет времени, столик на семь заказан. Я просил тебя быть в семнадцать ноль-ноль. Я соскучился безумно. Давай здесь.

- Не дам! Есть хочу! – Она умела отбить настроение.

- Ладно, поехали. Потом решим – куда поедем.

- Что бы это значило?

- Я снял квартиру. Но там гости. Можем в нашу комнатуху нагрянуть. Здесь тебе не нравится. А дел-то…

 Она разозлилась не на шутку. У него комната пустует, а она ищет каждый день – где же переночевать – без лишних притязаний друзей. Денег на квартиру хватает, а снять, ну, просто невозможно. Наплыв желающих и минимум сдающих.

- Я для тебя шлюха? По офисам обтираться голой попой. Пшел ты со своими любовями на фиг, друг милый. Кто будет пить, кому за рулем? – Жестко спросила она.

Скрепя сердце, Васенька отставил свою рюмку. Она не хотела ехать служебной машиной, можно было и Толяна попросить. Но она еще не весь яд разлуки выплеснула на него, и надо малость переждать. Так начинались все их последние встречи. Выпьет – умягчится. По дороге она узнала, куда они едут, фыркнула, словно ежедневно там обедает и, словно так просто попасть в дом журналистов. Впрочем, что ей не просто, что ей только не взбредет среди дороги? Васька рад, что сам за рулем. Она изменилась. Стала еще экстравагантней. Он не так распланировал вечер, не доезжая один квартал, он бросил машину. Пошел пешком в ресторан. Пусть ищет его – где хочет.  Она рванула с места, на  светофоре въехала кому-то в хвост.

- Начинается, – в сердцах вскрикнул Вась-Васич. Она рванула дальше. Подбитый за ней.

- Ладно. Хватит гонок. Идем пиво пить в ДЖ. Приглашаю. Столик заказан.

- Ворона...

- Сам видишь, знак – непредвиденные опасности.

- Ладно, дамочка. Ущерб невелик. Наверстаем. Вы очень экстравагантны. Это только сегодня?

- Всегда…

- Жаль-жаль. У вас есть навыки гонщика. Это у редкой бабы есть.

Они аккуратно припарковались. Она назвала столик. Их провели. Быстро принесли горячее, так как заказ был на семь вечера, а уже стало смеркаться. Сан-Саныч был лет на пять постарше ее и вполне миролюбиво оценивал ущерб от «поцелуя».

- Дело поправимое. Я сейчас без работы, кроликов развожу на даче. С бывшими женами ругаюсь редко. Что детей-то делить…

- Это невозможно, сударь.

- Действительно.

- Два диплома, два брака, вот паспорт, вот права. Мне не хочется вас обманывать.

Он был с обычными житейскими проблемами и здоровым чувством юмора. Доброжелательность в глазах успокоила ее. Она осмотрела себя. Он тоже осмотрел ее лицо крайне внимательно. Ссадин не было.

- Почему-то нет страха в глазах, Маруся. Это неверно. Вы пьете? А кто будет за рулем? Две битые машины. Давайте решать – кто пьет.

- Я! Могу поделиться валидолом, но руль уже не уступлю. Хотя запах пива очень трудно скрыть…

- Особенно, в таких количествах, – закончил Васенька, подсев к ним с долговязой девицей с разбегающимися глазами. – Не думал я, что у тебя хватит наглости продолжить вечер с другим.

- Мгновенно, милый. Давайте знакомиться. Вас ведь уже не выгнать, а Сан-Санычу я задолжала, и денег нет, увы. – Васенька отдал ей пачку купюр. Она невозмутимо положила их в сумочку.

- Уладим завтра, в офисе, Маруся. Веди себя прилично.

Пахло скандалом, сценами ревности с битой посудой. Маруся быстро опьянела на голодный желудок. Сан-Саныч спокойно вдумывался в роли, которые каждый разыгрывал для самоутверждения. Это было обыденно. Было жаль Марусю, Ваську, более плешивого, чем он сам, и случайную девку тоже было жаль.

- Вы кушайте, кушайте, дамы и господа, все потом уладим.

- Вот мой телефон, Вася. А вы, мадам, трезвейте под кофе, кушайте с маслом.

- Икорки, дорогая, – вторил Васенька «своей девушке».

- Милый Пусик, я не хочу иметь с тобой никаких деловых отношений. Только постельные, на которые никогда нет времени.

 Девушка Нелечка не нашла туалет. Вася пошел проводить ее, чтобы Маруся не наговорила ей ничего, вызвавшись ехидно, помочь. Когда они вернулись, стол был пуст. Маруся и Сан-Саныч ушли по-английски. Что спокойней. Пусть теперь попробует Марусиной истерики. Он сыт по горло. Дурак! Еще три часа назад мечтал о ней, как о жар-птице. Идиот! Пусть доставляет ее домой Улетайкину. Сто лет не стану звонить этой дуре.

- Я к ней, Неля, со всей дружбой, она старый друг. Скажи, она ведь старуха. Ей давно за тридцать.

- А вам?

- Ну, нет… Я о ней.

- Она очень интересная. Бизнес-леди. В хорошей форме.

- Нет. Она просто псих… То есть врач по психам.

- Вряд ли. Этот внешний вид не бывает случаен. Она с деловых переговоров. Костюм кокетливый, но закрытый и строгий. Визажист у нее отменный.

- Много ты понимаешь, дурочка, – зашептал Вася, но получил пощечину.

Девочка была просто студенткой с журфака, а не проституткой. Надо быть мудрее, назначать свидания на выходные. Мадам требует жертв. Она их получит!  Решил для себя Вася. Будем подчеркнуто уважительны к ее времени. Достать бы ее расписание. Куда вот помчалась пьяная? Наверно, дежурство. Бедная моя, девочка.

 Сан-Саныч весело перемигивался с новой знакомой, посасывал валидол. Они так решили, что он едет первым, как более трезвый. Он был восхищен затейницей, ему было наплевать, что подфарники были недавно куплены. Неожиданная хрустящая прибыль в кармане насмешила его, он вернет ей, конечно, на остановке. Приподнятое настроение обоих сулило забавную ночку с Марусей, игриво хохотавшей в отражении зеркальца заднего вида. Предвкушение занимательной интрижки активизировало его осторожность в соблюдении правил дорожного движения. ГАИ им сейчас было бы не по вкусу. Было бы лучше махнуть на дачу, конечно. Только на дачу. Он не испытывал мужской солидарности по отношению к Вась-Васичу. Он даже не думал об интиме, мечтал о более прочном знакомстве, ибо ему понравилась шальная девчонка. Она ошибочно остановилась в правом ряду на светофоре. Загорелась стрелка, Марыся послала ему воздушный поцелуй и помахала рукой на прощание. Сзади сигналили. Олух! Она спланировала побег. Хитрющая барышня, – размышлял он, остановив машину. Из-под моста она ушла вправо и исчезла в темных переулках – в сторону северо-запада.

  Он покурил. Попинал шины, недоумевая – почему так. Сена он не накосил. Кролики голодные. Мороженное уже растаяло. Дети спят или уехали, его не дожидаясь. Дача не достроена. Пора домой. Хлопот полон рот, а он думает о ерунде. Наверно, любовник молод и боек. Сан-Санычу вдруг стало серо, скучно, обыденно. Он завидовал таинственному самцу, а лысый так… для денег. Пусть будет. Дамочки после тридцати не могут выносить одиночества. Он знал это по собственным женам, некогда отвергшим его, ссылаясь лет через пять благополучной жизни на мигрени – лишь бы избежать постели и супружеского долга. Затем требовали подарков, развода, алиментов. А сейчас ищут причины – помочь с сантехникой или с сыновьями, лишь бы заманить в былой дом, подпаивали, оставляли на ночь. Он отучился пить с ними, чтобы спокойно сесть за руль и «слинять» от них. Они не помнили ни оскорблений в его несносной похотливости в браке. Они ничего не хотели помнить, только то, что он нормальный, здоровый мужчина, но воспитанный. Он был с ними обеими сдержан, но не понадобился, когда они были цветущими персиками и юными мамочками, когда он их обожал. А сейчас… Он не обижается, не помнит зла, но просто уже не хочет ни первую, ни вторую жену возвращать на покинутый пьедестал былого. Обе готовы начать заново. Они даже начали дружить, якобы из-за сыновей, но дружба женская так лжива. Он любил их обеих. Но это было давно. Манерная Зойка в последний раз устроила ему столь откровенную истерику, что больше не может спать одна, что он скоро увидит в «своей (ее!)» постели дворника.

- Все обыденно, - вынес им приговор Сан-Саныч.

Они милые и добрые расплывшиеся хозяюшки, рады дышать его потом, готовы приехать – постирать и приготовить, прислать деду с бабкой детей безропотно. Отпустить на все лето на дачу к папочке. Они начисто стерли в своей памяти – сколько крови они испортили его родителям, родственникам, детям. Никакой вины не чувствуют, но жалости к себе требуют. Все было прекрасно и вдруг?! Развод. Ох, ах, сами не поняли – почему. Так почему же?! Мода была на самостоятельность, эмансипэ безмозглые. Курицы беспросветные. Второй год бывшие жены добиваются его благосклонности, робко и настойчиво. Он все понимал прекрасно. Там дети, тут дети. Соблюдая нейтралитет, их можно собирать вместе на своей территории, заниматься с ними, учить, рассказывать. Они ему верят, а матерям – нет. Сыночки! Но что начнется, когда он выберет кого-то из их матерей? Комплексы нелюбимых, нежеланных, брошенных, ненужных, со злобной подачи невыбранной бывшей. Если он и полюбит кого-то, то внезапно. Как сегодня.

    Они ревнуют его к тени. К тени непревзойденной Маруси, которая вдруг пролетела мимо. Она из чужой странной жизни. А вот Маруся ему не встретилась в юности. Она бы из него веревки накручивала, пожалуй, и рога были бы. Он бы все прощал. Разве это любовь? Откуда? Вдруг! Из-за мелкого ДТП? Она моложе его, конечно, но тоже должна понимать, что годы и красота уходят безвозвратно, и хочется юркнуть к милому в теплую постельку, скрыться от злобного мира и ни о чем не думать, не стыдится все более возрастающих желаний и фантазий. Всем этого хочется, когда наступает лет тридцать пять. Все объяснимо: материнство отвлекает, не оставляет сил на эротические игры. Может быть, ее еще не коснулся этот перелом. Она хорошо, очень модно выглядит. Но в сумерках все очень милы. Это косметика, эффектный имидж для рабочего дня. И только. Жаль, что нет ее визитки, а только этого… Он уже затруднялся назвать его как-то более точно. А вдруг? Если он ее любовник или шеф? Он никогда не узнает ее номера телефона. Это было грустно. Сан-Саныч знал, что случайностей не бывает. Фантастическая леди обозначила ему путь. Он знал, какую теперь жену он выберет себе, даже, если не удастся найти ее саму. Номер машины он помнит. Связи есть.

Начнется новая жизнь, ни на что не похожая. И Москва – город немыслимых случайностей, колдовской город. К зиме надо перебить кроликов, заняться работой всерьез. Все-таки два диплома. Хватит кризиса среднего возраста. Кому-то и везет. Чем он хуже лысого? Что толку, что он лет на семь моложе? Ах, обманщица, чарующая песня ночи… Как ты, с кем ты, что ты ищешь в ночных огнях? Я-то здесь, загадочная моя Марыся. Как добралась домой, притворщица? Я уже дома. Сан-Санычу было приятно поговорить даже в мыслях. Мурашки пробежали по коже не от сырости, так хотелось ее увидеть еще раз. И еще, и еще, и еще… Он уснул, устав от дел, бормоча нескончаемые монологи.

Комментарии

-Комментариев нет-

Добавить комментарий


Да, испытания делают человека более практичным, другим. Она стала неузнаваемой. И чем большие тяготы давили, тем сильнее она сопротивлялась, как пружина. Веселья в этом не было, но этот закон касался все сфер жизни.
Маруся рано проснулась, с улыбкой потянулась, вспомнив сон или явь. Альберт прикрыл дверь, кошки сильно скреблись к хозяйке и разбудили.
Не каждая родная мать может найти подход к своему ребенку, а мачехе это сделать еще сложнее. Но, если обнаружить эту крохотную лазейку, взамен можно получить море детской любви.
Меж сосен перебегали белки, чирикали воробьи, пациенты кланялись издалека, рассевшись по скамейкам в парке клиники неврозов. После выписки они будут скучать по тишине и забвению своих заскоков.
Возвращаясь в Москву, Словно в боль окунаюсь. Ощущение, словно кого-то теряю Или долго ищу, и найти не могу. Возвращаюсь в Москву.
Осталось тело – вот беда Не мог я видеть солнца свет И бога я молил сто лет Чтоб жизнь мне прошлую вернул Или чтоб я навек уснул.
Озябли руки у мальчонки, – Отдал он варежки девчонке. Смешинка-девочка взяла, – В охапку сердце забрала.
И после бури – на вымокший песок Бессонной ночью выброшены – Водоросли строк…
И вот уже впереди замаячил просвет между стволами деревьев. Арина приободрилась. От родной деревни её теперь отделяло лишь одно поле. Но радость её оказалась преждевременной.
Говорят, что в каждом доме есть свой хранитель — домовой. Я, например, с ним ни разу не встречалась. И дома ничего необычного не замечала. Даже мои три кошки всегда вели себя, как подобает обленившимся валенкам: вальяжно, спокойно. Непохоже, чтобы кого-то боялись...
Странные истории, но реальные факты. Мой дед, по его словам, начал пробовать курить где-то с шести лет. И вот к восьмидесяти годам почувствовал себя неважно.
Полёты – на метле ли, на ковре-самолёте, на чём-то другом, или же мечты – всегда были в центре внимания. Всех людей сильно тянет в небо, поэтому на тематике полётов всегда было повёрнуто огромное количество умов.
Джакомо Казанова был авантюристом и великолепным любовником, прожившим яркую, богатую приключениями жизнь. Среди женщин, которых Джакомо осчастливил, были и монахини, и проститутки, и служанки, и представительницы буржуазии.
Исследователи никак не могли выяснить виновника столь ужасного нашествия. Ведь им приходилось оперировать лишь описаниями, сделанными европейскими летописцами.
Эрмитажные коты - гордость Санкт-Петербурга. Они - один из символов города на Неве. Должность усатых хранителей была введена одновременно с созданием самого музея, три сотни лет назад.
Странно, пока в девяностые мы кормили кошек простым минтаем, не зная ни о каких сухих кормах и прививках, никто не болел так массово, никому не мешали уличные кошки, спасающие дома от крыс, бродячие дворняги никого не кусали на улице, все где-то на складских-заводских территориях были накормлены и согреты зимой. И чем больше я узнаю людей, тем больше люблю животных. Они живут и уходят достойно, а человек остается с пустотой.
Пробки от бутылок тоже пошли в ход, ими выложены мозаичные орнаменты, в том числе и большое изображение самого Будды.
Виктор Франкл наиболее выдающийся психолог 20 века, его идеи актуальны, что не скажешь о Зигмунде Фрейде или Карле Юнге. Именно поэтому статья получилось большой с обилием цитат. Такие откровения в книге не пройдут незамеченными, если ее прочитать, но ныне читают мало, поэтому получился краткий пересказ книги. Для меня Виктор Франкл покруче любого супермена.
Эзотерика предполагает передачу знаний только избранным. Не всем доступны тайные знания. Но такой расклад остался в прошлом. Сейчас все люди умеют писать и читать, все имеют доступ к множеству книг и практически любой информации.
И каждый, кто скопировал карту, стал считать себя великим знатоком путешествия, ведь теперь он знал, где какой поворот делает река, где расширяется, а где сужается, где находятся ямы, а где пороги.
Как-то, один суфийский Мастер медитировал. Погружаясь глубоко в безмолвие, вдруг увидел, что стоит у врат Божьих. Не медля, он постучал в дверь. Из-за ворот раздался голос.
Вот что говорят об этом, к примеру, студентам 1 курса на факультете журналистики любого университета мира
Мама критикует меня из-за выбора одежды и мы часто ругаемся в магазине...
Именно знание произведения, понимание задумки автора и течения сюжета помогли Карузо стать не просто величайшим тенором, но лучшим актёром.
Животные харизматичны от природы, так что тот человек, который придумал снимать их для кинофильмов, явно не прогадал. В кадре они смотрятся отлично.
Десятого августа 1628 в Стокгольме, столице Швеции, стоял прекрасный летний день. Король Густав II Адольф Васа хотел, чтобы это было самое могущественное судно в мире. Король хотел, чтобы корабль с его родовым именем был несравненным.
После опроса моих подруг и знакомых выяснилось, что у кого- то этот подарок стоит для красоты, а кто-то купил, но так ни разу и не воспользовался. У меня была та же история.
С одной стороны, деньги действительно универсальный презент, ведь именинник получает возможность самостоятельно выбрать себе подарок. С другой, теряется элемент сюрприза, приятной неожиданности.
В квартире собралась большая компания, и многих я видела впервые. Я разнервничалась из-за этого и, чтобы расслабиться, стала налегать на шампанское.
Это была целая церемония: открыть коробку, достать звезду, "зарядить" фосфор под лампой, чтобы звёздочка засветились в темноте этим особенным пурпурным светом...
В прошлый Новый год отказался от оливье. В этот год попробую от мандаринок отказаться - надо же выяснить, отчего мне так плохо 1 января.
Что лучше, Мурманск или Мальдивы?
Результаты телефонного социологического опроса, проведенного утром 1 января
Жила-была Обезьянка. Она была очень непослушной. Однажды она раскидала все свои игрушки. Мама, увидев беспорядок, попросила её собрать их. Но Обезьянка не послушалась и ушла гулять, оставив игрушки на полу.
У одного старого фермера была невероятно скандальная и ворчливая жена, которая с утра до вечера орала на супруга, всё время его в чём-то упрекала или поучала.
На одной остановке зашла женщина, а на улице остались её дочь вместе с внучкой. И эта внучка крикнула: "Бабуля, а как же поцеловаться?!".
Сегодня мы подводим итоги писательского блиц турнира, который продолжался чуть больше 10 дней и завершился в канун нового года. Не сложно догадаться, что тематика турнира "Новый Год".
Теперь в конце каждого произведения можно увидеть большой рекламный баннер.
Что тут скажешь после Чехова? А он советовал, что как родится младенец, надо взять розги и сечь его, приговаривая: "Не пиши! Не пиши! Не пиши!"
Советские дети все делали своими руками, впрочем, как и родители, все чинили сами. Для вдохновения требовалось, чтобы предки ушли из дома.