Опрос

Какая рубрика вам нравится больше?



События

20.09.2020 08:07
🎃🎃🎃

На задворках фермерского хозяйства Jaaj.Club выросло


Говорят, они обладают необычными свойствами.

🎃🎃🎃
03.08.2020 20:00
📢📢📢

Внимание!
Стартовал первый
среди писателей, поэтов, копирайтеров, рерайтеров, графоманов и просто творческих людей, которые хотят испытать свои силы в писательском мастерстве.

Регистрация доступна до 
31 октября 2020 года

Турнир проходит
с 1 августа по 17 декабря 2020 года

Призовой фонд
5000 руб.

📢📢📢
01.08.2020 08:05

Завершился турнир одной статьи


победитель турнира

 Auster[34]


Бонусы

24.09.2020 12:15
получил один голос
+1
произведение
Исповедь Святого
24.09.2020 12:14
Vladkor54 [21]
получил бонус
+50
24.09.2020 12:13
получил один голос
+1
произведение
45. Похороны
24.09.2020 12:12
получил один голос
+1
произведение
47. Суд чести
24.09.2020 12:11
Vladkor54 [21]
потерял предмет
+300
произведение
Маленькие черти

Комментарии

Спасибо!
24.09.2020 МилаЗах
Замечательно!
24.09.2020 Igomuh
Замечательно, едко и правдиво! Понравилось!
24.09.2020 МилаЗах
Лирическая поэтическая проза очаровывает! Спасибо!
24.09.2020 МилаЗах
Разумного объяснения не вижу. Ну не медведь и не горилла же в парке заблудились?!
24.09.2020 МилаЗах

ТОП 10

МилаЗах [32] 244590
Auster [34] 7973
vgm [14] 4265
Kaiser_grekov [14] 3252
Plaza [23] 3041
Demidov [18] 2750
admin [34] 2713
Maxim Valter [12] 2068
Vladkor54 [21] 1734
Клим [22] 1486
27.07.2019 Рубрика: Культура
Автор: inolit Редактор: aygulkoroleva 12.12.2019
Рейтинг статьи: 2 Просмотров: 2 | 508
Использовано:
Купон #187282 на сумму 301
Выдающийся мыслитель и писатель, лауреат Нобелевской премии 1957 года Альбер Камю родился в Алжире, окончил философский факультет в Оранском университете. Детство Камю прошло в среде белой бедноты. В студенческие годы он активно работал в передвижном театре труда.

408

Выдающийся мыслитель и писатель, лауреат Нобелевской премии 1957 года Альбер Камю родился в Алжире, окончил философский факультет в Оранском университете. Детство Камю прошло в среде белой бедноты. В студенческие годы он активно работал в передвижном театре труда. Писатель состо­ял в Комитете содействия Международному движению в за­щиту культуры против фашизма, был членом коммуни­стической партии, но вышел из нее в 1937 году, возложив на коммунистическую идеологию вину за советский вариант ка­зарменного социализма, уверовав в фатальную неизбежность перерождения Прометея в Цезаря. 

Культура Средиземноморья воспринята Камю как основа ранней пантеистической концепции личности. Она базирова­лась на почти обожествленной вере в радость бытия, отожде­ствлении Бога и природы, в которой растворено божественное начало. Увлечение языческими культурами и дохристиан­скими заветами отразилось в сборнике Камю "Бракосочета­ние" (1939). 

Постепенно под влиянием событий истории Камю переходит к концепции человека абсурдного, которая предо­пределит все нараставший интерес писателя к экзистенциализму. В том, что это философское направление стало своеобразной религией творческой интеллигенции первой половины века, есть немалая заслуга Aльбера Камю, все творчество ко­торого от новелл, драм, романов до эссе и речей является фи­лософскими трактатами и притчами экзистенциализма. 

Концепция человека абсурдного подробно разработана Камю в эссе "Миф о Сизифе" и повести "Посторонний", опубликованных в 1942 году. Через призму этих двух книг не­трудно представить себе круг вопросов и ракурсы их рассмот­рения в школе литературного экзистенциализма, сложившей­ся во Франции в сороковые годы. 

"Миф о Сизифе", над которым писатель работал с 1936 по 1941 год, состоит из четырех частей. Это - "Рассуждения об абсурде", "Человек абсурда",бсурдное творчество" и крат­кая беллетристическая интерпретация легенды, давшей назва­ние всей работе. Рассматривая различные версии Сизифа, в том числе и гомеровский вариант, Камю приходит к выводу, что Сизиф, обреченный богами вкатывать на вершину горы огромный камень, который сразу же под тяжестью собствен­ного веса низвергается обратно к подножию, и есть герой аб­сурда. "Презрение к богам, ненависть к смерти, жажда жизни стоили ему несказанных мук, когда человеческое существо заставляют заниматься делом, которому нет конца. И это рас­плата за земные привязанности", - констатирует писатель и предлагает читателю более пристально вглядеться в Сизифа во время краткой передышки и спуска. Это час, когда можно вздохнуть облегченно, час "просветления ума". В каждое из таких мгновений Сизиф, подчеркивает Камю, "возвышается духом над своей судьбой. Он крепче обломка скалы". Камю предлагает Сизифу возвыситься над своим уделом (камнем), обузой, богами и осознать, что "его судьба принадле­жит ему самому", а "обломок скалы - его собственная забота". Как только Сизиф открывает для себя эту истину, принимает свое существование как заботу, понимает, что нет солнечного света без мрака и от ночи никуда не уйдешь, он становится человеком абсурда. Смиряясь со своей судьбой, принимая ее как данность, он находит силы возвыситься над богами: "В тот ми­молетный миг, когда человек окидывает взглядом все им прожи­тое, Сизиф, возвращаясь к своему камню, созерцает чреду бес­связных действий, которая и стала его судьбой, сотворенной им самим, спаянной воедино его собственной памятью и скреплен­ной печатью его слишком быстро наступившей смерти. И так, уверенный в человеческом происхождении всего человеческого, подобный слепцу, жаждущему прозреть и твердо знающему, что его ночь бесконечна, Сизиф шагает во веки веков. Обломок ска­лы катится по сей день". 

Сизиф, персонаж древней легенды, в эссе Камю становит­ся символом Человека, его судьбы, обреченности на смерть и неизбежности экзистанса в абсурдном мире. В других разделах эссе исходная позиция автора излагается более подробно, аб­сурд для него - отправная точка. Чувство абсурда, пишет он, может поразить любого человека на повороте любой улицы; абсурд обнаруживает себя на каждом шагу - в плотности и чуждости мира, в бесчеловечном, которое источают люди, в невозможности ответить на вопрос "зачем живет человек", в невольной растерянности при виде того, чем мы являемся на самом деле, ибо вокруг тошнота (здесь Камю цитирует Сар­тра, не называя его). Об абсурде, продолжает Камю, напоми­нает и тот чужак, который смотрит на нас из глубины зерка­ла, с наших собственных фотографий. И, наконец, Камю резюмирует: "Человек абсурда начинается там, где кончается человек, питающий надежды, где дух, перестав восхищаться игрой со стороны, хочет сам в нее вступить". 

В аспекте пред­ложенной темы Камю, как видим, полемизирует с Хайдеггером, Ясперсом, Шестовым, Кьеркегором - философами, раз­рабатывавшими основополагающие принципы экзистенциа­лизма, не все принимая у своих предшественников. Ссылает­ся автор Сизифа и на проблемы донжуанства, и на героев Достоевского, цитирует мысли Гамлета, широко вводя культу­рологический фон для своих положений. 

Художественным вариантом философского эссе "Миф о Сизифе" можно назвать повесть Камю "Посторонний", композиционно напоминающую краткий вариант "Преступления и наказания" Достоевского. Повесть состоит из двух частей; в них изложена хроника одного достаточно заурядного (если можно считать таковым убийство человека) преступления и последовавшего за ним наказания. Француз Мерсо в жаркий день под палящим солнцем на берегу моря убивает араба. Стреляет в лежащего на песке человека, даже не попытавше­гося вскочить или защищаться, хотя у него имелся при себе нож. Мерсо выстрелил в него раз, а потом еще четыре раза в уже неподвижное тело. День как бы застыл в океане расплав­ленного металла, и соединилось то, что несет в себе фамилия Мерсо (Meur Sault - смерть и солнце). Два эти слова звучат как рефрен к его жизни и к концепции абсурдного героя у Камю. Убийство выглядит странно, если не учитывать жизненную философию Мерсо - человека абсурдного, развивающего на конкретной ситуации из живой действительности мифологи­ческую конструкцию Сизифа; человека одинокого и не при­нимающего ритуалов, которым следуют люди, не принимаю­щего ни их этики, ни их страданий и привязанностей. Он - чужой и посторонний. Многое в Мерсо и его преступлении проясняется в ходе расследования преступления, мотивов и причин убийства. 

Расследование начинается с самой первой строки повести, где читатель знакомится с Мерсо. Разгадка преступления - в его личности, его отношении к миру и сти­лю бытия. Расследование автора - объективное и доброжелательное, и потому оно существеннее, чем расследование, которое про­ведут официальные структуры суда, проведут безразлично по отношению к личности Мерсо и слишком лениво, чтобы ус­тановить истинные причины происшедшего. Судьба Мерсо мало кого волнует в этих официальных структурах государст­ва. Есть процессы посенсационнее, и даже журналисты не проявили интереса к делу Мерсо. Единственное чувство, ко­торое тот вызывает у всех,- недоумение, а публика, пришед­шая "позевать" в суде, вообще с самого начала отнеслась к нему враждебно уже потому, что почувствовала в нем чужака, из другой стаи, другой породы и образа мыслей. А поскольку он - чужак, то, чем суровее будет приговор, тем большее удовлетворение испытает общественность. 

Все сведения о Мерсо, которые приведены в первой части повести, во второй оборачиваются показаниями против него на судебном процессе. Доказательством его чужеродности, а значит, и вины является стиль его отношений с подругой, по­ведение на похоронах матери, участие в делах соседа Раймона Синтеса. По просьбе соседа, чьи занятия сутенерством ни у кого не вызывали сомнений, Мерсо написал письмо одной арабской девушке. Это лживое, гнусное письмо (тем более что оно касалось чужой интимной жизни) послужило поводом для сведения счетов с бедной девушкой. А на суде именно это письмо стало основанием для вынесения Мерсо окончатель­ного приговора - смертной казни. Мотив, которым Мерсо объяснил сам факт написания письма, имевшего целью лишь угодить соседу ("У меня не было никакой причины писать так, чтобы ему не понравилось"), только усилил предположе­ние о преднамеренном убийстве. Не помогло разбирательству и поведение Мерсо на суде, его безразличие и отчужденность, как будто речь шла о ком-то другом, совершившем убийство, о постороннем. 

Название повести фиксирует мироощущение героя; пове­ствование от первого лица дает возможность познакомиться с его бытием и образом мыслей, понять суть его "посторонности". Мерсо равнодушен к жизни в ее привычном эти­ческом смысле. Он отбрасывает все ее измерения, кроме единственного - своего собственного существования. В этом существовании не действуют привычные нормы: говорить женщине, что ты ее любишь; плакать на похоронах матери; думать о последствиях своих поступков. Здесь можно не при­творяться и не лгать, а говорить и делать то, к чему ведет са­мо существование, не думая о завтрашнем дне, потому что только психологические мотивировки и есть единственно верные мотивировки человеческого поведения. 

Герой Камю не решает социальных вопросов; общественно-исторических обстоятельств для него не существует. Единственное, в чем он уверен, это то, что скоро придет к нему смерть. Он знает также, что ничто не имеет значения, что жизнь не стоит того, чтобы "за нее цепляться":"Ну что ж, я умру. Раньше, чем другие,- это несомненно. Но ведь всем известно, что жизнь не стоит того, чтобы за нее цепляться. В сущности не имеет большого значения, умрешь ли ты в тридцать или в семьдесят лет,- в обоих случаях другие-то люди, мужчины и женщины, будут жить, и так идет уже многие тысячелетия". 

Смерть как проявление абсурдности существования - вот основа освобождения героя Камю от ответственности перед людьми. Он раскрепощен, ни от кого не зависит, ни с кем не хочет себя связывать. Он - посторонний в отношении к жиз­ни, которая ему представляется нелепым собранием всевоз­можных ритуалов; он отказывается выполнять эти ритуалы. Гораздо важнее любых принципов и обязательств, долга и со­вести для Мерсо то, что в момент совершения им убийства было нестерпимо жарко, а голова страшно болела, что "солн­це сверкнуло на стали ножа... и Мерсо будто ударили в лоб длинным острым клинком, луч сжигал ресницы, впивался в зрачки и глазам было больно". Солнце вообще преследовало героя Камю: судебное разбирательство открылось в самый разгар лета, когда в небе сверкало солнце, и проходило при все усиливающейся жаре. Солнце и смерть - составные фа­милии Мерсо - читаются в повести как символы радости и боли, трагизма человеческого бытия: "Из бездны моего буду­щего в течение всей моей нелепой жизни подымалось ко мне сквозь еще не наставшие годы дыхание мрака, оно все урав­нивало на своем пути, все доступное мне в моей жизни, такой ненастоящей, такой призрачной жизни. Что мне смерть на­ших ближних, материнская любовь, что мне Бог, тот или иной образ жизни, который выбирают для себя люди, судьбы, избранные ими, раз одна-единственная судьба должна избрать меня самого, а вместе со мною и миллиарды других избран­ников, даже тех, кто именует себя, как господин кюре, моими братьями... Все кругом избранники. Все, все - избранники, но им тоже когда-нибудь вынесут приговор". 

Конфликт, таким образом, в повести Камю находится на оси столкновения людей-автоматов, выполняющих ритуалы, и живого существа, не желающего их выполнять. Трагический исход здесь неизбежен. Трудно совместить собственное эгои­стическое существование и движение человеческих масс, тво­рящих историю. Мерсо напоминает и язычески раскрепощен­ную личность, выпавшую из лона церкви, и лишнего человека, и аутсайдера, который оформится в литературе во второй по­ловине века. 

Образ "постороннего" вызвал много различных толкований Он был воспринят в кругах европейской интел­лигенции военного времени как новый "Экклезиаст", чему немало способствовало высказывание автора о своем герое: "Единственный Христос, которого мы заслуживаем". Фран­цузская критика проводила параллель между "посторонним" и молодежью тридцать девятого и шестьдесят девятого годов, так как и те и другие были своего рода посторонними и в бунте искали выход из одиночества. 

Жан-Поль Сартр в статье «Объяснение "Постороннего"» (1943) трактует персонаж Камю как совершенно особую поро­ду, требующую иных понятий, нежели привычные категории добра и зла, и принадлежащую к абсурду: «"Абсурден" тот человек, который из изначальной абсурдности, не колеблясь, извлекает все необходимые последствия... Что же такое абсурд как порядок вещей, как исходная данность? Не что иное, как отношение человека к миру. Абсурдность изначальная - пре­жде всего разлад, разлад между человеческой жаждой едине­ния с миром и непреодолимым дуализмом разума и природы, между порывом человека к вечному и конечным характером его существования, между "беспокойством", составляющим са­мую его суть, и тщетой всех его усилий».  

Посторонний" Камю - это герой своей эпохи в такой же степени, как Печорин был героем своего времени; это художественное воплощение те­зиса Камю о том, что свобода есть "право не лгать". Роман "Чума" (1947) - философская притча, в которой Камю продолжает проверять позицию "постороннего" в экс­тремальной ситуации, требующей от "героя абсурдного" неза­медлительного участия в событиях. Хроника стихийного бед­ствия, постигшего алжирский город Оран, задумана и решена как аллегория, возможная в двух прочтениях: конкретно-историческом (чума - фашизм) и в более широком смысле (чума - удел существования). 

Во время внезапно вспыхнув­шей эпидемии жители города, в большинстве своем обывате­ли, неспособные осмыслить катастрофу и принимающие свою судьбу, оказались в условиях вынужденной изоляции. На об­щем фоне Камю выcтраивает четыре модели поведения интеллигенции делающей свой выбор. Это - иезуит Панлу, ве­рящий в очистительную силу справедливого наказания, журналист Раймон Рамбер и сын прокурора Тарру, помогаю­щие санитарным дружинам сражаться против болезни и смер­ти, хотя этот выбор, казалось, никак не предопределен их взглядами и прежней жизнью, и, наконец, доктор Рье, вы­полняющий свой долг до конца. Однако подвижническая дея­тельность доктора расценена автором как бесконечное пора­жение: ведь чума пропала, как и возникла, сама по себе, с первым снегом. Доктор не разделяет всеобщую радость побе­ды в финале романа, "...ибо он знал, что не ведала ликующая толпа и о чем можно прочесть в книжках,- что микроб чумы никогда не умирает, никогда не исчезает, что он может деся­тилетиями спать где-нибудь в завитушках мебели или стопке белья, что он терпеливо ждет своего часа в спальне, в подва­ле, в чемодане, в носовых платках и в бумагах и что, возмож­но, придет на горе и в поученье людям такой день, когда чума пробудит крыс и пошлет их околевать на улицы счастливого города"

Альбер Камю написал "Чуму" после победы над фашизмом, но он не делает акцент на социальных мотивировках, а скорее возводит эпидемию чумы в ранг универсального символа зла вообще, трагического удела смертного человека и его человеческой природы. Близкие проблемы подняты в пьесах Камю "Калигула", написанной в 1938 году и опубликованной уже после войны, "Недоразумение" (1944), пьесе-мифе "Осадное положение" (1948), повести "Падение" (1956).   

Комментарии

-Комментариев нет-

Добавить комментарий к статье


Дурь какая-то идет от этих клонов. Тут я встретил на выходе из ангара твою юность, дорогая. Представляешь, в красном платье! Без защитного костюма, без капюшона с маской. Бог не дал ума, так нашел ей пару.
Часовня напоминала аварийный шатер с граненым куполом и громоотводом в виде креста. Монархи-клоны поочередно подходили к раскладной подставке для книги и красивым басом читали главы псалтири.
И вот, когда, разметив тенями тропинки и поляны, солнце вознамерилось было отойти вновь, чиркнув стволом об ствол, как спичкой, дубрава решилась недвусмысленно воззвать к его, солнца, разумению
Спаситель на кресте взывает к богу, Но праведника слышит только тьма. Пускай же с этих строк начнется эпопея, Переплетение путей Добра и Зла...
Когда-то был гордым, Он был старший брат, Но вестник отца Отныне лишь враг.
Поэты глаголют, Весна проститутка! Ну что же, А значит и я не поэт.
Но солнце уходит, Восходит луна, И лес оживает наглядно. А с лесом и я восстаю ото сна, Принц Тернии с судьбою Пилата...
Мой дедушка, когда мне было десять лет, рассказал о своём дедушке (то есть, получается, о моём прапрадедушке), который жутко боялся коров. Тот постоянно повторял, что коровы не те домашние животные, за кого себя выдают
Жил-был тринадцатилетний мальчик, его звали Артёмка. На день рождения мама и папа купили ему чёрную кошку
Норвежский профессор Ш. Коулсон обнаружила следы первого ритуала, известного истории, на территории Ботсваны. На протяжении последнего столетия археологи и этнографы считали, что первые ритуалы и обряды древние люди в Европе начали совершать немногим более 40 тыс. лет назад. Но новые исследования показали, что самые древние ритуалы появились в Африке более 70 тыс. лет назад, а сколько еще предстоит археологам открытий.
Эта малышка Матильда, маленькая пищалка.
Кошки задремавшие по закуткам, спасаясь от уборки, оживились на запах масла. Первой прискакала Маруся, стуча пятками по ламинату, обнюхала мои ноги, пол, тапки, начала облизывать пальцы. Подтянулась истощенная беззубая Бася, оживилась толстушка Няша, заглядывая в глаза и катаясь на спине.
После ухода царь-кошки Милли Маруся стала старшей кошкой, сегодня она всем напомнила об этом.
Я присела, чтобы выпить горячий кофе, и вдруг поняла, что с утра не вижу черного кота Бусика. Его нигде не было. Я стала думать и вспомнила, что дверца шкафа-купе была немного отодвинута.
Зимой контуры чужой жизни более отчётливы. Для путешественника — это бонус.
Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, что может случиться с человеком, который оказывается в неизвестном для него мире? Мир, разрушенный войной — не самое дружелюбное место. Здесь повсюду окружают мутанты, бандиты и разрушенные здания.
Главный герой Соколов Антон, молодой ученый работает над фантастическим изобретением, которое уже много столетий не дает разным поколениям покоя, речь идет о «машине времени».
Философы говорят, что интуиция — это постижение вещей без необходимости обосновывать их доказательствами.
Один юноша спросил мудреца: как научиться определять людей которым можно доверять и тех, которым нельзя.
Проповедь без благодати – самое страшное, что может случиться с отшельником.
Одним прекрасным, тихим вечером сидел король на террасе замка и, смотря на свой цветущий сад, размышлял: зачем всё существует, откуда появляется и куда исчезает, кто такой Бог и где находится…
Шизанутым с добрым утром!
Только открой душу, тут же натопчут.
Порой авторы очень красочно описывают то, что едят их герои, и делают это так, что действительно слюнки текут. И ведь из всей этой еды, которую возможно встретить в любимых рассказах, можно составить меню на банкет.
Прекратив убивать себя мучными продуктами, мы получим красивое тело и новую жизнь.
Посуда... Покупаешь однажды, а радуешься ежедневно! Магазин посуды - место, где ординарные предметы быта, которыми пользуются для приготовления, приёма и хранения пищи, трансформируются в сосуды, доверху наполненные предвкушением Праздника!
Люди, которые болтают даже после того, как хозяйка убрала со стола, раздражают многих, их сложно выпроводить домой.
Ты никогда не отмечала День космонавтики? Напрасно! Ведь каждый из нас частичка Космоса, и поэтому этот праздник очень важен!
10 февраля по традициям древних славян отмечают день именин Домового – доброго духа, ограждающего дом от нечисти и помогающего по хозяйству.
Даже не знаю, как сказать ему, что у меня нет сестры.
Без помощников власть не продержится.
Будьте внимательны!
Жил-был бабайка. Был он большой, лохматый. Шерсть у него была коричневая, как шоколадка и мягкая, как пух. А глаза были яркие зелёные. И даже светились в темноте.
С нею дедушка сводил.
Полусгнившая изба
И погнутая труба.
Так вот, собственно, и жили.
Стоит ли снова и снова обращать внимание детей на сказки, приключенческие романы, интересные истории? Да, стоит. Британские физиологи утверждают: чем больше книжек прочел человек в детстве, тем выше уровень его интеллекта.
Эта бытовая сказка во многом отражает сущность нашей повседневной жизни. Сюжет в ней настолько реален, что читая, невольно возникает ощущение, будто мы сами проживаем ситуацию.
В передаче через века греческих мифов участвовало так много людей, что история, скорее всего, была изменена и дополнена. Примерно так же люди играют в глухой телефон, и детали меняются или скрываются при переходе от человека к человеку.