Опрос

Какая рубрика вам нравится больше?



События

30.12.2020 21:42

Международная Клубная Премия 



30.12.2020 21:35

Результаты писательского блиц турнира 

Новогодний Бум


Бонусы

26.01.2021 05:56
firoza [35]
получил бонус
+7000
произведение
Право на одиночество
26.01.2021 05:56
firoza [35]
получил бонус
+8000
произведение
Право на одиночество
26.01.2021 05:56
admin [35]
получил бонус
+50000
произведение
Право на одиночество
26.01.2021 05:56
firoza [35]
получил бонус
+1500
произведение
Право на одиночество
25.01.2021 16:18
admin [35]
получил бонус
+1

Комментарии

Да, человеку свойственно накручивать всякие небылицы. В любом случае, об этом всегда интересно почитать.
22.01.2021 admin
Интересные объекты. Конечно, о них описаны много раз,исследованы, но трактовки разные.
22.01.2021 firoza
Да, отличное место. Раньше каждый год туда семьёй ездили в отпуск.
22.01.2021 admin
«Быть единичной личностью… есть единственное истинное и высшее предназначение человека и тем самым превыше всякого другого предназначения», — утверждал Кьеркегор в начале 19 века. Это и есть предупреждение о толпе (большинстве), что привело к разрушению устоев и системы ценностей через слом традиций в 20-м веке. Тенденция создала новый тип разочарованного поколения, виртуального человека, которому предстоит выживать в 21 веке.
18.01.2021 МилаЗах
Очень правильная статья. Я как писатель была бы в восторге, если бы книги вызывали чувства, будили размышления в читателе, если этого нет, то книга не удалась. Странная позиция у издательств, мир убегает в иллюзии дрянной фантастики, это очень тревожный симптом формирования нового виртуального человека. Можно сказать, что перелом в психике человечества произошел. Боюсь, что это не лечится.
18.01.2021 МилаЗах

ТОП 10

МилаЗах [39] 67261
firoza [35] 58940
Auster [35] 3781
tarakan [28] 1701
Kongo [17] 1369
ka4ka [28] 1148
Erikus [18] 844
admin [35] 394
udalov [18] 0
Мария Михайлова [6] 0
25.11.2020 Рубрика: Рассказы
Автор: МилаЗах 25.11.2020
Рейтинг статьи: 6 Просмотров: 4 | 6109
Использовано:
Купон #163578 на сумму 1
Иришка сбросила грязные сандалики, сполоснула ноги и забралась на полати. Рубашка под платьем была не холщовая, а шелковая, тоже сшитая из бабушкиного платья и ей не было стыдно. Очнулись они от предрассветного тумана, баня окончательно выстудилась, одежда и обувь просохли на камнях.
фото: jaaj.club
Иришка придирчиво вглядывалась в зеркальце на стене. Зинка достала в городе настоящую тушь за (целых!) срок копеек! С настоящей щеточкой-расческой. В избе было темновато, и девушка перебралась к окну. Она выводила быстро застывающую щеточку из ресниц и заметила, что бабушка Дора не спит, а наблюдает за ней. Кончики ресниц слиплись в треугольники, Иришка стала иголкой разделять их и кольнула себя в глаз, разревелась, размазала краску по лицу. Бабушка молчала. Целых сорок копеек! Обида, что у нее ничего не получается как в кино, обида на копе-еш-шное собирательство такой огромной суммы. Денег в семье никогда не было, платили трудоднями, зерном, кормом для скота, отрезами, с огорода продать было нечего, да и некому. Всех дачников Зинкина мать приручила давным-давно, только они и могли платить деньгами. Степка покупал ей сахарные слипшиеся подушечки конфет и часто терял мелочь, Иришка бережно подбирала, но он всегда шутил: «Оставь себе на шпильки».

Какие могли быть шпильки - Иришка не понимала, волосы у нее были тяжелые, и баранка вокруг головы никак не держалась, она так и бегала с двумя косами без бантиков. В школе после экзамена только и разговоров было о выпускном вечере! Иришка и не мечтала о платьях, о которых судачили девчонки.

 Стул под бабушкой Дорой скрипнул, она была грузная со слоновыми ногами, словно вытекающими в разрезы валенок на голенище, студенистость всего тела объяснялось не ожирением, а отеками на фоне пережитого в войну голода. Дед так и умер опухшим, читая Библию за столом, Иришка помнит его. Облик деда стал, конечно, уже сливаться с застывшей позой бабушки Доры, читавшей ту же книгу, в том же чеховском пенсне, в тех же валенках и шали пуховой.

- Иринушка, - позвала бабуля, - сними мою постель с сундука...

- Она же чистая, - всхлипнула внучка.

- Сними-сними, что-то достать надо.

 Девочка не помнила, чтобы сундук когда-либо открывали, и любопытство было сильнее обиды на собственную неумелость. Нафталином не пахло, моль не летала.

 - Смотри! Смотри, лиса как живая!

- Это горжетка...

- Гор кто?

- Горжетка, ее накидывают на плечи или вместо воротника...

- Почему ее никто не накидывал?

- На что накидывать-то? на фуфайку?!

     Бабушка Дора была статной женщиной и, конечно, ее венчальное платье было непомерно велико для внучки, удивленно перебиравшей пальцами зажелтевшую от времени ткань, непривычно воздушную, мягкую и немнущуюся. Она трогала вышивку по краю декольте и спрашивала:

- А зачем нужны были пуговицы по вырезу платья?

- Шито было золотом и жемчугами... Сменяли на хлеб в двадцатые годы. Великовато, да. Ваши родители, да и вы - не выросли, это недоедание лишило людей нормального роста. А мы-то смеялись над недорослями. Грешно. Ладно. Будет у тебя наряд на первый бал, вся деревня ахнет, не жмурись.

   Танцы после собрания и вручения аттестатов зрелости, выступлений самодеятельности подпортили дачные бездельники, деревенские парни задирались с ними, им так редко давался отдых в посевную. Да еще эта гроза. Убегая, Иришка оскользнулась в лужу, Степка подхватил ее руку, но она все-таки испачкалась и разревелась. Такой долгожданный день был испорчен. Степан погасил лучину в еще теплой бане, прочавкал мимо чей-то топот и ругань стихла.  Он замыл подол, умылся сам от следов крови, присыпал пеплом свои ссадины.

- Ты сегодня была как кисейная барышня... Красивая очень. Сними, пусть сохнет, все равно гроза.

Иришка сбросила грязные сандалики, сполоснула ноги и забралась на полати. Рубашка под платьем была не холщовая, а шелковая, тоже сшитая из бабушкиного платья и ей не было стыдно. Очнулись они от предрассветного тумана, баня окончательно выстудилась, одежда и обувь просохли на камнях.

- Жена ты мне теперь, - задумчиво потянул Степан, - жена... Вечером так же придешь сюда, - подытожил он.

- Как жена? Почему вот так, без сельсовета - жена?!

- Ты и есть сама любовь, что еще-то краше будет, как у нас?! Ну не пущу же я тебя по рукам! Сельсовет сейчас, в посевную да в Петровский-то пост, сплетни пойдут. Все осенью записываются, так и мы запишемся. Давай, беги домой и мамке ничего пока не говори. Я дома сначала поговорю, чтобы честь честью было. Не бойся, Иринушка, разве я обману? Летом еще поступить учиться надо, куда-нибудь в городе. Подумаем, вечером жду.

  Иришка растерянно пробралась в избу, накрылась одеялом, и солнечные фейерверки вновь закружили ее.

- Какая погода-то нынче солнечная!

Она так и проснулась с этими словами. В оконце нависла чернющая туча, собиралась новая буря. Бабушка Дора уже дремала над книгой, платье сияло белизной первой брачной ночи... венчальное платье. Недаром их принято хранить...

 Десятилетия прошмыгнули, а Ирина Фаддеевна так и не смогла припомнить более солнечного лета. Поскрип плетеного кресла, ночная свежесть. Она накинула на плечи лису. Рыжая шкурка на саржевой подкладке, потрепанная временем с мордочкой и глазками-бусинками. Бабушкина горжетка была настоящая - цельная шкурка лисицы с носиком и лапки были с лакированными коготками, хвост закидывался через плечо...

Сын погасил свет у себя, Лельку с детьми не слышно. Семейка спит. У соседа были открыты двери на балкон, легкий гомон и постукивание бильярда доносилось в подлунной тишине. Ирина поежилась.

В августе пришла несостоявшаяся свекровь, собрала ее нехитрые пожитки и увезла к себе, сообщив, что Степана забрали, и он велел ей жить у его матери. Никуда учиться поступить не удалось. В семье были одни бабы: бабушка, мать, она и сестренка. Дед умер в войну, отец не вернулся с фронта, брат пропал после войны, дядю забрали до войны, заступиться было некому, а председатель не дал характеристику в училище. Теть-Маня была практичной и сдержанной, мама даже голосить не стала, не стала и бранить. Что случилось, то случилось, с глаз долой такой позор. Бабушка Дора благословила по старинке и шепнула на ухо:

- Ни за что не возвращайся в колхоз, сожрут...

Степана ждать семь лет - как из армии. Письма шли плохо, а живот у Иринушки уже рос хорошо. Она родила в райцентре, никто не интересовался ею, не дразнил, не оскорблял. Свекр провожал ее каким-то тяжелым взглядом. Иришка боялась его. Мальчик рос спокойным, а молодая мамочка жила в небольшой комнатке Степана. Занавеска вместо двери откинулась, дед вперился в обнаженную грудь, наблюдая кормление. Теть-Маня огрела мужа по спине скалкой, но тот лишь ухмыльнулся на крик. Что ему в телогрейке-то станется. С ребенком на руках бежать было некуда от домогательства свекра, на работу с общежитием не брали. Ирина завербовалась на Север - поварихой, как только молоко пересохло у кормящей мамочки, - удрала не прощаясь.

- Знал бы ты, сыночка, как мама тебя бросила, не корил бы всю жизнь этим.

Глеб Петрович старше Иринушки на четверть века, но вожделеющий взгляд ей был приятен, и солоноватый привкус поцелуя говорил о сильном чувстве и возможности насладиться этим чувством. Тогда свекру всего-то было под пятьдесят, а ей и восемнадцати не было. Сколько слез и надуманных бедствий сочиняет себе юность. Вот взяла же и выскочила замуж за бакинца, вырвала Ваську из рук баб-Мани, и он усыновил его. Реванш! Двенадцать лет терпела это мурло ради сына, которому «нужен был отец». Вот вам и солнечный город, где кроме пыли и духоты припомнить нечего. В поезде она сказала сыну о цели поездки, следом шли контейнеры с барахлом, хрусталем и стенкой. Приехали к родному папочке - СтЁпану. Знакомство с бабушками и родными домами мамочки вышло каким-то недужным. После армии Васька не нашел на прежнем месте ни мамы, ни бабы, ни тяти. Мама на Севере, папаня спился, бабки вымерли. Бакинский папа единственный - кто по-человечески встретил его. Да, он был уже женат на «своей» и родил сына наконец-то, помог советом, связями и деньгами устроиться в Москве и работать. Василий искренне обрадовался, что в сумбурных решениях маман не было времени, сменить ребенку фамилию и отчество усыновителя. А теперь Васька даже гордился своей тайной и для полного отрешения от корней алкаша и б... Он решил сменить имя, благо псевдонимы резко входили в моду.

Иринушка накинула плащ с капюшоном и вышла на прогулку по ночному поселку, вскоре генеральская овчарка с хозяином догнали ее, и привычно потекла задушевная беседа. Было очень разумно, что в царские времена женились в зрелом возрасте на молоденьких девушках. Что может дать пытливой девочке ее малоопытный сверстник? Только боль, неумение принять решения, сберечь себя, чтобы защитить хрупкую любовь, ранимую юность не только тела, но и души.

Ирина часто думала-гадала, вот какого черта понадобилось Степке ввязаться в драку, уже зная, что она тяжелая, что надо ее устроить на работу до рождения ребенка. Вырваться из деревни можно только через запись в сельсовете, что ей разрешается уехать к мужу и выйти из колхоза, получить паспорт, не говоря уже о посмешище, на которое он выставил ее - кисейную барышню. Всю жизнь их травили в деревне за нищету и гордость. Вот сейчас почти полтинник, как тогда было свекру, и он не домогался, а просто любовался юной женщиной. Кормящая мамочка это мадонна, на нее невозможно насмотреться. Зачем набивать шишки, чтобы понять очевидное, без далеко идущих последствий. Взгляд был зачарованный, но не такой глупый как у сына, взгляд взрослого человека.

 Когда собрались гости, родня - по поводу воссоединения семьи, приходил и отец Степана с новой женой и дочкой. Несостоявшийся свекр и дед был еще в полном расцвете сил, а девок после войны уйма, и каждой хотелось обабиться - ощутить материнство. Раздолье  для мужиков и только советская власть пыталась партийной совестью кастрировать предназначение человеческое - продолжение рода. Родить без мужа было очень стыдно, словно новый человечек это не чудо. Огромная смелость - противостоять морали строителей коммунизма - принять статус матери-одиночки, а ребенку дать статус незаконнорожденного.

Сейчас генерал приветствует ее выбор, хотя тогда решала за нее теть-Маня. И было той теть-Мане лет, как сейчас Иринушке. Что-то не складывалось в советских установках линии партии и правительства, что жена-стахановка и чувственная женщина может быть в одном лице. Она чувствовала себя любимой Иринушкой, желанной и любящей, и желающей, но никак не хотела признать свой возраст или согласиться с общепринятыми возрастными мерками для чувства, захлестнувшего ее нежданно. В тон ее размышлениям генерал прижал к себе крепко - по-хозяйски властно.

- А пошли бы все на хрен! - Сказал он с чувством и заглянул ей в глаза. - Мы что маленькие?! Конфеты в гостиной воруем? Родили, вырастили, на ноги поставили. Мы имеем право жить для себя. У меня уже и внучка родила, пусть живут своей жизнью, а к нам не лезут. Что смешного в нормальном желании жить полноценной жизнью? Мы еще сами родить можем! Ну, ведь так, Иринушка?

- Так-то так, но как-то неудобно, стыдно перед детьми.

- Стыдно бросать женщину с младенцем без дома, без работы, без помощи, однако, люди разводятся и один, и два, и три раза. Но это не красивая партеечка в шахматы, ее не переиграешь по-новому с иной позиции. Что делать мне? Если я вполне дееспособный мужчина и старостью с унынием от меня не пахнет? Что мне, уже помирать? Если ты хочешь через ЗАГС, я прятаться, как пацан, не умею. Что твой Василий, разве не поймет?!

- Боюсь, что не захочет понять. Дети - эгоисты.

- Твой Василий, надломленный парень, но не эгоист, он собачится, но делает то, что должен делать, обеспечивает и Лельку и тебя и...

- И чужую жену тоже обеспечивает и ублажает иногда. Это ее работа, не мое воспитание. Эта мадам дорогая любовница, которая всегда дорога. Попила кровушки.

- Не знаю насчет «кровушки», это уже ревность прет, но мадам того стоит. Эффектная леди. Это мои дети эгоисты, привыкли жить хорошо, и все им мало. Они ведь не о морали пекутся, а чтобы наследство молодой «жене» не досталось. Я бы, пожалуй, и спрашивать тебя не стал, но сам опасаюсь, что...

- Ты боишься меня, Глеб? Мне ничего не нужно от тебя, у меня все есть!

- Бог с тобой, золотая рыбка, я за тебя опасаюсь, они могут причинить вред нам, мне, тебе, чтобы не допустить новой жизни. Нашей жизни.

Ирина вытянулась в струнку, Глеб сжал ее в объятьях, поцелуй был головокружительным. Небо в алмазах - искры из глаз. Она всегда выходила из дремоты в предрассветные часы, приглаживала его седину, очерчивала знатный профиль, любуясь им перед уходом, приникала порывисто, накидывала плащ и исчезала.

- Я думала, что погода будет солнечной, - заметила она сыну, качавшемуся в кресле с сотовым телефоном. Он закончил разговор и сообщил ей, что говорил с Прагой, пока она его не перебила.

- Не рано для Праги?

- В самый раз - начало рабочего дня.

- Это из-за ее бегства я имею счастье провести лето с бабой-дурой и пеленками?

- К вашему сведению, мэм, два туалета есть в доме, а на улице туалет для прислуги, не стоило вам так рано выходить из дома...

- Эта твоя...

- Моя - кто?! Она твоя копия в ином временном измерении, такая же...

Но маман уже поднялась в дом, бросив плащ на рояле в гостиной, она уже спрятала блуждающую улыбку наслаждения в мякоть подушки и разревелась тихо, понимая, что ничего уже не изменится, никогда погода не будет такой солнечной, как тогда со Стёпкой. Никогда-никогда. Никогда она не впишется в интерьер генеральской дачи, где сам генерал изгнанник из собственной квартиры и всегда будет под прицелом, и шаг влево кончится расстрелом. Но можно и приятно провести время, жизнь-то не кончается. Василий выждал паузу, ему не хотелось лишних ушей, и вновь набрал Марусе, ворча в усы:

- Копия, мэм, такая же блудливая кошка... Мэм, так я вас не разбудил, вы только что вернулись? Хор-р-рошо! Отдохнули с мужем хорошо, спрашиваю? Ладно, перезвони, когда отдохнешь. Перезвони, уже без шифровки, шли бы все уже на хрен!

Комментарии

#68519 Автор: Клим написано 11/25/2020 11:57:49 AM
Стыдно бросать женщину с младенцем без дома, без работы, без помощи...

Добавить комментарий


Да, испытания делают человека более практичным, другим. Она стала неузнаваемой. И чем большие тяготы давили, тем сильнее она сопротивлялась, как пружина. Веселья в этом не было, но этот закон касался все сфер жизни.
Маруся рано проснулась, с улыбкой потянулась, вспомнив сон или явь. Альберт прикрыл дверь, кошки сильно скреблись к хозяйке и разбудили.
Не каждая родная мать может найти подход к своему ребенку, а мачехе это сделать еще сложнее. Но, если обнаружить эту крохотную лазейку, взамен можно получить море детской любви.
Меж сосен перебегали белки, чирикали воробьи, пациенты кланялись издалека, рассевшись по скамейкам в парке клиники неврозов. После выписки они будут скучать по тишине и забвению своих заскоков.
Возвращаясь в Москву, Словно в боль окунаюсь. Ощущение, словно кого-то теряю Или долго ищу, и найти не могу. Возвращаюсь в Москву.
Осталось тело – вот беда Не мог я видеть солнца свет И бога я молил сто лет Чтоб жизнь мне прошлую вернул Или чтоб я навек уснул.
Озябли руки у мальчонки, – Отдал он варежки девчонке. Смешинка-девочка взяла, – В охапку сердце забрала.
И после бури – на вымокший песок Бессонной ночью выброшены – Водоросли строк…
И вот уже впереди замаячил просвет между стволами деревьев. Арина приободрилась. От родной деревни её теперь отделяло лишь одно поле. Но радость её оказалась преждевременной.
Говорят, что в каждом доме есть свой хранитель — домовой. Я, например, с ним ни разу не встречалась. И дома ничего необычного не замечала. Даже мои три кошки всегда вели себя, как подобает обленившимся валенкам: вальяжно, спокойно. Непохоже, чтобы кого-то боялись...
Странные истории, но реальные факты. Мой дед, по его словам, начал пробовать курить где-то с шести лет. И вот к восьмидесяти годам почувствовал себя неважно.
Полёты – на метле ли, на ковре-самолёте, на чём-то другом, или же мечты – всегда были в центре внимания. Всех людей сильно тянет в небо, поэтому на тематике полётов всегда было повёрнуто огромное количество умов.
Джакомо Казанова был авантюристом и великолепным любовником, прожившим яркую, богатую приключениями жизнь. Среди женщин, которых Джакомо осчастливил, были и монахини, и проститутки, и служанки, и представительницы буржуазии.
Исследователи никак не могли выяснить виновника столь ужасного нашествия. Ведь им приходилось оперировать лишь описаниями, сделанными европейскими летописцами.
Эрмитажные коты - гордость Санкт-Петербурга. Они - один из символов города на Неве. Должность усатых хранителей была введена одновременно с созданием самого музея, три сотни лет назад.
Странно, пока в девяностые мы кормили кошек простым минтаем, не зная ни о каких сухих кормах и прививках, никто не болел так массово, никому не мешали уличные кошки, спасающие дома от крыс, бродячие дворняги никого не кусали на улице, все где-то на складских-заводских территориях были накормлены и согреты зимой. И чем больше я узнаю людей, тем больше люблю животных. Они живут и уходят достойно, а человек остается с пустотой.
Пробки от бутылок тоже пошли в ход, ими выложены мозаичные орнаменты, в том числе и большое изображение самого Будды.
Виктор Франкл наиболее выдающийся психолог 20 века, его идеи актуальны, что не скажешь о Зигмунде Фрейде или Карле Юнге. Именно поэтому статья получилось большой с обилием цитат. Такие откровения в книге не пройдут незамеченными, если ее прочитать, но ныне читают мало, поэтому получился краткий пересказ книги. Для меня Виктор Франкл покруче любого супермена.
Эзотерика предполагает передачу знаний только избранным. Не всем доступны тайные знания. Но такой расклад остался в прошлом. Сейчас все люди умеют писать и читать, все имеют доступ к множеству книг и практически любой информации.
И каждый, кто скопировал карту, стал считать себя великим знатоком путешествия, ведь теперь он знал, где какой поворот делает река, где расширяется, а где сужается, где находятся ямы, а где пороги.
Как-то, один суфийский Мастер медитировал. Погружаясь глубоко в безмолвие, вдруг увидел, что стоит у врат Божьих. Не медля, он постучал в дверь. Из-за ворот раздался голос.
Вот что говорят об этом, к примеру, студентам 1 курса на факультете журналистики любого университета мира
Мама критикует меня из-за выбора одежды и мы часто ругаемся в магазине...
Именно знание произведения, понимание задумки автора и течения сюжета помогли Карузо стать не просто величайшим тенором, но лучшим актёром.
Животные харизматичны от природы, так что тот человек, который придумал снимать их для кинофильмов, явно не прогадал. В кадре они смотрятся отлично.
Десятого августа 1628 в Стокгольме, столице Швеции, стоял прекрасный летний день. Король Густав II Адольф Васа хотел, чтобы это было самое могущественное судно в мире. Король хотел, чтобы корабль с его родовым именем был несравненным.
После опроса моих подруг и знакомых выяснилось, что у кого- то этот подарок стоит для красоты, а кто-то купил, но так ни разу и не воспользовался. У меня была та же история.
С одной стороны, деньги действительно универсальный презент, ведь именинник получает возможность самостоятельно выбрать себе подарок. С другой, теряется элемент сюрприза, приятной неожиданности.
В квартире собралась большая компания, и многих я видела впервые. Я разнервничалась из-за этого и, чтобы расслабиться, стала налегать на шампанское.
Это была целая церемония: открыть коробку, достать звезду, "зарядить" фосфор под лампой, чтобы звёздочка засветились в темноте этим особенным пурпурным светом...
В прошлый Новый год отказался от оливье. В этот год попробую от мандаринок отказаться - надо же выяснить, отчего мне так плохо 1 января.
Что лучше, Мурманск или Мальдивы?
Результаты телефонного социологического опроса, проведенного утром 1 января
Жила-была Обезьянка. Она была очень непослушной. Однажды она раскидала все свои игрушки. Мама, увидев беспорядок, попросила её собрать их. Но Обезьянка не послушалась и ушла гулять, оставив игрушки на полу.
У одного старого фермера была невероятно скандальная и ворчливая жена, которая с утра до вечера орала на супруга, всё время его в чём-то упрекала или поучала.
На одной остановке зашла женщина, а на улице остались её дочь вместе с внучкой. И эта внучка крикнула: "Бабуля, а как же поцеловаться?!".
Сегодня мы подводим итоги писательского блиц турнира, который продолжался чуть больше 10 дней и завершился в канун нового года. Не сложно догадаться, что тематика турнира "Новый Год".
Теперь в конце каждого произведения можно увидеть большой рекламный баннер.
Что тут скажешь после Чехова? А он советовал, что как родится младенец, надо взять розги и сечь его, приговаривая: "Не пиши! Не пиши! Не пиши!"
Советские дети все делали своими руками, впрочем, как и родители, все чинили сами. Для вдохновения требовалось, чтобы предки ушли из дома.