Опрос

Как часто вы бы хотели получать емейл рассылки Jaaj.Club?





События

23.01.2023 17:38
* * *

Открылась вакансия

Модератор Jaaj.Club
Модератор
Jaaj.Club

- оплата сдельная;
- свободный график;
- бесплатное обучение.

Обязанности

- оформление статей и произведений согласно стилистике сайта;
- при необходимости подборка и загрузка картинок.

Требования

- базовые знания HTML (основные теги - p, div, blockquote)
- чувство стиля Jaaj.Club

Писать пользователю Jaaj.Club
или на емейл andrey.khmelev@jaaj.club

* * *
09.01.2023 10:57
* * *

Опубликована церемония награждения

* * *
06.01.2023 11:51
* * *

Обновление


Стало возможным выставить основную Писательскую Гильдию. Опция доступна на странице редактирования профиля.

Менять основную Писательскую Гильдию можно раз в месяц.

Также все Гильдии, в которые входит пользователь, отражаются на странице просмотра пользователя.

Вступление в Гильдию стало возможным при достижении 10 уровня.

Перевод монет внутри Гильдии комиссией не облагается.

При создании новой гильдии предметы уничтожаются. Ранее их можно было снова купить в магазине.

* * *

Комментарии

Удалил её. Как дойдёт повествование до 9 главы, просто снова опубликуйте.
26.01.2023 Jaaj.Club
Добрый день, случайно добавила в книгу 9 главу вместо 3, как быть? Удалить её?
26.01.2023 Palevka-89
Ничего смешней и интересней не приходилось читать из сказок. Браво!

Мне напомнило это сочинение произведение Сыр. Прикрепил его.
20.01.2023 Jaaj.Club
На данный момент можно прикрепить только к статьям, которые находятся на модерировании, для этого надо нажать на "плюсик" в том месте, где обычно отображается предмет в статье. Для этого нужен ещё один предмет.

Немного запутано, в ближайшее время упростим этот процесс.
20.01.2023 Jaaj.Club
Понятно, то есть к уже опубликованной статье его нельзя прикрепить?
20.01.2023 Formica

Бонусы

27.01.2023 16:53
Kiremonui [1]
получил бейджик
+1
27.01.2023 14:09
получил бонус
+1
27.01.2023 14:08
получил бейджик
+1
27.01.2023 13:07
получил бейджик
+1
27.01.2023 12:35
получил бонус
+1
01.01.2023 Рубрика: Байки из склепа

Монастырь в наследство (продолжение)

Автор: Palevka-89
1581 0 0 7
От произнесённого имени Иоланда на несколько секунд выпала из реальности. Вспомнились наставления отца, и слёзы матери, пока их никто не видел. Как можно было договариваться о браке, как о сделке по покупке племенной кобылы? Хотя отец берёг своих лошадей лучше, чем родных детей.
фото: jaaj.club
Часть вторая

Глава 1

Дорога оставляла желать лучшего. Карету качало из стороны в сторону и от этого у пассажиров ещё долго болело всё тело. Тёмный лес почти не пропускал даже слабые лучи солнца, создавая иллюзию сумерек. Кучер лениво цокал на коней и жевал посохший хлеб.

- А я, так больше не могу, – простонала девушка, стараясь, удобнее усесться в карете. – Леди  Иоланда, может, часть пути пройдём пешком?

- Тебе нужно стать терпеливее, – с улыбкой произнесла леди, оставаясь сидеть идеально ровно, сложив руки на коленях. – Это всего лишь маленькое испытание, которое готовит нас к более сложным, и ты должна научиться встречать их с гордо поднятой головой. Не забывай, откуда мы родом.

- Да, леди Иоланда.           

Густые, каштановые волосы были собраны в высокую и сложную причёску. Бледная кожа и огромные добрые глаза золотистого цвета. Леди Иоланда представляла собой идеальное сочетание грации, красоты, воспитания и человечности. Ту самую человечность, которую титулованные особы старались избегать.

- Леди Иоланда, я вижу на вашем лице глубокую грусть, – сопереживающе произнесла  девушка.

- Это усталость от дороги, Мэриан.

- Так, вы уже виделись с лордом Филиппом?

От произнесённого имени Иоланда на несколько секунд выпала из реальности. Вспомнились наставления отца, и слёзы матери, пока их никто не видел. Как можно было договариваться  о браке, как о сделке по покупке племенной кобылы? Хотя отец берёг своих лошадей лучше, чем родных детей.

И вот, в одно серое утро, ей, леди из рода Гринхейл, доложили о том, что она немедля должна отправиться в путь. Путь, который начертила сама судьба. Путь, который избрали звёзды, который она никак не хотела принимать. Её ожидала церемония помолвки. Родители прибудут через несколько дней вместе с приданным.

Замужество в двадцать три года. Что  может стать постыднее для дочери лорда Гринхейл? Только отказ от брака.

Всё произошло слишком быстро и ей даже не дали времени всё хорошо обдумать.

- Возьми с собой только самое необходимое, – говорила мать. – Из служанок, самая находчивая Мэриан, твоя дальняя кузина. Пусть она немного несносна, но зато, с ней будет легче и веселее. И последнее…

- Да, матушка, не перечить мужу и во всём с ним соглашаться, – опустила голову Иоланда. – Но я его даже не знаю, – прошептала она совсем тихо.

- На нас идут войной, и только ваш союз сможет укрепить наши позиции. То, что лорд Филип попросил твоей руки, спасёт наши земли.

Иоланда с грустью посмотрела на мелькающие деревья и прикрыла глаза.

- Нет, Мэриан, я его не видела.

И в эту минуту в дверцу кареты, что-то громко ударило. Лошади  остановились, встали на дыбы и испуганно заржали.

- Тпруу! Тише вы! – послышался голос кучера.

Мэриан не удержалась на месте и выглянула наружу.

- Ах, леди Иоланда, это так страшно!

- Что может быть страшнее брака по расчёту, – неслышно, одними губами ответила леди.

- Взгляните!

Лес уже начинал редеть, а дорога, по которой они ехали, расширяться. Высокие и могучие деревья возвышались над каретой, но не это напугало служанку. На всех деревьях, на каждой ветке, сидели чёрные птицы и жадно разглядывали приезжих.

- Мэриан, посмотри, там, у колеса лежит раненый ворон. Ему нужна помощь!

- Но… - начала служанка, - Они такие противные. И братья мне рассказывали, что эти птицы могут выклевать глаза.

Мэриан поёжилась, словно один из пернатых уже прицелился к её лицу.

Кучер спрыгнул вниз и тоже с опаской поглядывал по сторонам. Он ждал приказа, двигаться дальше.

Наступали настоящие сумерки, и лес медленно погружался во тьму.  Шелест крыльев, шорохи в траве и другие звуки леденили, непривыкшие к таким местам, сердца.

Леди Иоланда грустно вздохнула и вышла из кареты. Её ноги тут же мягко провалились в сосновые иголки, устилавшие дорогу.

- Ты налетел на нашу карету? – и с этими словами девушка подняла на руки птицу.

В деревьях поднялся гвалт. Множественное карканье превращалось в адскую какофонию. Один из воронов сорвался с ветки и с огромной скоростью полетел прямо на Иоланду. Девушка вовремя успела увернуться и быстро забралась обратно в карету.

- Кучер, к замку! – выкрикнула она, и покрепче прижала птицу.

- Нам нужно выбросить его! Слышите, они кидаются на лошадей! – с визгом вскрикнула Мэриан.

- Этот ворон изгой, и стая решила его добить. Но я не желаю доставлять им этого удовольствия.

Леди была тверда и решительна. Возможно, что она невольно начала сравнивать птицу с собой. Нет. Она не была изгоем, но её род теперь не с ней. Они, как будто отвернулись от неё.

Часто, Иоланда слышала в коридорах, как прислуга шепталась о её возрасте и несостоявшемся браке. Ей тогда, было девятнадцать лет, и отец принял решение о свадьбе своей дочери с юным графом, который подавал большие надежды в военном деле. Но ему было семнадцать, в юном сердце царил бунт гормонов, а также страсть к подвигам и дамским сердцам. Во время помолвки семейство Гринхейл гостило во владениях графа. Иоланда избегала жениха, как могла, но он был навязчив. А ещё, он как-то оказался в одном коридоре с леди Иоландой наедине, и со смехом пытался ухватить её за грудь.

В тот же вечер, в своей комнате, леди в сердцах топнула ножкой и воскликнула:

- Чтоб тебя земля поглотила!

А на утро, пришло известие, что молодого графа насмерть затоптала его же любимая кобыла. Графство погрузилось в траур, а семейству Гринхейл пришлось незамедлительно отправиться в свои земли.

Про это долго шептались в родном замке, и Иоланда ничего не могла изменить. Нельзя же казнить всю прислугу! Приходилось наказывать, но это лишь уменьшило сплетни на некоторое время.

Ворон на руках девушки встрепенулся, и она вернулась к реальности.

- Моя леди, он жив! – прошептала Мэриан и отодвинулась подальше, насколько это позволяла карета.

- Я хочу взять его в замок. По приезду, прикажи, чтобы ему предоставили большую клетку.

- Будет исполнено.

Карета стала двигаться ровнее, и послышался звук щебёнки. Они приближались к замку.

Сердце леди Гринхейл застучало чаще, в руках появилась дрожь.

- Тпрууу! – кучер остановил карету и ловко спрыгнул с козел.  

- Приехали!

Мэриан увидела, как с лица напротив, сошла краска, осветляя кожу в цвета холодного мрамора.

Ворон встрепенулся вновь и тихо каркнул, чем вывел девушку из ступора. Дверца кареты противно скрипнула, открывая доступ к Иоланде, которая сейчас скорее бы умерла, чем сделала ещё один шаг навстречу браку. 

Глава 2 

Каменный свод большой комнаты был выполнен по плану безумца. Начиная от центра и плавно переходя к углам, поток  украшали розы, переплетающиеся между собой. На ржавой цепи висел канделябр с двумя амурами, у которых помимо крыльев, присутствовали и рожки. А если приглядеться, то можно заметить, что на самом основании потолка проступает рисунок библейского характера.

Стены сплошь покрывали гобелены, наполненные отрывками истории какой-то битвы.  У широкого окна отсутствовала решётка. Её отлично заменял плющ с ярко оранжевыми цветами, на пыльцу которых слетался рой пчёл.  Около входной двери располагалась маленькая спальня для прислуги. Мэриан уже туда заглянула, и по глазам было заметно, что её всё устраивало.

Гулкие шаги было слышно  с закрытой дверью. Даже шум со двора был здесь слышен.

- Это самая странная комната, которую мне довелось увидеть! – протяжно сказала Мэриан, запрокинув голову к верху.

Леди Иоланда сидела на краю кровати и грустно смотрела на свои руки. Ворона забрали. Ведь и в самом деле, разве леди Гринхейл должна настолько опускаться, чтобы дотрагиваться до грязных птиц?

- Вы так глубоко задумались? – появился голос Мэриан над самым ухом девушки.

- Я? Да нет, просто… - а, что просто, она и сама себе не могла пояснить. Перед глазами постоянно то и дело появлялись мужские руки, Его руки! Не взгляд, не губы, которые после свадьбы придётся целовать, а руки, облачённые в тёмную ткань. Несомненно, эти руки с тонкими, как вороньи лапки пальцами, причинят ей боль.

- Мне нужно выйти! – внезапно воскликнула леди Иоланда и кинулась к выходу.

- Куда? – поспешила за ней Мэриан.

- Я хочу обратно, домой! – разрыдалась девушка.

- Вам нельзя, – служанка пыталась перегородить путь, но опоздала, Иоланда уже взялась за ручку двери.

- Заперто?! Почему дверь заперли?

- Возможно, вам показалось. Ой, и вправду – заперто!

А силы уже покинули юную леди. Она плавно съехала по стенке у двери и тихо начала плакать.

- Это даже не брак по расчёту. Это заклание! Меня принесли в жертву ради спасения земель. Ты думаешь, нас тут будут лелеять и любить? – Иоланда схватила Мэриан за руку. – Нет! Будет просто счастье, если мы протянем хотя бы месяц!

- Но, как же ваш титул? Вы…

- Оставь меня Мэрион, придёшь на рассвете. Завтра мне нужно будет хорошо выглядеть.

- Слушаюсь, леди Иоланда.

И девушка скрылась за соседней дверкой.

Солнце закатилось за горы, и замок погрузился во тьму. Тонкая свеча едва освещала помещение на несколько шагов вокруг, на кровати вздохнул силуэт.

- Кар!

Силуэт встрепенулся и от неожиданности поджал колени к груди.

- Ты вернулся! – воскликнула Иоланда. – Я думала, что тебя забрали насовсем. 

Ворон сидел на подоконнике и разглядывал девушку своими глазками бусинками. Помятые перья торчали во все стороны, левая лапка поджата к телу.

- Как ты нашёл меня?

- Кар.

 Чернокрылый ловко спрыгнул на пол и заковылял к камину. Подошёл, покрутил головой, взлетел на каминную полку и каркнул на фарфоровую лисичку.

Только заселившись, леди Иоланда ещё не успела осмотреть все мелочи комнаты. А их, оказалось не мало. Лисичку окружали медные подсвечники, сушёные цветы, статуэтки.

Девушка взяла в руку холодный фарфор и удивилась тому, как приятно легла лисичка в ладони.

- Она очень изящно выполнена.

- Кар.

Ворон резко сорвался с каминной полки, и, подлетев к одному из гобеленов, скрылся за ним. Двое, рыцарей застыли на тканом полотне, изображая кровавую битву, которой не суждено закончится.

Иоланда подошла поближе и осветила стену свечой. Она не понимала, куда мог деться ворон, ведь за гобеленом была, как она думала, глухая стена.

Дыхание вырывалось белым облаком, от каменного пола холодели ноги, кожа на руках покрылась гусиной кожей. Эти края славились туманами и ночными ветрами. Девушка поёжилась, вернулась к кровати, накинула на плечи шаль, и, вернувшись к гобелену, решительно откинула ткань.

Перед глазами появилась небольшая дверь. Медная ручка-кольцо, единственное, что украшало криво сбитые доски. Дверь не поддавалась ни в одну сторону. Ворон, сидевший у порога внимательно разглядывал Иоланду, пытающуюся, попасть внутрь тайной комнаты.

- Кар.

- Не открывается.

- Кар.

Создалось впечатление, что пернатый покачал головой, а затем, вспорхнул на левое плечо девушки. Острые коготки впились в нежную кожу, оставляя красные полосы.  

- Ай! – воскликнула Иоланда, но птицу не прогнала.

В той руке, где сидел ворон, девушка держала фарфоровую лисичку.

- Это?

- Кар.

Иоланда подняла руку со статуэткой, и тут произошло то, чего она никак не ожидала. Ворон клюнул лисичку, разбивая не мелкие белые осколки. Среди них оказался маленький серебряный ключик.

- Он от двери?

- Кар.

Собрав все юбки и опустившись на колени, девушка разглядела замочную скважину, прямо под ручкой.

За простой дверкой оказалась весьма странная комната. В ней совсем ничего не было кроме каменной скамейки и странного окна тянущегося от пола, плавно переходя в потолок.

- Отсюда, наверное, открывается чудесный вид на закат, – зачарованно произнесла Иоланда, но ответа ей не последовало. Ворон пропал, непонятно как, покинув комнату.

* * *

Библиотека пахла старой бумагой, дорогой кожей, бурбоном и… цветами. Высокие стеллажи были полностью забиты книгами. У камина стояли два кресла, а справа от них большой глобус. В одном из кресел, утопая в коже, сидел лорд Филипп, и задумчиво разглядывал в лунном свете воронье перо.

В дверь постучали.

- Да.

Вошёл один из слуг и, поклонившись, произнёс:

- Вам доставили подарок от стороны невесты.

- Пусть поставят в подвал, – грубо ответил лорд.

- Простите за дерзость, но я думаю, что вам сначала нужно на него взглянуть, – слуга низко склонил голову и отступил в коридор на два шага. Ничего не произнеся, Филипп поднялся и последовал за слугой.

Двор освещался несколькими факелами, стояла упряжка лошадей и уже сгруженные две клетки, в которых запросто поместились бы сами кони. Среди прутьев и деревянных досок в глаза бросались белые крылья.

- Сотня королевских голубков, – сказал слуга и похлопал ладонью по прутьям.

- Выпустить! – бросил лорд и развернулся идти обратно.

- Их специально прислали для церемонии венчания, – уже тише ответил мужичок.

- Выпустить немедленно!

Рыка в голосе было достаточно, чтобы понять, что лорд Филипп не в духе и может легко лишить жизни за невыполнение приказов.

Металлические затворы были открыты и в чёрное, холодное небо вырвался белоснежный поток, несущийся навстречу своей судьбе.

- Бедняжки, их растерзают хищные птицы. Но уж лучше они, чем моя шкура, – и слуга направился в замок, чтобы проследить, горит ли ещё камин в хозяйской спальне. 

Глава 3 

Солнце только начинало просыпаться и освещало макушки гор, свежий ветерок, проникал сквозь щели между стёкол и приятно холодил кожу. Иоланда проснулась на каменной скамье и плотнее завернулась в накидку. Что-то тёплое не давало её душе начать грустить с самого утра. Она вспомнила, как среди ночи поднялся шум, и тёмное небо озарилось белыми всполохами. Голуби для помолвки быстро разлетелись по сторонам, давая надежду, что лорд тоже против этого брака. Иначе бы птицы, так и остались в клетке.

Леди оглядела комнату и решила, что если задержится здесь, то устроит в этом месте оранжерею. Ведь людям так нужно тайное место, где они могли бы побыть с собой наедине.

Иоланда вышла из тайной комнаты. Спальня оказалась пустой, Мэриан смешно похрапывала в комнатке для прислуги.  Каменные цветы на потолке в солнечном свете приобрели розовый оттенок, и больше не давили своей гротескностью.

- А завтра уже помолвка, - прошептала Иоланда и поправила гобелен на стене, прикрывавший маленькую дверку.

Леди Гринхейл самостоятельно оделась, решив не будить Мэриан, и умылась ледяной водой в чаше на туалетном столике. Холод освежил не только кожу лица, но и мысли, потерявшие дорогу к логическому завершению.

От запаха вьющихся цветов на окне, появился здоровый аппетит. Иоланда понадеялась на удачу, и потянула за ручку входной  двери. Та, поддалась, и запах сырости ворвался в комнату. Девушка выглянула в каменный коридор, и, не раздумывая пошла по направлению солнца.

Один жуткий поворот сменялся другим, коридоры становились длиннее и темнее. И какой-то момент, Иоланда вышла к яркому свету. С правой стороны открывался вид на внутренний двор замка. В центре стояли две лошади и мужчина, державший их под уздцы.

Остальные предметы не вызывали у Иоланды интерес. Взгляд, как завороженный остановился на мужчине. Высокий, с чёрными, как воронье крыло волосами, статный и.… нежный? То, как он обращался с лошадьми, говорило о том, что он не жесток к животным.

Наверное, леди Иоланда слишком пристально смотрела, потому что мужчина поднял голову и встретился с ней взглядом.

- Лорд Филипп, - чуть не вскрикнула она и отошла в тень колонны.

Сердце застучало, словно пыталось вырваться из груди.

 

 

А лорд Филипп стоял посреди двора, купая лошадей в редких солнечных лучах. Он не разглядел, что произошло на балконе, лишь краем глаза уловил женский силуэт в нежно кремовых тонах.

Кивком головы, лорд подозвал грума и передал лошадей. Двор пустел, оставляя  оседающую пыль.

Внезапный порыв ветра, растрепал чёрные волосы, и лорд, в спешке направился к воротам, ведущим в лес.

Грозди чёрного воронья сорвались с ближайших деревьев и окружили выходящего человека.

 

Леди Иоланда петляла по незнакомым коридорам, стараясь отыскать хоть кого-то. На свою комнату она уже не надеялась.

- Вам нельзя находиться в этом крыле, - произнёс бархатный голос.

Девушка обернулась и заметила молодого человека у портала в стене. Тёмное одеяние сливалось с тенью. Лишь зелёные глаза светились, как два изумруда

- Простите, кажется, я немного заблудилась, - покраснела леди Гринхейл, глядя на красивые черты лица мужчины.

- Вы, леди Иоланда?

- Да.

- Позвольте представиться, лорд Ричард. Родной брат Филиппа.

Иоланда опустилась взгляд и присела в реверансе. По законам, она, как невеста, должна выказывать уважение семье мужа.

- Ну, что вы, у нас здесь глушь, да сырость. Формальный этикет соблюдается разве что на рождество и похороны. Со свадьбой пока не понятно, ещё не было.

Ричард протянул руку и Иоланда с сомнением, но всё же положила свою сверху.

- Позвольте, проводить вас до ваших покоев?

- Я была бы вам весьма благодарна.

И они двинулись вглубь коридора.

Ричард был молод и красив, каштановые волосы, зачёсанные назад, уверенная поступь, он шутил над своим домом и казался очаровательным.

"Мне не повезло и родители выбрали не того жениха, но общение ведь не под запретом?" - подумала леди Гринхейл, уже получая удовольствие от пребывания в замке.

- Если я вам понадоблюсь, вы только позовите, - Ричард галантно поцеловал руку Иоланды, останавливаясь у двери в её покои.

- Спасибо.

На этом моменте спокойствие кончилось. Из комнаты выскочила Мериан и врезалась прямо в лорда.

- Ох, леди Иоланда, где же вы были, я искала вас повсюду?

- Помолчи!

- Дамы, оставляю вас. Увидимся за ужином.

И с этими словами Ричард развернулся и скрылся в тёмных недрах коридора.

- Ты воспитанная девушка, а ведёшь себя порой, как простолюдинка, впервые попробовавшая вина.

- Простите, леди, я переживала. Проснулась, а вас нет в комнате.

Иоланда прошла внутрь, бросила беглый взгляд на гобелен с рыцарями и опустилась на кровать.

- Принесли фрукты и приглашение на обед. С лордом Филиппом, - последние слова служанка прошептала.

- Обед? Ты разобрала мои вещи?

- О, леди Иоланда, только не сердитесь, те наряды, что собирали вы с матушкой, пропали. В сундуках лишь солома.

- Оставь меня одну.

- Это ваши родители так поступили?

- Мэриан, выйди!

Служанка нехотя вышла из комнаты, а Иоланда достала серебряный ключик из потайного кармана на платье и подошла к гобелену.

- Комната моих горьких слёз, - она вошла, опустилась на каменную скамью и заплакала.

- Кар, - возник ворон из ни откуда.

- Здравствуй, - леди тут же вытерла слёзы и надела маску радушия.

Её с детства учили, что никто не должен видеть чувства высокопоставленных особ.

- Кар.

- У меня для тебя ничего нет, но после обеда, я обещаю принести чего-нибудь съестного.

Ворон подошёл к ногам и взлетел на скамью. Чёрные глазки бусинки пристально вглядывались в лицо леди Гринхейл.

- Чудное место, не правда ли? Не хватает немного зелени и порядка.

Такой разговор показался Иоланде отвлекающим, и она продолжила.

- Вот тут, я бы поставила фризею, а здесь, пёструю маранту. Летом растения дарили бы прохладу, а зимой - тепло. Интересно, кто его создал?

- Кар!

- Ты?

И на мгновение Иоланде показалось, что ворон кивнул. Она провела рукой по глазам, словно отгоняя видение, и улыбнулась.

- Будешь моим другом?

- Кар.

- Тогда, можно, я поведаю тебе мою самую страшную тайну?

Ворон склонил голову на бок, как будто раздумывая, соглашаться или нет.

- Кар, - выдал он в итоге.

- Я сегодня видела лорда Филиппа без слуг и высокомерия. Знаешь, он вполне милый, хоть и немного грустный.

Ворон перепрыгнул со скамьи на край приоткрытого окна, и оказался в тени. Зато его взору открылся облик Иоланды, освещённый полуденным солнцем.

- А ещё, я познакомилась с его братом Ричардом.

От упоминания имени брата Филиппа, ворон громко закаркал и вылетел через окно. Казалось, что он понимал, о чём речь, и она была ему не по нраву.

- Стой! – воскликнула леди.

И тут же в оранжерею проникла голова Мэриан.

- Что вы здесь делаете?

Тайная комната была раскрыта.

Вечером того же дня за несколько минут до спуска на ужин, леди Гринхейл у своей двери нашла горшочек цветущей фризеей.  

Глава 4 

Гостиная зала поражала своими размерами, там спокойно могла разместиться целая деревня, расположенная на земле рода Гринхейл. На стенах висели портреты виконтов и графинь близлежащих окрестностей. Высокие, от пола до потолка окна, плотно зашторены тёмной тканью. Единственный свет, горевший в гостиной зале, это сотни свечей в канделябрах вдоль стен. Длинный стол изобиловал дичью, свининой, колбасами и большим количеством кувшинов с вином. На одном конце сидел лорд Филипп и задумчиво разглядывал бокал в руке, место напротив, пустовало. Посередине устроился лорд Ричард, с энтузиазмом жующий ножку птицы.

Напольные часы начали отбивать шесть вечера, и с последним ударом массивная дверь распахнулась, впуская светлое очарование мрачного замка. Леди Иоланда смущаясь, прошла немного вперёд и сделала реверанс. Оба брата тот час встали и поприветствовали гостью кивком головы.

Ужин предполагался без слуг, и Филипп с радостью хотел помочь сесть Иоланде, на брат его опередил. Ричард находился ближе и с резвостью скакуна направился к краю стола.

- Леди, позвольте, пододвинуть ваш стул?

Иоланда посмотрела на другой конец стола. От Филиппа её отделяли футов сорок, не меньше.

- Благодарю, - она села на жёсткий высокий стул и Ричард с лёгкостью придвинул её к фарфоровой тарелочке и хрустальному бокалу.  

- Вы верно голодны? - с улыбкой спросил Ричард, - Позвольте, сейчас вами поухаживать?

Щёки Иоланды залились краской, но в бликах свечей, она была похожа на ангела.

Шёлковое, нежно розовое платье без пышной юбки, выделяло стройность и грацию. Ещё вчера оно принадлежало Мэриан, но в связи с пропажей всего гардероба, пришлось пойти на жертвы.

Филипп со стуком поставил бокал.

- Ричард, не будь навязчивым.

А тот, уже протянул Иоланде тарелку с отварными языками. А затем, и вовсе плюнул на правила. Ричард пододвинул свой стул ближе к леди Гринхейл и уселся нога на ногу.

- Как вам, ваши новые владения? - громко спросил Филипп, разглядывая женский силуэт напротив.

- У вас здесь очень много птиц.

- Да, - рассмеялся Ричард, - в других землях наш замок называют "вороньим гнездом". Но эти птицы живут тут с незапамятных времён, - он посмотрел на брата со злобой.

Иоланда переводила взгляд с одного брата на другого и поражалась их разницы в характере и внешности. Ричард был задористым, пылким и весёлым. Филипп же напротив, молчалив, серьёзен и с грустью в глазах.

- Леди Иоланда, ваши родители задерживаются в дороге, и боюсь, что они не успеют к помолвке, - сообщил Филипп.

- Но...  - она хотела сказать о чувствах, что её разжигали, но вовремя остановилась.

- Брат, не стоит сообщать плохие новости за столом. От этого портится аппетит, - уколол Ричард.

- Лорды, извините, я закончила трапезу.

Иоланда встала из-за стола, и больше не говоря ни слова, вышла из залы.

- Идиот! Филипп, ты только всё портишь! - воскликнул Ричард, подливая себе вина.

- Не смей так говорить со мной.

- Если ты старший, это ещё ни о чём не говорит. Я - поддерживаю порядок в замке, я - веду его дела, пока ты... Ты, играешься с даром!

- Это проклятие! - закричал Филипп, вскакивая и переворачивая стул, - Я не просил его. Не выбирал, в какой семье родиться и каким быть по счёту ребёнком.

- Но "он" достался тебе! А сейчас, нашему роду нужны наследники, и ты женишься на этой неженке, которую я выбрал.

Филипп сжал кулаки, его желваки волнами ходили из стороны в сторону. В полностью закрытой зале появился ветер, и воронкой окружил лорда. Ричард лишь с завистью наблюдал.

Иоланда бежала по коридору, едва сдерживая слёзы. Она не понимала, почему родители так поступают. Они должны были приехать раньше, чтобы помочь подготовиться к помолвке. Это было похоже на то, что они скрыли свой позор, отправив, засидевшуюся в девках дочь, подальше от глаз людских, в надежде, что о ней со временем позабудут.

Тёмный коридор с двумя факелами начал спускаться вниз и леди продолжила бег. По бокам, на стенах мелькали гобелены, узорчатые двери, мрачные порталы.

Из-под одной из дверей, лился слабый свет, и Иоланда распахнув её, вбежала внутрь. Закрыла дверь и прислонилась к ней спиной.  

Сердце разрывалось от боли и обиды, слёзы хлынули томившимся потоком.  Девушка упала на колени и дала волю чувствам.

Когда жалость к себе и обиды схлынули, Иоланда подняла заплаканное лицо и огляделась. Это была огромная библиотека. В высоком с человеческий рост камине догорали дрова. Но этого света хватало, чтобы рассмотреть предметы в комнате.

Всхлипывая леди Гринхейл, поднялась и подошла к глобусу. Он стоял на подставке, позволяя земному шару крутиться вокруг оси. Маленькая ладонь толкнула глобус и наугад остановила. Пальчик застыл над уголком Англии.

- Судьба, - вздохнула  Иоланда и подошла к кожаному креслу. От него исходил запах сигар, бурбона и мужчины.

Вернулась к полками, и взяла первую попавшуюся книгу. "Легенда о рыцаре в сверкающих доспехах". Поставила обратно. Взяла вторую: " трактат о проклятиях рода людского". Книга удобно держалась в руке, тиснёная обложка холодила кожу.

Леди Гринхейл забралась в кресло вместе с ногами и раскрыла книгу с самого начала.

Платье было помято и испорчено, но Иоланда понимала, что её жизнь больше не будет прежней.

За пределами замка начиналась гроза. Ветер выл и швырял всё, что весило меньше трёх фунтов. Лес шумел и гнулся, птицы, и звери попрятались в свои убежища. И лишь один ворон направляясь в замок, боролся с природной стихией. Его отшвыривало назад, закручивало в вихри, но он упёрто летел к каменным стенам.

А гроза набирала силу, свирепея каждую секунду.

В открытое окно библиотеки влетел мокрый и выдохшийся ворон. Он упал на пол и закрыл глаза от усталости.

Через несколько минут, лорд Филипп поднялся с пола, снял мокрый камзол, и протягивая руки огню, приблизился к камину. Дрова ещё дарили тепло.

Лорд укладывал в голове мысли по полочкам, стараясь не думать о предстоящей помолвке, но это событие выбивало его из привычного ритма жизни. Он подумал, что было бы неплохо, после свадьбы поселить новобрачную в другом крыле, и не видеться с ней, как за спиной услышал вздох.

Это было настолько неожиданно, что Филипп задержал дыхание.

Библиотека погрузилась во мрак, но в кресле угадывался светлый силуэт. Лорд подошёл ближе и улыбнулся. Это была его невеста.

- Как же ты сюда попала, дверь в библиотеку я держу на замке.

В свете догорающего камина, её лицо казалось чересчур бледным и прекрасным. На коленях лежала открытая книга о проклятьях.

- Я готов убить её прямо сейчас, чем после свадьбы она поймёт, кто я, и станет матерью проклятого дитя.

Руки Филиппа потянулись к горлу Иоланды, она снова вздохнула и в свете камина на щеке блеснула слеза.

Лорд подавил злость и сел на пол у ног невесты.

Он не хотел влюбляться, испытывать хорошие эмоции, хотя только это и могло контролировать проклятие. Больше всего он боялся дарить жизнь таким же, как он.

От розовой ткани приятно пахло горными цветами. От тела исходило тепло. На секунды Филипп представил себя в роли возлюбленного и тут же отмахнулся от этого. Но продолжил сидеть у кресла. Маленькая слабость для проклятого человека. 

Глава 5 

Иоланда проснулась от холода, сковавшего плечи и шею. Спина затекла от неудобной позы в кресле. Леди открыла глаза, и в рассветных сумерках увидела лорда, сидящего на полу и положившего голову ей на колени. Судя по спокойному дыханию, он спал.

Первым порывом Иоланды было вскочить или вскрикнуть, но она зажала рот рукой и осталась сидеть. Тепло исходившее от лорда, растекалось по женским ногам.

Филипп сидел лицом к потухшему камину, и взору Иоланды доставался лишь затылок чёрных волос. Испуг быстро прошёл, и ему на смену явилось любопытство. Руки леди застыли в воздухе, она вдохнула поглубже, и слегка коснулась прядей. Какая-то неведомая сила тянула к этому мужчине.

«А я ведь даже не знаю, сколько ему лет», - подумала Иоланда, глядя на голову без единого седого волоска.

Одно неосторожное движение и женские пальчики коснулись лба. Филипп вздрогнул, приподнял голову и тут же быстро встал.

- Простите, дерзость моего поведения, возможно, я вчера был пьян и слишком уставшим.

Лорд поправил рубашку, но заправлять в штаны не стал.

Иоланда тоже встала.

- И вы, меня простите, мне не стоило входить сюда без разрешения.

- Вы не должны винить себя. Сегодня наша помолвка и скоро весь замок будет в вашем распоряжении. Да, что я говорю, идите, куда хотите.

Последние слова прозвучали довольно грубо, и Иоланда поджав губы, направилась к двери.

- Извините, - тихо прошептала леди Гринхейл, и открыв дверь чуть не врезалась во входящего слугу.

- Лорд Филипп, вы уже встали?!

- Почему камин не топлен? - рявкнул лорд, провожая взглядом розовый силуэт.

- Я заглянул ночью, но вы были не одни и я не смел помешать.

- Если, кто-то в замке узнает о том, что ты видел, я самолично обезглавлю тебя.

Филипп злился на слугу, на пугливую Иоланду, но больше всего на себя.

Девушка была ему симпатична, но в её присутствии он вёл себя, как болван.

Солнце стояло в зените. Замок прогрелся от ясной погоды, и у его обитателей чувствовалось хорошее настроение. Оно не досталось лишь двум главным героям помолвки.

- Леди Иоланда, у вас сегодня хороший день, а через неделю вы станете замужней дамой, - ворковала Мериан, подкалывая булавками юбку. - Хотя, если бы у вас был выбор, вы бы кого из братьев выбрали?

- Что? - спросила Иоланда, понимая, что задумалась.

- Кто из братьев вам более по душе?

- Глупая, разве тебе подобает вести столь вольные разговоры?

- Простите.

- Оставь меня.

От яркого солнца цветы на окне пахли сильнее, и пчёл становилось всё больше.

Леди прошла в тайную комнату и села на скамью. Вспомнила утро, как вернулась, и как бледная Мериан замучила её вопросами. А она думала лишь о голове с чёрными волосами, лежащей на коленях.

- Он пришёл ночью и просто сел около меня, - произнесла Иоланда, глядя на горы. - Он не желает мне вреда, иначе бы сделал его.

В дверь главной комнаты постучали, давая понять, что время пришло.

* * *

В каждом замке имеется часовня и этот не был исключением. Небольшая, с витражными окнами, изображавшими рыцарей на конях. Лучи заходящего солнца, разукрасили стены и потолок яркими красками.

Филипп стоял в чёрном камзоле с серебряными пуговицами и лацканами. Спина напряжена, глаза выдавали беспокойство.

В узкую дверь вошла леди Гринхейл. Платье жемчужного цвета тянулось шлейфом  позади на десять футов. Каштановые волосы собраны в высокую причёску и подвязаны венком из белых лилий. В руке Иоланда держала букет кремовых роз.

Леди ступила на дорожку между скамеек и удивилась, впереди стоял священник. Чуть замешкавшись, она оглянулась в поисках Мериан и увидела рядом Ричарда. Он подошёл, протягивая ей руку.

- Можно ли проводить вас?

Иоланда взяла его под руку и снова двинулась вперёд.

Заиграла мрачная мелодия на органе.

- А почему присутствует священник? Это ведь всего лишь помолвка.

- А вас не предупредили? Странно! Решили перенести свадьбу на сегодня, помолвка только оттягивает время.

Сегодня? От этого слова Иоланда стала задыхаться.

- Где Мериан? Я должна найти её!

- Всё хорошо, Филипп будет отличным супругом, - и Ричард сжал руку леди сильнее.

Лорд Филипп сразу заметил перемену в лице Иоланды, но не понимал в чём дело. И когда Ричард передал ему руку избранницы, злобно шепнул на ухо:

- Я тебя ненавижу!

- Леди Иоланда, - Филипп, скрыл гнев и попытался улыбнуться. Ответа он не услышал.

Церемония прошла для леди Гринхейл, как в тумане. Она, на ходу придумывая слова клятвы, думала лишь о том, что теперь всё кончено наверняка.

Священник благословил брак и попросил молодых испить вина из брачного кубка. Первым выпил Филипп и протянул Иоланде. Она взяла его, но никак не могла решиться сделать глоток.

Внезапно, дверь часовни распахнулась и вбежала одна из служанок, убирающих покои леди. Она была красна и взволнованна.

- Я уже нашла такой... - плакала она, - там всё залито кровью... Ох, простите меня... - и она упала ниц перед молодожёнами.

Кубок в руке Иоланды задрожал.

- Кто в крови?

- Ваша служанка, - плакала женщина лицом в пол.

Кубок перевернулся, разливая вино кровавыми брызгами. Иоланда чувствуя, что уверенность и надежда, покидают её, бросилась бежать к своим покоям. Платье мешало и цеплялось за туфли. Венок с головы упал и был растоптан. Крики с часовни остались проигнорированы.

Добежав до двери, Иоланда остановилась. Страх того, что её ожидает за дверью, останавливал, как каменная стена.

- Не открывай! - появился возле неё Филипп.

Оказывается, всё это время он следовал за ней. Рука леди взялась за массивную ручку и толкнула дверь.

- Остановись, упрямая!

Филипп с лёгкостью поднял жену за талию и переставил в сторону. Иоланда застыла. Лорд вошёл в комнату, прикрыл за собой дверь.

Мериан лежала на полу в огромной луже крови. Её голова, почти отделённая от туловища, покоилась на левом плече. Филипп ещё секунду наблюдал за отпечатком смерти, а потом вышел. Ни слова не говоря, поднял Иоланду на руки и отнёс в свою комнату.

- Ты хочешь провести брачную ночь? - в полуобмороке спросила леди.

- Я хочу, чтобы ты поспала.

После обряда они сами того не понимая, перешли на "ты".

Он положил её на кровать, и, заперев за собой дверь, отправился обратно. У комнаты уже собрались слуги, и, скрестив на груди руки, стоял Ричард.

- Почему Иоланду не предупредили о свадьбе? Это ведь ты настоял всё ускорить! - Филипп схватил за ворот брата и приблизил его лицо к своему. - Служанка тоже твоих рук дело?

- Братец, я желаю тебе только добра.

Поднялся ветерок и слуги стали расходиться. Все, кто жил в замке, были поверенными слугами и знали о проклятье.

- Филипп, успокойся.

- Я думаю, что ты этого и добиваешься: ты хочешь, что бы я, как отец остался в теле ворона навечно!

- Ты даже не представляешь, чего я хочу! - засмеялся Ричард.

А тёмный вихрь, воронкой окружил Филиппа. Становилось видно, как волосы превращаются в перья и расползаются по всему телу. Конечности изгибались  под неестественным углом. Тело становилось меньше и страшнее, пока на месте Филиппа не остался чёрный ворон.

- Кар!

- Лети, братец, проведай отца и передай, привет деду. Я всегда буду помнить о них и ненавидеть.

Ворон полетел по коридору и выпорхнул в ближайшее окно. 

Глава 6 

Иоланда сама не заметила, как заснула. Слишком много всего свалилось одновременно, и свадьба, и смерть Мериан, и ночь в библиотеке с Филиппом. А в комнате лорда стояла тишина, которая успокаивала.

Когда леди Гринхейл проснулась, за окном через шторы чернело небо. Комната была большая, но пустая. Всё, что окружало новоиспеченную хозяйку замка, это стол, платяной шкаф и широкая кровать, на которой она лежала.

Иоланда встала, подошла к столу и зажгла свечу. Все стены завешаны коврами и гобеленами, пол усыпан тонким слоем соломы. Ножка в туфле носком отодвинула часть покрытия, и девушка заметила царапины на деревянном полу. Она наклонилась и руками разметала всю солому в центре комнаты, весь пол был в следах когтей.

- Он держит в комнате зверя?

Через щели появился сквозняк и волнами прошёлся по подолу платья. Буры пятна вина на светлой ткани выделялись, как брызги крови.

- Мериан!

Иоланда бросилась к двери, но та оказалась запертой.

- Выпустите! – застучала она кулаками по деревянным доскам.

В замке повернулся ключ, дверь распахнулась и леди упала на руки Филиппа.

- Тише, успокойся.

- Моя Мериан мертва, - закричала Иоланда, тут же заливаясь слезами. – Я не хочу здесь находиться, я ненавижу тебя и твой проклятый замок. Прошу, тебя, отпусти меня домой, отпусти в лес, но не держи тут в неволе.

- Бедная Иоланда, - Филипп прижал к себе жену и погладил по волосам. – Теперь, я не могу тебя отпустить, ты леди Аркврайт, прости.

- Но я хочу остаться Гринхейл, - как маленькая плакала леди.

Филипп хотел рассказать, что рода Гринхейл больше не существует, но понимал – не сейчас. Потому-то и ускорили свадьбу, чтобы спасти последнюю из своего рода. На родные земли Иоланды напали, и Филипп не успел отправить поддержку, хоть это и было главным уговором брака. Всё произошло слишком быстро, и возможно не без чьей-то помощи. Так, сейчас думал Филипп, прижимая к себе жену и пугаясь мысли, что она будет ненавидеть его всю оставшуюся жизнь.

Одиннадцать дней Иоланда не выходила из своей комнаты. Она ела то, что ей приносили, одевалась в то, что каждое утро появлялось у зеркала, но искра жизни в ней медленно затухала. Кто бы, не пытался с ней заговорить, уходил ни с чем. Дни и ночи тянулись нескончаемым потоком одиночества. Пока однажды, перед её дверью не появился горшочек с цветком. Иоланда поставила его рядом с фрезией, на которой появились первые бутоны. А потом, горшочки стали появляться один за другим.

Она могла целый день сидеть в своей оранжерее, приводя её в порядок, а по вечерам разговаривала с вороном, прилетавшим в сумерках.

Филипп не заходил к ней, давая понять, что у неё есть время придти в себя. Зато каждое утро заглядывал Ричард. Он пытался вести светские беседы и приносил подарки. Это были золотые подвески, бриллиантовые браслеты, кольца с изумрудами. Украшения копились на комоде, покрываясь пылью.

- Ах, если бы я могла взмахнуть крылом и улететь с тобой за горизонт, - грустно прошептала Иоланда, гладя по голове ворона.

- Кар.

- Да, ты прав, крыльев у меня нет. Но представь, если бы можно было стать птицей и хотя бы на несколько часов улететь от забот?

- Кар, - ворон недовольно посмотрел в глаза леди. А когда в главную комнату постучали, вылетел в окно.

Иоланда открыла, но даже не посмотрела на пришедшего.

- Леди Аркврайт, позвольте выразить мой восторг вашему наряду! - с порога начал Ричард и прошёл внутрь.

- Я бы хотела побыть одна.

- Я понимаю, траур сразу после свадьбы любого сломит, но позвольте, выразить своё сожаление.

- Траур по Мериан уже закончен.

- Так вы не в курсе? - лорд изобразил удивление с жалостью. - Ваша семья погибла в войне. Филипп должен был рассказать сразу после свадьбы но, наверное, пощадил ваши чувства.

Иоланда ожидала чего угодно, но только не этого. Она до крови закусила нижнюю губу и молча, выставила Ричарда вон.

Прошлась от стены до камина, вернулась к кровати и с ночного столика взяла нож для бумаги. Лезвие блеснуло в лучах заходящего солнца. Сердце колотилось так, будто сейчас разорвёт грудную клетку. Леди поднесла нож к горлу и вспомнила Мериан.

- Нет.

Рука с ножом поднялась вверх и с силой ударила по ярким цветам, обвившим окно. Пчёлы разлетались в стороны от испуга, красные цветки один за другим подали на пол. Оранжевый свет заката заливал комнату.

Когда с цветами было покончено, Иоланда вздохнула с облегчением. Да, ей было жаль семью, свой край, и свою жизнь. Но она ничего не могла исправить.

Из открытого окна дул прохладный ветер, открывался вид на горы и обрыв у подножия замка.

Под дверью поскребли, и послышался тихий стук.

- Принесли цветок, - равнодушно произнесла леди.

Иоланда открыла дверь и на пороге увидела пустой глиняный горшок. На его дне лежало маленькое колечко в виде ромашки. Тонкая и нежная работа ювелира отличалась от тех, что приносил Ричард. Колечко идеально село на безымянный палец, словно всегда там и носилось.

Но не успела Иоланда закрыть дверь, как на пороге появился Филипп.

На протяжении всех одиннадцати дней, он не навещал её и не подавал никаких признаков замужества.

- Леди Иоланда.

- О, лорд Филипп, какая удача, что вы зашли. Наверное, хотите рассказать мне о моей семье?

- Кто вам сказал? - сдерживая злость, спросил он.

- А почему Вы не сказали?

- Простите, - тихо ответил Филипп.

- Простите, говорят, когда случаются мелкие неприятности, например, такие, - и Иоланда сняла колечко и выбросила его из окна.

Филипп сделал вид, что его это не задело.

- Я боялся, что вы не выдержите удара. Что сломаетесь и больше не сможете радоваться жизни.

- Я вас ненавижу, и если вы попытаетесь, прикоснуться ко мне, клянусь, я убью вас!

Но Филипп лишь улыбнулся и убрал за спину протянутую руку.

- Вы не сломлены, это уже хорошая новость, - и с этими словами он вышел.

Иоланда не ожидала такого поворота и застыла на месте. Она всеми силами старалась ненавидеть этого человека, но сердце становилось безумным при появлении лорда.

- Высокомерный аристократичный идиот!

Леди Аркврайт вышла из ступора и ударила кулаком по столу. Нож для бумаг лежал рядом, и лезвие обожгло мизинец, рассекая до края ладони.

Иоланда взяла платок и обмотала руку, а затем, выглянула в окно. Колечко пропало в каменной бездне.

Кровь пропитала ткань и алыми каплями оставляла следы по всей комнате. Солнце село, комната наполнялась тьмой.

Иоланда зажгла свечу, и, прижимая раненую руку к груди, вышла в коридор. Она шла от одной двери к другой, но никого вокруг не было. Замок опустел, или все решили, с этого момента избегать несчастную леди Аркврайт.

- Где же все? – недоумевала леди, заглядывая в пустые комнаты.

- Я освободил все покои рядом с твоими, что бы ты могла побыть в тишине.

Прислонившись к одной из колон, стоял лорд Филипп, и щурился от пламени свечи. Иоланда чувствуя нарастающую боль в руке, решила не искушать судьбу и обратилась за помощь.

- Я поранилась и не могу сама обработать руку.

Филипп только теперь заметил окровавленную ткань и резко подошёл к жене. Он не сказал ни слова, лишь подтолкнул её в сторону одной из дверей. Зажёг несколько свечей, поставил их на стол и достал из шкафа сундучок с мелкими флакончиками и ветошью. Деревянный сундучок, расписанный вручную, был покрыт жёлтой краской, с изображениями воронов.

- Он, когда-то принадлежал моей матери, - зачем-то произнёс лорд.

Иоланда села к столу, положила руку и отвернулась. Мягкое прикосновение мужской руки, раззадорило румянец на щеках.

- Вы боитесь вида крови или моего лица? – иронично спросил Филипп.

Иоланда молчала. Она не знала, что ответить.

- Я не хочу, что бы между нами были недомолвки, поэтому, расскажу всё. Да, ваша семья погибла, и я умолчал, но кое о чём промолчали и ваши родители.

Леди повернула голову и встретилась с чёрными глазами. В них не было страха, злости или издёвки, они выражали заботу.

- Вы были не родным ребёнком. Ваша настоящая мать отдала вас, в возрасте двух лет, и лорд и леди Гринхейл растили чужого ребёнка, как своего. Ну, почти.

- Я вам не верю, - прошептала Иоланда, - Я бы знала.

- Знали все, кроме вас. Это было жестоко.

Филипп приложил мазь к ране и аккуратно перевязал.

- Что-то ещё, мой дорогой супруг?

- Да, - Филипп нежно сжал руку жены, - Я проклят, как весь мой род.

Глава 7 

- Я это уже поняла, - ответила Иоланда, - Куда бы вы не направились, после вас остаётся разруха и смерть. И я не желаю слушать, как вы будете искать оправдания, стараясь обелить себя.

- Я готов подождать. Расскажу, когда будете готовы, но боюсь, что мой брат сделает это раньше и не в лучшей форме.

Иоланда встала и вышла, даже не поблагодарив за помощь. Её терзали противоречивые чувства. Злость на Филиппа была обоснованной, но его прикосновения разжигали в ней неизведанные чувства. И страх перед супружескими обязательствами пугал до ужаса.

Леди Аркврайт прошла половину пути до своей комнаты и остановилась, решаясь вернуться и попробовать вновь  поговорить с Филиппом. Они теперь муж и жена, и хочет она того или нет, но их связывают узы брака.

Филипп сидел за столом и мысленно ругал за неумение вести себя с женщинами.

- Вот ты где, братец, а я думал, вернулся в стаю, - возник в дверях Ричард.

- Разве ты не должен придумывать планы, как испортить мне жизнь?

Не поднимая головы, ответил Филипп и потушил несколько свечей.

- О чём ты? Просто зашёл узнать, как дела у невестки, а в комнате её нет. Зато, пол испачкан кровью. Признайся, ты довёл её до самоубийства?

Филипп вскочил, сжимая кулаки.

- Ты отправил письмо лорду Гринхейл, что их дочь погибла от рук разбойников по дороге в наш замок! Вот почему они не приехали. Ты, выбрал мне в жёны Иоланду, что ты задумал?

Ветер задул со всех щелей, воронкой окружая Филиппа.

- Хорошего полёта над замком, - и Ричард вышел из комнаты, не замечая в тени стоящей Иоланды.

В её глазах стояли слёзы, нижняя губа ещё больше искусана до крови. Она не верила в услышанное.

А в комнате, чёрные волосы Филипа превращались в перья. Магия ломала кости, перестраивая их структуру.

- Остановись! - крикнула Иоланда, вбегая в комнату.

В порыве она топнула ножкой и в этот же момент, Филипп рухнул на пол, так и не превратившись. Ветер исчез, погасив за собой остатки свечей.

- Филипп, - со страхом позвала леди, и на ощупь двинулась к столу.

Не до конца понимая, что ищет, Иоланда наклонилась в поисках мужского тела. Правая рука коснулась плеча.

- Филипп?

Лорд резко сел и перехватив леди, крепко прижал к себе.

- Я не знаю, что ты сделала, но только что изменила мою жизнь, - прошептал он ей на ухо.

Иоланда расслабила спину и позволила быть обнятой.

Так они и просидели несколько часов. Иоланда задремала, а Филипп наслаждался свободой от перьев и вдыхал аромат её волос.

Когда леди Аркврайт открыла глаза, начинался рассвет. Голова Филиппа покоилась на её плече.

- Филипп?

- Да? - лорд приоткрыл один глаз.

- Что произошло ночью?

Он немного расслабил руки и отодвинул от себя Иоланду.

- Это проклятие рода Аркврайт. Когда мужчина достигает восемнадцатилетнего возраста, не контролируя свои эмоции, он превращается в ворона.

- То есть, тот самый ворон, которого я спасла в мой приезд, и тот ворон, с которым я проводила вечера, всё время был ты?

Филипп молча, кивнул.

- Я... Я делилась с тобой тайнами!

Лорд весело и звонко рассмеялся. Иоланда ещё не видел эту сторону, когда Филипп походил на простого человека.

- Я сказал тебе, что проклят, а ты подумала лишь о женских секретиках, что я узнал? Воистину, вы, женщины, удивительные существа. Помоги мне встать, красавица.

Он подтолкнул вверх Иоланду, и когда она встала, протянул руку.

- Моей спине пришлось хуже, чем твоей.

Он улыбался.

Эта ночь сблизила их больше, чем замужество. Стена страха медленно, но верно разрушалась.

Причёска Иоланды растрепалась, а в глазах Филиппа она была прекрасна.

- Иоланда?

- Да, - она поправила юбку и подняла голову к Филиппу.

- Я хочу, что бы ты была мне другом. Я не прошу от тебя всего того, что попросил бы другой мужчина на моём месте, просто хочу понимания между нами.

- Понимания? - удивилась леди, - Лорд, я вас не понимаю.

И она с улыбкой вышла из комнаты, а потом вернулась, сделала реверанс и поманила пальчиком за собой.

- Я ужасно голодна!

* * *

Ричард не подозревал о том, что происходит между его братом и невесткой. Всё, о чём он мечтал, так это поселить ненависть в сердце Иоланды.

Сын, получивший меньше внимания и заботы, только из-за того, что родился без проклятия.

В этой семье изгоем считался нормальный человек. Поэтому Ричард всеми силами пытался исправить то, чем обделила его природа.

Он хотел занять место брата.

Ещё несколько лет назад, Ричард начал тайно посещать подземелье замка, занимаясь там тёмными делами. С библиотеки пропадали старинные фолианты по алхимии, книги о проклятиях и тех, кто их накладывает.

Несколько слуг, поверенных в дела Ричарда, периодически просто пропадали, и больше их никто не видел.

"Гнездо воронов" обретало всё более зловещий ореол. Ходили слухи и легенды, многие опасались замка и леса, окружавшего его.

Шло время, Филипп и Иоланда становились всё ближе, их отношения вызывали восхищение и зависть. Ричард же наоборот, серел и мрачнел. Неведомая болезнь истощила его, он похудел и сгорбился.

Филипп перестал обращаться в ворона, тайная сила жены, сдерживала проклятье. Теперь он вёл дела замка и стал его полноправным хозяином. Иоланда хорошела с каждым днём, расцветала, как горная фиалка.

Любовь Филиппа помогла преодолеть горести потери. Залечила раны. Леди Гринхейл нашла своё место. Она превратила тайную комнату в цветущую оранжерею, и они с Филиппом проводили там вечера, делясь секретами и переживаниями.

- Филипп, я ношу твоё дитя, - однажды вечером прошептала Иоланда на ухо мужу.

В какой-то миг, вихрь взметнул листья вверх и тут же пропал. Иоланда обняла лорда.

- Я люблю тебя, и буду безумно любить нашего ребёнка. Вот, - и он достал из камзола колечко с ромашкой.

- Я и не ожидала его увидеть вновь.

- Из-за твоего нрава мне пришлось неделю искать его в пропасти.

И Филипп надел кольцо на палец жены.

* * *

- Лорд Ричард, - воскликнул слуга, спустившийся в подземелье, - У меня плохая новость.

- Говори! - рявкнул словно зверь лорд.

Он стоял у законченного алтаря для жертвоприношений.

- Леди Аркврайт продолжает любить вашего брата. Он вернул ей кольцо вашей матери.

И слуга упал на колени, прося прощение за плохую весть.

- Чёрт бы их побрал! - Ричард скинул рукой с алтаря баночки с порошками. - Что бы я не делал, она всё равно его полюбила, а мне нужна была её ненависть. Почему я опять остаюсь ни с чем?

Он подошёл к порталу в стене, на котором были высечены магические символы.

- Смогу ли я провести обряд без её ненависти? - заговорил Ричард сам с собой. - Её сила блокирует проклятие, но если соединить его дар с её силой, я смогу получить всё и сразу. И время почти пришло.

Ричард прикоснулся к символам, вырезанным прямо в скале. Слабое мерцание пробежало по письменам.

- Всё должно произойти сегодня ночью, - сказал лорд слуге, и тот поспешно вышел из подземной залы.

Глава 8 

После ужина леди Иоланда почувствовала себя плохо и пошла прилечь. Она думала о ребёнке, и том, что ему не нравится пирог с куриными желудочками.

Лорд Филипп отправился в деревню. Последнее время замок процветал, и лорд помогал близ лежащим деревням.

В покоях леди стояла тишина, шторы плотно завешаны.

- Малыш, не злись, я позже съем фрукты, и ты станешь довольнее и сильнее.

Она прилегла на кровать, спасаясь от головокружения. Тяжело заснула, вздрагивая от нехороших снов. Ей снилось, что Ричард хочет навредить ребёнку. Он нагнулся над ней с кинжалом и улыбался.

- Филипп, спаси нас. Не надо, Ричард, - шептала Иоланда во сне.

И в тот момент, когда кинжал был готов опуститься в тело Иоланды, рука Ричарда замерла в воздухе от голоса.

- Остановись! Я прошу, брат, не делай этого.

Филипп стоял у входа в залу, освещённую сотнями факелов. Иоланда лежала одурманенная на жертвенном камне и тихо плакала.

- Я знаю, что тебе больно от того, что проклятие досталось мне, но это не повод убивать её.

- Ты ничего не знаешь! - прорычал Ричард. Сейчас он меньше всего походил на человека. - Я нашёл тёмного духа, готового помочь мне, но ему нужна жертва. Я заберу ваши силы, и мне покорятся все, кто до этого меня  даже не замечал.  Я только не понимаю, почему она любит тебя? Я договорился с врагами их земель о нападении, я убил всю семью Гринхейл, я убил Мериан, а она, - и Ричард указал кинжалом на Иоланду, - Всё равно продолжает любить тебя. Где ненависть? Почему?

- Прости, Ричард, - Филипп медленно подходил к алтарю. - Я прошу, не причиняй ей вред.

- Я хочу твой дар! - в бешенстве заорал Ричард и опустил кинжал в грудь Иоланды.

- Нет! - воскликнул Филипп, подбегая и сбивая с ног брата.

Кинжал прошёлся по рёбрам Филиппа, но он этого даже не заметил. Поднявшийся ветер, окружил братьев воронкой, превращая одно из них в ворона.

Когда всё стихло, на алтаре сидел ворон и прижимал голову к животу Иоланды. На полу лежало тело Ричарда. Его ноги изогнулись в обратную сторону, лицо вытянулось, вместо ногтей торчали чёрные когти.

Он встал на четвереньки и зарычал. Одежда на нём превращалась в пепел и осыпалась на пол. Кожа покрывалась шерстью. Через несколько минут в зале стоял огромный пёс, у которого изо рта капал жидкий огонь.

Силы, с которыми связался Ричард, оказались слишком тёмными, а обряд не совершился из-за беременности Иоланды.

Филипп от горя, разрывавшего его сердце, остался в теле ворона. Не имея возможности вернуть любимую или умереть.

Ричард получил свой дар, только не тот, о котором мечтал. Этот дар стал его настоящим проклятием. Целый год мучится в аду, и единожды возвращаться в замок. Его злость стала ещё сильнее, ненависть к женскому роду только усилилась. Цель Баргеста была лишь одна - убивать невинных.

Часть третья

Глава 1

Я вжалась в кресло самолёта и закрыла глаза. О чём мне хотел сказать Фил? Залезла рукой в кармашек рюкзака и нащупала интересную штучку. Колечко. Маленькое, нежное в виде ромашки. А я его уже и искать, перестала.

Прелесть. Надела на палец и тут же наш самолёт тряхнуло. В иллюминаторе, где совсем недавно был Фил, горела турбина.

- Это не я, - и быстренько сняла колечко. Турбина продолжила гореть. - Мамкин ёж!

Стюардесса объявила, что самолёт вынужден вернуться в аэропорт и нашим жизнями ничего не угрожает. Я вздохнула свободнее, если они уверенны в нашей безопасности, то бояться нечего. Фил, по ходу я возвращаюсь.

Признаюсь, возвращение в замок стоило того, чтобы увидеть лицо Марка.

- Мисс Алиса? Почему вы ещё не в самолёте?

Я бросила рюкзак на пол монастырской трапезной и плюхнулась на скамью.

- Кофе можно?

Смотритель монастыря достал припасённый термос и налил мне полную кружку.

- Мой самолёт загорелся в воздухе и нас вернули обратно. Я хотела поехать автобусами, но все водители слегли с отравлением. Есть ещё вариант, добираться на воздушном шаре, но с вашими дождями, я промокну до нитки и умру от воспаления лёгких быстрее, чем вылетим из Англии.

- Возможно, это знак.

- Или я просто неудачница и ничего не изменилось.

Я рассмеялась и сделала глоток горячего кофе.

- Марк, это могло произойти из-за меня? – уже тише спросила я.

- Вы про магию огня? Не думаю.

- Значит, здесь, что-то иное.

- Например?

- Вот, - положила я колечко перед Марком, - Оно меня не выпускает.

- С чего такие мысли, мисс Алиса?

Ну почему Марк всегда такой невозмутимый? Дух монастыря пропитал его натуру, сделав похожим на горгулью с крыши.

- Я что-то упустила. По легендам, лорд Филипп принёс свою жену в жертву Баргесту, ради вечной жизни, но что-то пошло не по плану, так?

- Всё верно.

Марк подлил мне кофе.

- Но я видела, какими глазами он смотрел на портрет Иоланды. Могут ли легенды ошибаться?

- Легенды не ошибаются, для этого нужны люди.

Я подняла взгляд к потолочным балкам и вздохнула. Домой хочется.

- Ладно, поброжу ещё немного по моему бывшему монастырю, может, чего придумаю.

Вечерело. Что же мы упускаем? Длинные тени расходились от колон и собирались снова в тёмных углах. Я достала колечко и надела. Перед глазами всё поплыло, словно я нырнула в мутную воду.

Вроде бы нахожусь всё так же в монастыре, но через окна пробиваются лучи рассвета. И тут, мимо меня прошёл высокий мужчина в камзоле с чёрными волосами. Филипп? Он шёл медленно, словно опасался чего-то. И оно случилось. Из-за очередной колоны выскочила женщина в длинном платье и с криком налетела на мужчину. Он не испугался, а вовремя перехватил её и принялся целовать.

- Если ты так и дальше будешь себя вести, то у нас родится дитя, готовое свести с ума ночных бесов.

- Милый, мой Филипп, я нашла кое-что интересное о твоём проклятии.

Лорд подхватил жену на руки, и они зашли в комнату. Я пулей метнулась туда же, но там никого не оказалось.

- Эй! - позвала я, куда они пропали? Если это был момент из прошлого, то он должен был закончиться, а я всё ещё продолжала находиться, как под водой.

Вышла в коридор. Мимо прошли люди в старинной одежде, совершенно меня не замечая.

- Мамкин ёж!

Быстрым движением сняла кольцо, но ничего не произошло. Что же делать? Марк!

Сломя голову, я понеслась в сторону трапезной, обращая внимание, что на некогда пустых стенах появились портреты и картины.

- Не паникуй, Алиска, всё можно уладить. Всё, кроме смерти, а мы, пока живы.

Толкаю дверь и попадаю в тёмный зал с длинным столом.

На одном конце сидит мой Филипп в человеческом обличии. Напротив него женщина с портрета. Иоланда. А около неё неизвестный мне персонаж.

Слов не слышно, зато по жестам, понятно, что он флиртует с дамой. Потом, в какой-то момент, она хмурится, встаёт и уходит.

Не понимая зачем, я следую за ней.

- Иоланда?

Она приостанавливается, но тут же продолжает путь.

Таким образом, я целый день пробегала за призраками, пытаясь привлечь к себе внимание.

Умотавшись за несколько часов, я села прямо на пол посреди коридора.

- Все эти действия происходят не случайно, Алиса, разберись! - сдавила я голову руками. - По легенде Иоланда была влюблена в другого, и они погибли. Но здесь невооружённым глазом видно, что между Филиппом и ней имеются нежные чувства. Кто третий персонаж?

Кушать хочется. Игры с призраками мне уже надоели. Я встала, вышла из одного коридора и попала в следующий. Мне на встречу шёл тот самый человек, что постоянно крутился около Иоланды. Когда мы поравнялись, он на миг задержал свой взгляд на мне, и двинулся дальше.

- Вы меня видите? - неуверенно спросила я.

- Глупое порождение третьего мира, не стой на пути!

У меня отвисла челюсть. Кто я?

- Постойте, - побежала я вслед, но он уже скрылся в недрах монастыря, или точнее замка.

То, что я в прошлом, не было никаких сомнений, но почему только сейчас, я ведь пробыла здесь достаточно долго?

Где-то должна быть точка отсчёта. Если я её найду или доберусь до финала, то вдруг, пазл соберётся в картинку. Жаль, что здесь нет ни Марка, ни уж тем более Фила.

Быть одной плохо.

Я снова двинулась по коридорам. Двойная дверь привлекла моё внимание, тем более, что за ней слышался крик. Я вошла и увидела мужчину стоявшего у окна. На кровати рожала женщина, служанки бегали вокруг неё.

- Мальчик, - произнесла служанка и показала мужчине маленький комочек в окровавленной ткани.

- В моём роду не может быть иначе. Только вороны.

Это было произнесено с такой болью в голосе, что мне стало неловко от подсмотренного.

Затем, он повернулся к другой служанке и произнёс:

- Скажите Филиппу, что у него теперь есть брат.

Ангелы небесные, у Филиппа был брат? Но почему об этом нигде не написано?

И тут меня осенило: точка отсчёта и финишная черта - это подземелье замка.

Я неслась по знакомо незнакомым коридорам, стараясь не сбить прохожих людей, натыкаясь на образы Филиппа и Иоланды. Добралась до винтовой лестницы, с которой свалилась в первые дни пребывания в монастыре, и начала спуск. Сейчас на стене горели факелы, а ступени были из камня.

Внизу меня ожидало то, от чего волосы теперь точно распрямятся.

На алтаре лежала Иоланда, на полу сцепились Филип и вероятно, тот самый его брат.

По каменным знакам на алтаре стекала густая кровь. Я подбежала, и не до конца осознавая, что делаю, зажала рану на груди Иоланды. Пламя вокруг вспыхнуло, кровь обожгла пальцы, и мой взгляд встретился с глазами жены Филиппа.

- Спаси, его, - прошептала она.

- Я не знаю, как?

Она улыбнулась, сняла со своего пальца моё кольцо в виде ромашки и вложила в мою руку.

- Он должен жить.

В этот момент, Филипп превратился в ворона, а его брат, к моему ужасу стал Баргестом.

И я окончательно запуталась в происходящем. Я смотрела на Иоланду, глаза, которой стекленели и мутнели. Все свои последние силы, она отдала, чтобы сказать мне всего несколько слов. Слова, из прошлого.

Сильный невидимый порыв, ударил в грудь, и я, кувыркаясь, полетела к стене.

Когда минута хаоса прошла, и мои глаза стали видеть чётче, я поняла, что вернулась в реальность.

Моё бренное тело валялось в коридоре между подземельем и первыми этажами. Запах монастыря, радовал ноздри и желудок.

Я вернулась! Осталось только разобраться, как спасти Филиппа, чтобы выполнить просьбу Иоланды. Но в груди возникла острая боль. Она нарастала и становилась невыносимой, словно я только что потеряла любимого мне человека. Слезы безудержным потоком хлынули из глаз. С последним вздохом чувства Иоланды передались мне. 

Глава 2 

Марк был конечно, разочарован, узнав, что я решила остаться, но противиться не стал. Колечко я больше не надевала, и прятала его в углу камина своей комнаты. Да, несмотря на всё то, что произошло, я вновь живу в монастыре, в Англии.

А спустя несколько дней появился и Фил. Или правильнее будет сказать, лорд Филипп. У меня к нему ещё оставались неприятные чувства. Ведь мог же он намекнуть с самого начала, что вовсе не птица, а лорд?

Я сидела в библиотеке, прямо на лестнице у полок и листала книгу о проклятиях. Это было совершенно пустое времяпрепровождение, так как английский я так и не выучила. Послышался шелест крыльев и на окно сел Фил. Его-то уж я могла отличить от сотни других воронов.

- Добрый день, лорд Филипп, не желаете ли испить колодезной водицы? - глумясь, спросила и спрыгнула с лестницы.

- Кар.

- Ой, да брось, ты каркать! Мне уже всё это надоело.

- Кар.

- Остановись! – закричала я в порыве ярости, и топнула ногой. Мои рыжие кудри взметнулись вверх, осыпая всё вокруг искрами. И тут началось неимоверное.

В библиотеке поднялся ветер, хотя окна были закрыты. Вокруг ворона образовалась воронка и закрутила его, выдирая перья.

- Фил, что происходит? – но перекричать ветер, не удавалось.

Солнце погасло, как будто наступил конец света и в тусклом свете, посреди библиотеки я увидела лежащее на полу мужское тело.

 Я стою, затаив дыхание, наверное, меня где-то стукнуло по голове, так как я вижу Филиппа в человеческом обличии. Вздымающаяся грудь под остатками некогда роскошного чёрного одеяния, свидетельствовала о том, что он жив.

Пыль вокруг осела, оставляя неприятный запах мокрой птицы. Я нерешительно обошла и опустилась на колени. Его лицо казалось мне знакомым, словно, я знала его всю свою жизнь.

- Филипп, - позвала я.

Веки дрогнули, благородное лицо с обветренной кожей поморщилось, и лорд открыл глаза.

- Иоланда, - с придыханием произнёс он, а я приподняла брови. Хорошо хоть Наташей не назвал.

Филипп сел и потянулся ко мне.

- Сколько столетий я мечтал снова прикоснуться к тебе, почувствовать запах волос.

- Постой, - я отползла назад и выставила вперёд руки, как барьер.

Взгляд лорда прояснился, и нежность сменилась тревогой.

- Кто ты? – Филипп с трудом встал и смотрел теперь враждебно.

- Тебе, что птичью память отшибло? Это я, Алиса!

- Алиса? Что ты сделала?

- Ничего.

Лорд пошатнулся, и я вовремя подставила ему своё плечо. Мне казалось, что сейчас он оттолкнёт, и откажется от помощи, но стиснув зубы, Филипп велел отвести его в комнату.

- В какую? – спросила я, и, не дождавшись ответа, повела к себе.

Сумасшедший дом, а точнее монастырь, продолжал удивлять причудами древнего рода.

В моей комнате царил беспорядок, но нас заботило совсем другое.

Я смотрела на Филиппа, а он в окно. Статный, сильный, это было заметно по фигуре, с таким вообще, было бы просто приятно находиться рядом. Но я его побаивалась. Одно дело дружить с вороном, совсем другое – сидеть рядом с человеком, которому больше четырёхсот лет.

- Поговорим? – предложила я, доставая пачку с сухариками.

- В теле птицы, осознание жизни проходит иначе.

- Ты не до конца понимаешь, что происходит?

- Словно, я долго спал и проснулся с больной головой.

- А русский выучил по дороге?

- Не нервируй, - грубо бросил лорд, не поворачивая головы.

Ой, больно надо было!

- Мисс Алиса, - донеслось из коридора, - Мисс Алиса, где же вы?

Дверь в комнату распахнулась, и появился запыхавшийся Марк.

- Боже, храни королеву, кто это  у вас?

Филипп нахмурил брови, а я по идиотски улыбнулась.

- Это Филипп. Ну, тот самый, что продал душу дьяволу и убил свою жену.

- Мисс Алиса, мне сейчас совсем не до шуток.

Филипп резко развернулся и, схватив меня за запястье,  приподнял в воздух, как игрушку.

- Что я сделал?

Смотритель монастыря переводил взгляд то на меня, то на лорда.

- Кажется, Он вернулся, - заговорческим шёпотом произнёс Марк.

- А я о чём, - таким же тоном ответила я, вися в воздухе.

- Чувствуете? – и он, наклонившись, приложил руку к полу.

Так вот в чём дело? Речь шла не о Филиппе.

Лорд разжал руку, и я приземлилась на пол, который медленно, но верно нагревался.

- Это Баргест, мамкин ёж!

- Значит, мой брат вернулся, - лорд снял с себя верхнюю одежду и приказал Марку принести, что-нибудь подходящее.

Смотритель вывел меня из комнаты и, взяв за плечи, пристально посмотрел в глаза.

- Это лорд Филипп? Хозяин замка?

- Я вам уже рассказывала о том, что произошло в подземелье.

- Значит, теперь у нас проблемы не только с Баргестом, но и с главой замка, - в глазах Марка читалась обречённость.

- Я понимаю, что дурная слава о нём железно утвердилась в этих стенах, но что если история умалчивает самые важные детали?

Я вспомнила, видения из прошлого, как влюблённые смотрели друг на друга, как Иоланда перед смертью попросила спасти мужа, как… как, же всё запутано!

- Мисс Алиса?

Марк махал рукой перед моими глазами. Я оторвалась от грёз и непонимающе уставилась на смотрителя.

- Что мне делать? – спросил он.

- Как, что, принести одежду нашему лорду и приготовиться к пришествию Баргеста.

  Смотритель монастыря вновь посмотрел на меня так, словно, мир уж не спасти, а я лежу на пляже и напиваюсь Маргаритой.

- Мисс Алиса, вы понимаете, насколько бредово это звучит?

И тогда я выкинула фортель в стиле Алисы. Я пробежала по коридору, нашла старинный портрет и, матерясь от тяжести, притащила его к Марку.

- Вот, гляньте.

- И?

Я фыркнула и толкнула дверь в свою комнату. Филипп оставался стоять у окна, раздетый по пояс и глядя на пасмурное небо. Вероятно, обдумывал новые ощущения в старом теле. Я подтащила к нему портрет и сделала беззвучное «та-дам». Факт на одно лицо, так сказать.

- Но ведь этого не может быть! – Марк, схватился за край двери, не сводя глаз с живого лорда.

- Теперь, вы- замок, а не монастырь. А ещё, нам нужна одежда, Марк.

Пол под ногами становился горячее. Это уже чувствовалось даже через толстую подошву кроссовок.

- Он почувствовал, что я вновь обернулся человеком, - нарушил тишину Филипп.

- А разве, мы его не уничтожили? Я думала, что он теперь в аду.

- Всё намного сложнее, Алиса, – лорд произнёс моё имя с каким-то рвотным позывом, словно его тошнило от меня. Неприятно, но пережить можно. И я не говоря ни слов, вышла из комнаты.

Должен быть какой-то выход. Просто, мы пока ещё его не придумали. Я бродила по коридору, сама не своя. Марк принёс Филиппу одежду, а меня выставили за дверь, составлять план действий.

Что-то мы упускаем. Я промотала в голове видения прошлого. Теперь многие кусочки картинки сложились, и стало понятно, что тот второй человек, был братом Филиппа. Интересно, почему он назвал меня дитём третьего мира?

Досадно и непонятно.

Получается, что Баргест на самом деле не демон, а человек.

А времени оставалось всё меньше. Становилось тяжело дышать и первые капельки пота, покатились по шее.

За дверью моей комнаты послышались шаги и меня в этот момент словно переклинило. Ноги резко понесли вниз по коридору в сторону подземелья.

- Алиса, несносная девчонка! - донеслось за спиной, а я побежала.

Надоело, что со мной никто не считается, ни мать, ни отец, ни Филипп.

Всему монастырю грозит хаос и возможно куча смертей, а из моих глаз хлынула солёная обида.

Никому никогда не было дело до Алисы, так зачем менять правила? Я забежала в первую попавшуюся комнату, забилась в угол и разрыдалась.

Наверное, в жизни каждой девушки, женщины, наступает такой момент, когда осознаёшь всю беспомощность ситуации и остаётся только три варианта, самоубиться, или поплыть, как бревно по течению, или взять, наконец, всё в свои руки.

Я выбрала второй.

По коридору пронёсся топот нескольких пар ног и всё затихло.

Горе, моё горе. Сижу, тихо реву, и стараюсь ни о чём не думать, а взгляд так и тянется к потолку, к розами и ангелами.

Шмыгнула, засопела, встала и прошлась к окну. Вид на обрыв впечатлял. Как раз комната для самоубийцы. Если что не так, шагнул в окно и дело с концом.

Ой, я же здесь была уже! Забыв про слёзы, метнулась к стене и приподняла почти истлевший гобелен.

Мне открылась дверь в маленькую потайную оранжерею.

Уютное гнёздышко для влюблённых. Пустые горшки, с некогда благоухавшими цветами, стояли повсюду. Я прошла к каменной скамье и села.

Сопливое настроение начало меняться. Чувства требовали экстремального скачка. И я его устроила. Надела колечко и провалилась в прошлое.

В тот момент, когда металл коснулся пальца, пол под моими ногами разверзся, полыхая пламенем, но это произошло в настоящем.

Я сбежала от неминуемой гибели. Сбежала, предательски бросив людей, которые были мне дороги. Сбежала от проблем и суеты привычного мира и застряла в прошлом.

Когда я пережила жизнь Иоланды со стороны первый раз, было интересно, но когда пошёл девятый раз, я готова была вернуться в монастырь и сгореть в огне Баргеста вместе со всеми.

Я видела Филиппа совсем с другой стороны, пережила эмоции леди Гринхейл, и сердце моё истекало кровью. Начиная с приезда в замок и заканчивая смертью на алтаре. Сочувствовала Ричарду, понимая, какого быть изгоем в семье.

Я узнала все тайны семьи Аркврайт, прожила часть жизни каждого человека живущего в замке. И мечтаю сейчас только об одном - снова вернуться домой.

Меня не замечали, словно я приведение. Лишь, изредка лорд Ричард обращался ко мне, как к нечестивым отходам. Он видел меня, но помогать не хотел.

Единственный вывод, что я сделала, это то, что в истории с Баргестом нет виновных. Так сложилась судьба.

А ещё я снимала кольцо, но оно не возвращало меня обратно. Скорее всего, некуда было возвращаться. И моя история закончилась под руинами монастыря, что достался мне в наследство.

И вот, сижу я значит в подземелье, наблюдаю в сотый раз, как Ричард убивает Иоланду, а Филипп становится вороном, и вспоминаю своё первое путешествие в прошлое. Иоланда тогда попросила меня спасти Филиппа и передала колечко. Но что если дело было не в лорде? Теперь я знала, что она носила ребёнка и к тому времени была на большом сроке.

Что если, моё заключение в прошлом заключается в спасении ребёнка, а не Филиппа. Кстати, его я тоже не спасла.

Я встала и прошла между дерущимися братьями лордами, склонилась над Иоландой и стала ждать, сама не понимая чего.

Время уходило. Я знала, что как только Иоланда умрёт, меня вновь отбросит назад к самым первым воспоминаниям в лесу, когда леди только подъезжала к замку.

- Спаси его, - произнесли холодеющие губы.

- Как? Как спасти? Я ведь не знаю, что происходит дальше. Я не существую без тебя.

Меня начинало трясти. Оставались лишь секунды, а потом, всё начнётся сначала. А прожить сто первый год в качестве приведения, мне не хотелось.

Ричард начал превращаться в Баргеста, и я поняла, что время вышло.

- Спаси его! - руки Иоланды сжимали окровавленный живот.

- Хорошо, - отвечаю я, не совсем понимая, что делаю.

Закрыла глаза, выдохнула и засунула пальцы в рану на животе ещё живой леди. Она не закричала, лишь устало улыбнулась.

- Ты поняла.

А я рву руками плоть человека и пытаюсь достать ребёнка, даже не зная жив он, или будет ли жить.

Кровь льётся по всему алтарю, мои руки скользят по мышцам и тканям. Я чувствую детскую головку и аккуратно, вытаскиваю ребёнка. Это девочка.

- Иоланда, у вас девочка!

Я подношу кричащую малышку к лицу матери, и замечаю её застывший взгляд.

- Мне жаль.

И тут, начинает происходить, что-то непостижимое. Баргест пропадает в безднах ада. Филипп срывается и улетает прочь. А я, одна остаюсь стоять в свете факелов, прижимая к груди только что родившегося ребёнка.

- Почему я не вернулась в карету в лесу?

На шум сбегаются слуги и ошарашенно глядят вокруг.

- Я... Я только хотела помочь, - начинаю я заикаться.

В какой-то момент я обрела физическое состояние, так как они все смотрели на меня.

Не говоря ни слова, ко мне подходит женщина лет сорока и протягивает руки.

- Мне нужно спасти её, - вскрикиваю и прижимаю к груди ребёнка.

- Мы позаботимся, - отвечает женщина и доверительно улыбается. - Как зовут малышку?

Комочек в моих руках начинает махать ручками и плакать.

- Изабель, - отвечаю и передаю ребёнка.

Ну, кто я такая, что бы нянчиться с проклятыми детишками?

И в этот же момент моё тело с силой потянуло к полу, перед глазами всё поплыло, а затем, последовал удар. Голова со звоном отскочила от деревянных досок и вернулась обратно.

- Алиса, ответь мне! - кричал над ухом незнакомый голос. - Марк, принесите воды и что-нибудь крепкое из напитков.

- Слушаюсь, лорд.

Вот, после этих слов я и открыла глаза, чтобы увидеть, что за фигня творится вокруг.

Глава 3 

Фигня, это было мягко сказано. Сознание быстро вернулось ко мне от того, что в лицо резко плеснули ледяной водой. Я с хрипом втянула воздух и села. Около меня находился Филипп и протягивал полную кружку, от которой несло спиртным. Марк стоял поодаль и нервно кусал пальцы. Да-да, именно пальцы. Что могло произойти такого, что он совершенно потерял над собой контроль?

Над головой вечерело пасмурное небо, моросил дождь. Запах гари и мокрой земли перебивали даже мысли в голове. От комнаты, где я очнулась, остались лишь две стены, всё остальное, что окружало меня, это обрыв и лес, тянувшийся до самого горизонта.

- Мы уже все умерли? – на полном серьёзе спросила я.

- Глупая, Алиса, что ты натворила? – отчаянно произнёс Филипп и сунул мне в руку кружку.

- Я нашла способ окончательно победить Баргеста. Но дело, конечно не в этом? Суть в том, что я всегда у всех виновата, чтобы не случилось, Алиса выйдет крайней.

- Я испугался за тебя.

Таких слов я точно не ожидала. Тёмный лорд не равнодушен ко мне? Шишка на затылке напомнила о себе тупой ноющей болью.

- Откуда я упала-то?

- Скорее наоборот, ты взорвалась.

Подошёл Марк, и они с Филиппом помогли мне встать.

- Пожалуйста, я очень устала, не нужно говорить со мной загадками, просто скажите, как есть и всё.

- Мисс Алиса, вы действительно устроили здесь небольшой взрыв.

Я оглядела дымящиеся камни, обугленную мебель.

- А разве не Баргест устроил разгром в монастыре?

И только сейчас стало заметно, как изменились мои спутники за то время, что я была приведением в прошлом. У Филиппа заметно отрасли волосы и появилась борода, которая ему совсем не шла. Марк осунулся,  и на висках появились белые проседи. 

Спустя час, я сидела в трапезной и уплетала за обе щёки холодную курицу и овощи. Сто с лишним лет заточения в прошлом меня совсем не изменили, ни телесно, ни духовно. А вот, аппетит появился знатный.

- Как долго меня не было?

- Три с половиной месяца, - ответил Филипп и пододвинул кувшин с вином.

Споить они меня хотят, что ли?

Лорд выглядел довольно интересно. Светлая льняная рубашка на выпуск, синие джинсы и кроссовки Найк.

Судя по тому, как он проходился в зад и вперёд, они ему очень нравились. Это не ботинки средневековья.

- Что с вами приключилось, мисс Алиса?

Марк сидел за столом напротив и внимательно разглядывал моё лицо.

- Искала выход из состоявшейся ситуации, - сказала я, и испугалась произнесённых слов. Прошлая Алиса никогда так не говорила.

- Нашли?

- Алиса, ты пропала на несколько месяцев, я подумал, что ты стала жертвой моего брата. Как можно быть такой беспечной?

- Легко. Главное – знать, к какой цели двигаться.

- Лорд Филипп, с ней явно что-то произошло, - Марк говорил так, словно меня не было рядом. – Когда она появилась, то чуть не разнесла пол монастыря, это что-то да значит.

Я встала, промокнула губы салфеткой и собралась сделать реверанс, но вовремя спохватилась. Сейчас, эти сто лет казались долгим и нудным сном, но они плотно застряли в моём подсознании.

- Что у нас с Баргестом?

Филипп продолжал мерить трапезную шагами, злобно поглядывая на меня.

- Мисс Алиса, после того, как вы пропали, всё немного изменилось. Лорд Ричард больше не появлялся в монастыре, но в некоторых деревнях поблизости, начали пропадать девушки.

- Что ты натворила? - с нажимом спросил Филипп.

- Будешь так со мной говорить, сам разбирайся со своими проблемами! Я тебе не служанка! - не удержалась я. Это в прошлом он был лордом, а здесь, просто мужик, возомнивший себя пупом земли. - Я спасала твою дочь!

И вот тут, я поняла, что некоторые новости нужно преподносить аккуратно.

Филипп метнулся ко мне, придавив к стене и сжав пальцы на горле. Я не успела сделать вдох и начала задыхаться. Ноги оторвались от пола. Перед глазами заплясали жёлтые круги. Мои кулаки слабо били по мужским плечам, но это не помогало.

- Лорд Филипп, прошу вас! - закричал Марк.

Озверевшее лицо лорда смягчилось, а потом, и вовсе изобразило испуг.

- Алиса, прости меня, - его пальцы раздались, я полетела вниз, но была тут же поймана.

- Отпусти, придурок, - хрипела и упиралась я.

Марк отодвинул растерянного Филиппа и помог мне встать. Придурки! Идиоты! Я выбежала в коридор и свернула за первым же поворотом. Никого не хочу видеть. Горите, все синим пламенем.

Уж не знаю, сколько пробежала, но остановилась я в открытом коридоре с колоннами и видом на внутренний дворик. Села, закинула ноги на каменный бортик и обнялась с остатками от горгульи. Ступни спокойно висели в воздухе, и никто им в этом не помогал. Приятно.

- Глупо, конечно я себя повела. Но я ведь такая, какая есть, - погладила я зубастую каменную морду. - Раньше, мне не нужны были толчки в жизни, меня устраивало плыть по течению и не вникать в суть мироздания. Но пробыв целый век около Иоланды, я захотела жить. Жить, двигаясь не только вперёд или против течения, но и в другие стороны. Прыгать вверх и нырять глубоко вниз. Да, это страшно, и может случиться всякое, но быть амёбой мне больше не интересно.

Я заглянула в глаза горгульи, словно ища в них одобрение. За спиной послышались шаги, которые замерли в метре от меня. За жизнь в прошлом, я узнала этот шаг за долю секунды.

- Я назвала её Изабель. Когда всё закончилось, её забрала женщина, служившая в замке. Кажется, она была кухаркой. Да, твоя дочь выжила.

Рука Филиппа легла на моё плечо и сжала.

- Ты же не собиралась прыгать?

Я обернулась и скривила лицо.

- Помереть в Англии конечно, заманчиво, но не в этой дыре. Нет, я заводила новых друзей.

- Это Эльд.

- Я знаю. Видела, как ты рассказывал Иоланде, о том, что в детстве дал имена всем горгульям в замке.

- Ты и вправду была в прошлом?

Я ехидно улыбнулась и подняла одну бровь.

- Я прожила с вами несколько жизней.

- Так это о тебе говорил Ричард, что в замке появилось жуткое приведение, преследующее его?

- Вот, за жуткое, конечно, спасибо.

И тут, меня осенило, дочь Филиппа должна была оставить след и потомство, но мы до сих пор ничего про неё не слышали.

- У меня есть дочь, - тихо произнёс лорд.

- Была. Как это ни печально, но прошло слишком много времени.

- Только если ей не передалось родовое проклятье.

Филипп схватил меня за руку, перетянул обратно в коридор и потащил в библиотеку.

Идея была так себе, потому что на вряд ли кто-то написал книгу про последнюю из рода Аркврайт.

- Фил, то есть Филипп, я узнала, как можно победить Баргеста, - на бегу затараторила я.

- Я знаю. Вспомнил. Но это не работает. Мы с Марком уже пытались.

Лорд распахнул широкую дверь библиотеки, и я прямо застонала от воспоминаний. Уж слишком много лет я провела в этой комнате, скрываясь от ужаса ночного замка. И ведь, почти ничего не изменилось.

Над давно потухшим камином висел портрет родителей Филиппа и Ричарда. Краска давно потрескалась, рама сгнила и позолота почернела. Но глаза на холсте продолжали светится жизнью и любовью.

- Отец всегда его прятал, как что-то постыдное, и нам запрещалось прикасаться к нему.

Я в ожидании застыла. Филипп потянулся к портрету и, приподняв, снял со стены. Я ахнула. На стене было изображено семейное древо.

Оно было выполнено чёрными красками в виде тонкого дерева с листьями именами. Семейство Аркврайт уделяло внимание только мужской половине. Листик, где должно было стоять имя супруги, имело лишь пометку "жена".

Самые нижние два листика подписанные Филиппом и Ричардом, но если приглядеться, то у основания дерева виделась почти стёртая временем надпись от руки "Изабель".

- Она выжила!

На лице лорда появились сначала радость, а потом её сменил страх.

- Что с ней стало?

- Так вот почему пропадают девушки из соседних деревень! Вот, почему Баргесту нужны были жертвы! Он ищет потомком Иоланды.

- Зачем ему моя дочь? Не говори глупостей.

- Филипп, твой брат всегда тебе завидовал, и, как я поняла, он выбрал тебе жену не просто так. У Иоланды тоже было своего рода проклятие. Он хотел объединить ваш дар, что бы сделать, что-то новое. То, что сможет использовать в своих целях. Возможно, что теперь ключ ко всему, это ваш наследник. Но я не уверенна, что мы сможем его отыскать.

- Марк должен что-то уметь.

Филипп снова понёсся по монастырю, таща меня за собой.

- Мне больше нравилось, когда ты был вороном.

- Был вороном, - словно эхом повторил Филипп. - Алиса, - он резко остановился, и я врезалась в него, - Ты знаешь свою родословную?

- Что?

- Знаешь своих предков до десятого колена?

- У меня только мама с папой и сёстры. Бабушек и дедушек никогда не было.

Филипп смотрел на меня так, словно я врала и не краснела.

- Подожди, ты хочешь сказать, что возможно, я твоя прапрапрапраправнучка?

- Ты остановила Ричарда в первый раз, затем, вернула мне человеческий облик. Ты единственная кто смог меня понять даже в теле ворона. И у тебя есть дар.

- Это не дар, а побочное действие от ваших проклятий. И я не желаю иметь тебя в дедушках.

- Я не стану обижаться, - улыбнулся Филипп. - Но Марк должен нам помочь со связью в мире.

- Ты это о чём? А, интернет имеешь ввиду, да, это мощная штука.

Пока мы спешили по монастырю, петляя и поворачивая в самых тёмных закоулках, где-то вдали послышались колокола. Звон был мрачен и наводил тоску.

- Седьмой раз за эту неделю.

Я вопросительно посмотрела на лорда, и он объяснил.

- Этот звон означает, что пропала очередная девушка.

- Но почему Баргест, ой, Ричард, думает, что нынешний твой потомок - девушка?

- Мне это тоже интересно. Пока я носился с проклятием, мой брат постигал тайные знания. Тёмные.

- Слушай, Филипп, а почему ты не состарился вороном?

Лорд скривился, как от стрелы в плече.

- Это самое страшное в нашем проклятие. Мы рождаемся обычными детьми и живём себе, радуясь, пока эмоции не перейдут определённый барьер. С этого момента, при любом всплеске гнева мы обращаемся в воронов. Если не контролировать и слишком часто обращаться, то остаёшься таким навсегда. И живёшь в лесу птицей до скончания времён.

- Значит, те вороны, что населяют лес...

- Да, это моя семья.

- А они осознают, кем были и что происходит? Почему бы им не помочь тебе?

Мы остановились перед каморкой Марка.

- Я уже говорил, что в теле ворона, жизнь выглядит иначе. Ты помнишь места, действия и людей, но не понимаешь, зачем тебе всё это.

- Мне жаль, - искренне произнесла я.

- О чём?

- Ты так и не смог погоревать о любимой.

Филипп пропустил эти слова мимо ушей и открыл дверь. Марк говорил в это время по телефону.

- Йес, оф корс. Ноу. Тэнькь ю.

Затем, он повернулся и заметил мой ошеломлённый взгляд.

- Это уже всё в прошлом, - быстро ответил смотритель.

Его маленькая комнатушка была под потолок заставлена техникой современного мира. Кругом мониторы, компьютеры, камеры и многое непонятное. На экранах просматривался весь монастырь, вплоть до подземелья.

- Марк, нам нужны твои познания в связи с миром.

- Что угодно.

Марк сильно изменился после возвращения лорда Филиппа. В неё теперь скользит покорность и неуверенность в своих действиях.

- Посмотри, родословную Алисы.

- Какой именно? О, нашей мисс Алисы?

В глазах Марка читалось удивление. Но он всё же сел за компьютер и стал рыться в интернете.

- Филипп, я думаю, что это неверный путь.

Я хотела сказать ещё кучу отговаривающих слов, но Марк перебил своей находкой.

- Судя по этим данным мисс Алису, удочерили в трёхмесячном возрасте.

- Ха-ха-ха! - вырвалось из моей груди. – Я тоже умею шутить, но не люблю, когда шутят надо мной.

- Простите, но я не смеюсь над вами. Разве, вам это не было известно?

В глазах Марка и Филиппа читалась жалость.

- А, кто тогда мои настоящие родители? Хотя, нет, не говорите, меня это не интересует.

И я поспешно вышла из комнаты Марка. Нужно было привести в порядок чувства, а потом уже бушевать или рыдать.

- Соберись, Алиска, сейчас не время раскисать. Ну, подумаешь, что осталась без родителей, зато, теперь понятно, почему они так ко мне странно относились.

А на душе пре мерзко, как будто кошка, скребущаяся до этого, сдохла и медленно разлагается.

- Подумай, Алис, что сейчас в приоритете? Верно, Изабель. Но как найти её след?

Я вновь подумала о еде и поняла, где нужно искать. Нам нужна комната кухарки.

Глава 4 

Солнце садилось, и тени начали тянуться к нам своими длинными лапищами. Прохлада и английский ветерок приятно щекотали кожу, серые тучки, как стая голодных волков, заволакивали небо.

Я подставила щеку под последние лучики солнца, ведь оно и так редко появляется, а тут ещё и не понятно, когда увидимся снова, и отправилась искать Филиппа. Без его помощи мне сегодня не обойтись. Лорд стоял рядом с горгульей и смотрел на внутренний двор усаженный цветами.

- Филипп, я хочу поговорить.

- Алиса, почему именно ты приехала сюда? Почему ты мучаешь меня?

Я уселась на парапет в этот раз спиной к дворику, набрала в грудь побольше воздуха и сказала.

- Мне очень жаль, что всё так сложилось, и я понимаю, как тебе тяжело, но я не собираюсь тебя жалеть. Ты тут, не один такой, с тяжёлой судьбой, и это не повод вести себя абы как.

- Абы как?

- Не перебивай! Так вот, нужно стать сильнее. После каждого падения кости не становятся крепче, но ты уже понимаешь, как увернуться от слабых мест, чтобы не повредить.

- Алиса.

- Короче, если понял суть, то вот, то же самое ты должен сказать мне.

- Сумасшедшая девчонка.

Лорд коснулся пальцами моего подбородка и улыбнулся.

- Скажешь?

- Алиса, ты справишься.

- И всё?

- А ты хотела от меня таких же пустых слов? По-моему, ты уже всё себе сама сказала.

Я быстро поморгала, похлопала ресницами и сделала вывод, что здесь лести не добьюсь.

- Ладно, у меня есть одна идея, и без твоей помощи никак не справлюсь.

- Вот, это уже слова моей Алисы. Какой план?

- Мне нужна комната кухарки, которая работала при твоей жизни.

- Кухарка. Та самая, что забрала у тебя мою дочь?

- Она самая.

Я ждала похвалы или хотя бы подбадривающего похлопывания по плечу, но Филипп просто пошёл по коридору. Длинному коридору.  Как же они меня достали! Эти, немыслимые переходы, лазы, коридоры, тоннели и всё прочее, что скрывает в себе сей монастырь.

Как и предполагалось, комната кухарки находилась в самом низу около трапезной. Мы вошли в милую комнатку, где сейчас вероятно всего жил один из монахов. Ничего лишнего, кровать, аккуратно застрелена пледом, стол со стулом. Полки, шкаф и что-то вроде переносной печки.

- Что ты думаешь здесь найти? - спросил Филипп.

- Подсказки.

Но никаких намёков на ребёнка Иоланды, или вообще на присутствие девочки не наблюдалось.

- Давай же, - шла я вдоль стены, и руками водила по предметам, словно в них могла скрываться тайна. Ничего.

- Алиса, здесь ничего нет.

- Подожди, - заныла я, понимая, что он прав.

Подошла к маленькому окошку и облокотившись, выглянула наружу. Под моим весов хрустнул подоконник и посыпались опилки.

- Я не специально.

Филипп хмыкнул и подошёл поправить доску. Он стукнул по ней, желая вогнать на место, но она лишь больше вылезла.

- Может, ну её?

- Алиса, здесь что-то есть!

Я заглянула под доску подоконника и как в Гарри Поттере, остолбенела.

- Там, книга какая-то.

Филипп приподнял выше, а я достала тайный предмет. Это конечно, могло оказаться просто подпоркой или ненужным хламом, но это был дневник.

Он не был подписан, но нежный почерк указывал на женскую руку.

- Это дневник кухарки?

- Алиса, не глупи, наши слуги были неграмотны.

- Тогда, чей же он?

Филипп сел на кровать и стал жадно вчитываться в страницы. Ну, почему опять всё на английском? Я присела рядом, но это ничего не изменило.

- Расскажешь, что там?

- Это первые десять лет моей дочери, - в глазах лорда стояли слёзы.

- Не может быть!

- Она пишет, о жизни в замке, о том, как узнала о своей семье. Ей было очень одиноко и страшно. После моего исчезновения, появилась наша кузина, она-то и обучила всему Изабель. Бедная девочка,  так и жила без титула, рода и семьи. А потом, вот здесь, она пишет, что в связи с опасностью проклятия, её решили отправить в деревню к простой семье.  Она была очень одинока.

- Филипп, ты не знал, - произнесла я.

- Думаешь, если бы знал, то принёс бы в её жизнь мир и покой?

- Нет. Покой был бы в твоём сердце. Что с ней было дальше? - заглянула я через его плечо.

- Ничего. Её увезли.

Лорд перелистнул оставшиеся пустые страницы и закрыл дневник.

- Постой, - я выхватила кожаную тетрадь и снова пролистнула. Так мне не показалось! На одной из страниц в самом углу,  были всего два слова "Изабель Гранд".

- Это может быть её новая фамилия?

- Или фамилия кухарки, - мрачно ответил Филипп.

- Пессимист.

А я уже несусь к Марку. Можно было бы конечно позвонить по сотовому, но я так привыкла жить без него, что просто забывала про металлическую коробочку с музыкой.

И я оказалась права! Я была права на столько, отследила собственную родословную до десятого колена.

Изабель удочерила чета Гранд, потом её женили на пастухе по имени Клаус и они обзавелись чудной дочуркой Иоландой, в честь матери. Та, в свою очередь родила Агнес и переехала во Францию. У Агнес тоже появилась дочь - Катрина, сбежавшая с парнем Джеком в штаты и родившая девочку Джинни.

Дальше были Мэри и Лизи и долгие странствия по миру, пока однажды, женщина по имени Светлана не родила Алису, и не отдала на удочерение в приют. Род Иоланды добрался до России, и появилась я. Забавно, не правда ли?

Я посмотрела сначала на Марка, потом, на Филиппа и поняла, что судьба посмеялась надо мной от всей души. Но волновало меня не это.

- Марк, а нигде не упоминается, скажем, какой-нибудь дар, иди ещё что? Почему всё сошлось на мне?

- Вы, мисс Алиса, не причём, просто, иногда в жизни всё складывается так, а не иначе, и нет победителей и проигравших, есть жизнь с запутанными линиями судьбы.

- Вот сейчас вообще ни о чём не разъяснили.

- Марк хотел сказать, что тебе изначально было уготовано всё, через что ты проходишь. И не важно, как бы ты поступила. Приехала бы в Англию или Австралию, судьба связала бы нас.

- Но я хочу сама творить свою судьбу! - заныла я, а потом посмотрела на людей окружавших меня и поняла, точнее начала понимать, что другого, наверное, мне и не надо. Потом, ведь буду жалеть, если сейчас всё брошу.

- Хорошо. Начнём с самого начала, зачем Ричард охотится за мной и моими прародительницами?

- Это из-за ритуала, что нашла Иоланда, - ответил Филип, - Но он не работает.

- Пошли проверять, - я потянула лорда за собой и уже у двери, повернулась к Марку, - Найдите, пожалуйста, мою родную маму.

* * *

Я очень отчётливо помнила, как Иоланда рассказывала о том, что нашла в старинных книгах библиотеки. Обряд предназначался специально для рода Аркврайт. Но за столько сотен лет его почему-то никто не решался использовать. Суть заключалась в том, что проклятый член семьи, сможет обрести тот облик, который пожелает, стоит лишь захотеть. Но, как во многих старинных проклятиях, тут имелась сноска о том, что всё может закончиться очень скверно.

И понятно, почему не сработало на Ричарде, он ведь получил своё проклятие не по роду, а по сделке.

- Филипп, нам нужно сделать из Ричарда человека, так?

- Алиса, поверь, я пробовал.

- Но ты пробовал не в том порядке. Он ведь, сейчас Баргест, а нам нужен ворон, понимаешь, куда я клоню?

- Он не сможет стать вороном, его крови не коснулось проклятие. У нас всегда рождалось по одному ребёнку, и вся сила доставалась первенцу.

- А, если ты умрёшь? - едва слышно спросила я.

Рука Филиппа поднявшаяся, что бы почесать нос, остановилась в нескольких сантиметрах от цели.

- Чисто теоретически, если тебя не станет, он может, унаследовать твой дар?

Я боялась, что лорд опять начнёт меня душить, но то, что он выдал, напугало меня больше.

- Если это поможет, то я согласен. Нужно сказать Марку, чтобы всё проверил.

- Филипп, я пока не озвучила это вслух, не понимала, что задумала. Возможно, есть ещё варианты?

В воздухе раздался звон колоколов. Он возвещал об очередной жертве Баргеста.

- Мне нравиться этот.

* * *

Я сидела в обнимку с Эльдом и смотрела, как на горизонте начинает светлеть небо. Начинается новый день, новое начало, а для кого-то он станет последним. Сегодня, мне придётся убить Филиппа. Мы долго сидели с Марком и обсуждали весь процесс, детали и предметы, требующиеся для обряда. Скребущаяся кошка, которая сдохла на моей душе, начинала разлагаться и ужасно смердела.

Я много лет была одинока, и вот, когда нашла того, кто понимал меня и стал близок, теперь должен умереть от моей же руки.

- Эльд, ну скажи, что есть иной выход, что, как в кино, в последний момент появится кто-то и спасёт всех нас?

- Алиса, ты же знаешь, что он не живой.

Филипп оказался рядом. Я повернулась к нему и протянула колечко с ромашкой.

- Оно принадлежало Иоланде.

- Я буду счастлив, если ты оставишь его себе. Оно твоё по праву, леди Аркврайт.

- Смешно получается. Монастырь и вправду достался мне в наследство, - грустно улыбнулась я.

- Время пришло, - Филипп протянул мне руку, и я неуклюже перевалилась через парапет. - Кривляка.

- Я просто стара для своих лет. Целый век ходила за вами призраком по пятам, а это надо сказать, не слишком интересное занятие.

Я улыбалась и пыталась шутить, чтобы скрыть боль, рвущую моё сердце на части. А Филипп, казался невозмутимым, словно шёл в баню, а не на смерть. Неужели он настолько устал и измучен, что добровольно согласился лечь на алтарь.

И вот, почти встало солнце, на мне белое платье в пол, в рыжих волосах цветы, что в Англии называют "Алисой", а Филипп лежит передо мной на жертвенном камне и ждёт своей участи. Марк подаёт мне острый кинжал и приготавливается читать заклинание, по призыву Баргеста.

Всё должно пройти быстро и гладко, иначе погибнут все.

- Стоп! - ору я, и опускаю кинжал вниз. - Я не могу.

- Алиса, если ты не остановишь Ричарда, он принесёт много бед, а ты будешь корить себя до конца своих дней.

- Но я не могу убить тебя, зачем я вообще всё это придумала, - слёзы начинают ручьями литься из глаз.

- Ой, - слышится голос Марка эхом по подземелью, - я ещё не начинал читать заклинание по призыву Баргеста.

Громкий рёв проносится по монастырю и затихает в пламени  факелов под потолком, а на меня с огромной скоростью несётся адский пёс.

- Мамкин ёж, всё пропало!
 
Глава 5 

Тьма поглотила всё живое. Даже звуки дыхания и биение сердца исчезли под покровом темноты. Я так и осталась стоять, замерев от страха, с кинжалом в руке.

Филипп находился где-то рядом, но я его не чувствовала. Создавалось ощущение, что в этот раз Алиса умерла.

Все физические и эмоциональные реакции пропали, боль, гнев, страдания, наконец, отпустили меня. Оставалась лишь бездна пустоты.

Разум начал проигрывать приятную мелодию, я расслабилась. Больше не нужно переживать и бояться. А потом, в том месте, где раньше находились мои ноги, появился белый свет. Ну, прямо, как в фильмах. Любопытство - не порок. Я отправила свой разум к свету и слегка удивилась, это было подземелье старого замка. Факелы горели, но странным белым светом, как дневная лампа из моего детства.

На жертвенном камне никого не было. Зато, рядом лежала я в белом платье, а Филипп стоял напротив огромного пса и грудью загораживал меня от него.

Марк лежал на полу в луже крови, его глаза заполнял ужас. Как всё странно и нелепо. А потом, стало ещё и неинтересно.

Филипп кричал на Баргеста, упоминал имя Алиса, но пёс продолжал наступать.

- Со стороны всё кажется таким не важным, верно?

Раздался женский голос из ниоткуда.

- Со стороны всегда всё по-другому, - ответил я.

- Алиса, Филиппу нужна твоя помощь.

- Нет, не нужна. Сейчас всё кончиться, и он сможет успокоиться. Он, очень давно хотел этого.

- Однажды, ты выполнила мою просьбу, и в ответ, я хочу помочь тебе.

Голос начинал нервировать, хотя в этом месте эмоции отсутствовали.

Я отмахнулась от призрачной настойчивости и продолжила наблюдать битву двух братьев. Филипп вцепился в шею пса и старался повалить его на пол, а Баргест раздирал огненными зубами плечо лорда.

И в какой-то момент, моего сердца коснулось нечто. Это напоминало массаж на открытом органе. Меня дёрнуло в сторону, что искры полетели из глаз. Затем, дёрнуло ещё раз, и я с огромной высоты полетела вниз.

Удара не было, зато вдох принёс неимоверную боль лёгким.

Едва открыв глаза, я увидела Филиппа, придавленного к полу братом, в теле пса. Что делать-то?

С трудом поднимаясь на ноги, понимаю, что в руке до сих пор кинжал. Надо завершить обряд.

Факелы яростно пышут огнём, воздух накалился настолько, что обжигает гортань. Сейчас или никогда!

Молча, не издавая ни звука, несусь прямо на демона, рискуя погубить всех. Баргест на секунду отрывается от Филиппа, задевает когтями мой правый бог, пропарывая кожу, и замирает  потому, что кинжал проходит по дуге и вонзается в грудь его брата.

Краем глаза вижу Марка. Он стоит на коленях перед книгой и читает заклинание. Лишь бы всё получилось. Хотя, теперь, мне было плевать. Я только что убила друга.

Кровь фонтанчиком брызнула из-под кинжала и потекла струйками. Баргест свалился на бок, задёргал лапами в конвульсиях, давясь пеной изо рта.

Я прижалась к Филиппу и зажимаю рану на груди, пытаясь спасти, хотя, понимаю, что этого делать нельзя.

Нам нужна его смерть. Как мы вообще пошли на это?

- Нет! Я прошу, не умирай!

Я придавливаю руки всё сильнее, чувствуя, что сердце перестало биться. Мой крик разносится эхом по всему подземелью и уносится прочь.

Чувствую чужие руки, оттаскивающие меня от тела Филиппа, а я даже не попрощалась. Замечаю Ричарда, корчащегося в человеческом теле и кричащего от агонии жизни.

А моё белое платье полностью пропиталось кровью. Я чувствую, как она липнет к коже, как засыхает коркой на руках, как пахнет смертью.

- Алиса, мы должны завершить обряд, иначе, всё впустую, - кричит Марк, тряся меня за плечи. - Пока Ричард не обратился в ворона, его нужно убить.

Опять убить! Почему жизнь не может обойтись без этого ужасного слова?

Смотритель протягивает мне книгу и тыкает пальцем в строчки с набором букв.

- Мисс Алиса, читайте!

- Нет, - кричу я в слезах и бросаю книгу на пол.

- Хватит всех убивать!

- Но он...

- Пусть останется жить.

И я, собрав в себе остатки сил, топаю ногой.

- Остановись!

Появляется вихрь, окружает меня, вытягивая последнюю энергию. Чувствую, как загораются волосы и искры летят прямо в глаза. И точно такой же вихрь окружает Ричарда. Его светлые волосы чернеют, перенимая структуру перьев, и расползаются по всему телу.

Последнее, что я помню, перед тем, как потерять сознание, это стеклянный взгляд Филиппа, обращённый в мою сторону. Для меня в тот момент всё закончилось.

* * *

Я открыла глаза и, поняв, что всё ещё в монастыре, снова их закрыла. Воздух был свеж и наполнен запахом озона. Вечная сырость Англии.

- Мисс Алиса, вы очнулись!

Голос Марка был хриплым и неприятным.

Нет. Не дождётесь. Я не собираюсь просыпаться и буду так лежать, по куда не состарюсь. Или не умру с голоду.

Послышался звук удаляющихся шагов, и я спокойно выдохнула. В голове всё ещё крутились воспоминания того, как я убила Филиппа. Это мучило больше, чем сожаление о собственной беспомощности.

А, к чёрту всё! Вскакиваю, на секунды теряюсь в пространстве, от головокружения, а потом бегу в сторону первого видимого окна. Перед глазами размытые цветные пятна, мешающие сосредоточиться, но мне этого и не нужно. Опираюсь на подоконник открытого окна, перекидываю ноги и со всех сил отталкиваюсь.

Мир встречает меня моросящим дождём и свободой, а затем, наступает тишина.

- Глупая девчонка, в следующий раз, когда захочешь выпрыгнуть из окна, выбирай этаж выше первого, - слышу насмешку над своим ухом. Открываю глаза и жмурюсь. Дождь пошёл сильнее.

Я лежу на холодной земле, камни, больно впиваются в спину, ноги и голову.

- Филиип, - зову, но никто не отвечает.

- Мисс Алиса! - кричит из далека хриплым голосом Марк.

А мне больно. Больно смотреть на мир, больно жить с этой ношей, больно дышать.

Всё так же не открывая глаз, левой рукой нащупываю камень под головой и отодвигаю. Задеваю чужую руку, сжимаю и вою от отчаяния.

- Алиса, ну почему ты всегда поступаешь так, как хочешь? Почему не отпустишь меня?

Сжимаю руку ещё сильнее, но по-прежнему не могу открыть глаза. Это ведь не может быть Филипп, я сама убила его. Видела холодное тело и пустой взгляд.

- Несносная девчонка, изменившая мою птичью жизнь, ставшая настоящим другом...

- Мисс Алиса, вот вы где? Очнитесь!

Ладонь Марка проехалась по моей щеке, чем вызвала бурю негодования и злости. Я открыла глаза и огляделась.

- Где Филипп? – моя рука сжимала пустоту.

- О, мисс Алиса, вам всё ещё плохо?

Позади стена монастыря с небольшим окном, с которого я спрыгнула,  впереди лес с чёрными пятнами на ветках деревьев, под ногами земля и камни. И только я, и Марк.

- Куда делся Филипп?

- Мисс Алиса, кажется, вы опять сломали ногу. Ну, зачем вы прыгнули в окно? Ваш бок только начал заживать. Даже упав с первого этажа, можно сильно пораниться. А ваша нога вновь принимает удар на себя.

Ногу сломала! Я сломала себе жизнь. Как можно продолжать дышать, зная, что кто-то уже этого не сможет?

- Марк, оставьте меня здесь и пусть вороны моего рода завершат славный путь Алисы.

Но смотритель против моей воли тащит моё тело обратно в проклятый замок, к его проклятым обитателям.

Десять дней я ни с кем не разговаривала, только ела, что приносили, и спала без сновидений. Десять дней пыталась принять, содеянное мной и понять, как с этим жить.

Марк навещал меня каждые пять-шесть часов, рассказывал о том, что происходит в моём монастыре. Рассказывал о мелочах, упуская самое важное.

И однажды, пришло время для отложенного разговора.

- Мы, наконец, избавились от Баргеста, - осторожно начал смотритель, следя за моей реакцией. Вдруг, я опять захочу прыгнуть из окна? - Я всё боялся, что ритуал не получится, но всё спокойно вот уже несколько недель.

- Где похоронили Филиппа? - спросила я после долгого молчания и удивилась собственному голосу. Он изменился.

- Мы сделали надгробия в семейном склепе, но тела сгорели до пепла. После того, как я вас вынес из подземелья, там начался сильный пожар. Он бушевал несколько дней, а потом исчез, словно его и не было.

- Если вы не нашли тела, значит Филипп мог выжить? - с надеждой спросила я. Ведь это его голос был со мною, после падения.

- Простите, мисс Алиса, но это правда, лорды Филипп и Ричард погибли. Даже если бы удалось спасти Филиппа, он просто бы рассыпался в прах. Без проклятия ворона, это обычный человек, которому больше четырёхсот лет, понимаете? У него не было шансов.

- Я хочу домой, Марк, - устало произнесла я.

- Я организую, но с вашей ногой, посоветовал бы задержаться.

- Возьмите, мне, пожалуйста, билет на самолёт на ближайший рейс.

- Я не смогу вас отговорить?

- Нет.

- Хорошо.

И Марк вышел, оставив меня одну, на растерзание мыслям.

Не в силах бежать и ждать, я встала, и осторожно ступая на загипсованную ногу, прошла к умывальному столику.

- Вот, Алиска, словно ничего и не менялось.

В отражении на меня смотрела девушка с длинными русыми волосами, отчаянием в глазах и морщинками в уголках губ.

- Как будто всё было сном, а я вернулась к заводским настройкам. Мамкин... Мам...

Мне больше не нравилось выговаривать любимую фразочку. Значит, что-то всё-таки изменилось.

На столике лежало колечко в виде ромашки. Больное напоминание. Но всё же я взяла его и положила в карман.

К вечеру, Марк собрал мои вещи, и повёз меня в аэропорт.

- Мисс Алиса, я сделал все документы, и теперь вы официальное лицо монастыря.

- Зачем? - без интереса спросила я, пока мы ехали в машине.

- Ведь вы законная наследница. Вы, леди Аркврайт, и хотите того или нет, но вы титулованная особа. Я подам документы, что бы в кратчайшие сроки вы получили гражданство Великобритании.

- Леди.

- И вот, ещё, пока не забыл.

Марк протянул мне сложенную вдвое бумагу.

- Что это?

- Адрес вашей настоящей матери.

Я без эмоций беру лист и засовываю в джинсы рядом с кольцом. Сейчас не время.

Как бы я не старалась держаться, слёзы душили, норовя выплеснуться диким потоком.

А дальше, всё пошло быстрее. Прощания с Марком, аэропорт, проверки, багаж, посадка. В этот раз Фил не прилетит и не подскажет, что делать дальше. Фила больше нет.

Весь полёт я проспала под снотворным, после приземления меня разбудила стюардесса и попросила покинуть борт. Я дома.

Такси привезло до нужной улицы, но я попросила остановить подальше от дома. Нужно пройтись и немного по привыкнуть к родному городу.

На улице стояла жара, лето полным ходом грело обитателей, сей планеты. А в Англии сейчас дождики идут. Грустно подумала я.

- Кар.

Я остановилась посреди тротуара и отпустила чемодан. Алиса, открой глаза, сказала сама себе, не зажмуривайся, это просто ворон, каких у нас полно.

Летом. Откуда здесь летом вороны?

Я распахнула глаза и медленно подняла взгляд к деревьям. Никого. Возможно, показалось, как и с голосом Филиппа?

Как безумная, я озиралась по сторонам в поисках друга.

- Он погиб, смирись, Алиса, - твердила я себе вслух, чтобы почувствовать боль, которую так яростно глушила, в надежде на чудо.

Светлых чудес не бывает. В нашей жизни могут случаться только чёрные чудеса, злые, иных, люди не знают. В кармане зазвонил телефон, и я немного даже растерялась от его настойчивости. Это была мама, та самая, что удочерила меня и если признаться не очень-то и любила.

- Алиса, как мне надоело тебя искать! – закричала она, не дав мне даже, сказать «алло».  – Мне нужна твоя помощь, а ты постоянно в не зоны доступа!

- Кар.

Телефон падает с руки, и я никогда не узнаю, что говорила моя мать, потому что прямо передо мной на дорожке сидел ворон. Мои глаза наполняются слезами. Это не совпадение, не какой-то залётный ворон, что заблудился посреди лета в нашем городе. Я была уверенна, что это Фил.

Ноги подкашиваются, и я опускаюсь прямо на асфальт.

- Фил?

- Кар, - ворон осторожно подходит ко мне и поворачивает голову набок, разглядывая меня своими глазками бусинками.

- Фил, я нашла свою настоящую маму, - через слёзы говорю я.

- Кар.

- Я так боялась, что больше не увижу тебя.

- Кар.

Между мной и Филом сокращается расстояние, и я понимаю, что все кошмары, через которые мы прошли, остались позади, их больше нет.

Я встаю, беру за ручку свой чемодан и разворачиваюсь в противоположную сторону. Слышу шелест крыльев, острые коготки впиваются в моё плечо. Крыло задевает щёку, смахивая слёзы. Я улыбаюсь и достаю бумажку Марка с адресом.

- Мы поедем искать мою маму.

Монастырь в наследство

Чушь какая-то, на кой мне сдался монастырь? Интересно, а он мужской или женский? И что я с ним буду делать? Управлять? Сдам в аренду? Ещё и непонятно от кого он мне достался. Я даже не знала, что у нас в Англии есть родственники. Читать далее »

Горница

Достаю из кармана зажигалку. Поджигаю фотографию. Пламя пожирает глянец. Внезапный сквозняк гасит огонь. На обгорелом клочке остается лишь лицо разлучницы. «Ведьма, как есть, ведьма», - заключаю я, и бросаю остатки фото в пустой таз, оказавшийся возле умывальника. Читать далее »

Шёпот мёртвых

Шли годы, среди одноклассников, любителей ужастиков я приобрела популярность, рассказывая жуткие истории, всегда заканчивающиеся трагически. А вскоре, начала их записывать, чтобы «память об усопших жила», как говорю я. Началось всё с Миши. Читать далее »

Комментарии

-Комментариев нет-

Добавить комментарий


Сборник рассказов
Топ соавторов
Jaaj.Club (15)
Palevka-89 (14)
boris (6)
Количество байек: 58 Просмотров: 217435 Рубрика: Байки из склепа
Подписаться на обновления
Мистические рассказы
   
История о Семи днях

История о Семи днях

Эль не сразу поняла, откуда исходит голос. Она повернулась и увидела человека, закутанного в черный балахон. Он сидел на кожаном диване. Рядом на журнальном столике покоилась раскрытая газета.
Рейтинг статьи: 4 Просмотров: 754 Комментариев: 1
08.01.2023 Рубрика: Рассказы Автор: Amadyzij
Шёпот мёртвых

Шёпот мёртвых

Шли годы, среди одноклассников, любителей ужастиков я приобрела популярность, рассказывая жуткие истории, всегда заканчивающиеся трагически. А вскоре, начала их записывать, чтобы «память об усопших жила», как говорю я. Началось всё с Миши.
Рейтинг статьи: 5 Просмотров: 1168 Комментариев: 0
01.01.2023 Рубрика: Байки из склепа Автор: Palevka-89
Горница

Горница

Достаю из кармана зажигалку. Поджигаю фотографию. Пламя пожирает глянец. Внезапный сквозняк гасит огонь. На обгорелом клочке остается лишь лицо разлучницы. «Ведьма, как есть, ведьма», - заключаю я, и бросаю остатки фото в пустой таз, оказавшийся возле умывальника.
Рейтинг статьи: 6 Просмотров: 1117 Комментариев: 0
01.01.2023 Рубрика: Байки из склепа Автор: andron2006
Монастырь в наследство (продолжение)

Монастырь в наследство (продолжение)

От произнесённого имени Иоланда на несколько секунд выпала из реальности. Вспомнились наставления отца, и слёзы матери, пока их никто не видел. Как можно было договариваться о браке, как о сделке по покупке племенной кобылы? Хотя отец берёг своих лошадей лучше, чем родных детей.
Рейтинг статьи: 7 Просмотров: 1581 Комментариев: 0
01.01.2023 Рубрика: Байки из склепа Автор: Palevka-89

Перед вечностью

Когда все данные были записаны, а портье принял багаж, семья из трёх человек зашла в лифт и двери закрылись. Девушка пробежала глазами по бумагам, вздохнула и принялась исправлять неточности. Новенькие часто забывают дописать последнюю дату.
Рейтинг статьи: 6 Просмотров: 1157 Комментариев: 0
31.12.2022 Рубрика: Байки из склепа Автор: Palevka-89
Другие книги и сборники из рубрики Байки из склепа
Сборник статей

Хотите - верьте, хотите - нет

Основной соавтор
firoza
Невероятные истории, в которые очень сложно поверить, и ещё сложней опровергнуть.
Сборник статей и рассказов

Домовой - шутник

Основной соавтор
Jaaj.Club
Рассказы про домовых – популярная и на удивление живучая часть славянского фольклора. Много ли наших современников всерьёз говорят о леших, русалках и прочих мифических существах? А вот реальные истории про домового рождаются по сей день, причём рассказчики всегда уверены в их правдивости.

Книга "Домовой - шутник" посвящена именно теме таинственных и важных обитателей человеческого жилья. Хотите узнать, как подружиться с домовым, как с ним общаются коты, почитать увлекательные или страшные рассказы про домовых? Тогда милости просим, непознанное в вашем доме готово приоткрыть завесу над своими тайнами.

Только чур не трусить!
Сборник рассказов

Мистические рассказы

Основной соавтор
Palevka-89
Сборник статей и рассказов

Зловещий лес

Основной соавтор
Jaaj.Club
Страшные лесные истории
Сборник статей и рассказов

Страшная тайна реки

Основной соавтор
Jaaj.Club
Водная гладь хранит намного больше тайн, чем позволено знать человеку. Но некоторым очевидцам всё-таки удалось кое-что разузнать, выжить и донести свои байки до людей.

"Страшная тайна реки" - это сборник рассказов о монстрах, которые живут в водной пучине и изредка дают о себе знать. Jaaj.Club собрал лучшие из них.

Подписывайтесь на обновления и будьте настоящим экспертом обитателей водной стихии.
Сборник статей и рассказов

В тихом омуте черти водятся

Основной соавтор
Jaaj.Club
Слушать и пересказывать истории про чертей испокон веку было любимым развлечением во время отдыха или за сидячей работой. Не везде люди знали, кто такие мавки или кикиморы, вурдалаки и волкодлаки. А вот рассказ про чёрта в деревнях могли и на молодежных посиделках, и детишкам вместо сказки на ночь поведать. Есть черти, есть нечесть, живущая рядом с нами. Только знай, что она может натворить и как с этим бороться.

Предлагаем вашему внимаю увлекательные и страшноватые рассказы о чертях. И не стоит думать, что всё это бабкины сказки да детские выдумки.

Некоторые рассказы про чертей основаны на очень реальных событиях, случившихся не так давно!
Сборник статей и рассказов

Ведьмы

Основной соавтор
Jaaj.Club
"Когда-то давно, когда магия была не экзотикой, а частью нашей жизни, в каждом поселении были мужчины и женщины, обладавшие магическими способностями - пишет в книге "Знаки магии" Громовица Бердник. - Женщины руководили внутренней жизнью племени или рода, лечили болезни и предсказывали будущее, отсюда и происходит слово "ведьма" - то есть "тот, кто знает, ведает".

В книге "Ведьмы" собирается любая информация об упоминаниях ведьм - плохих и хороших, выдуманных и правдивых. Выводы сделает каждый сам.
Сборник статей и рассказов

Привидения

Основной соавтор
Jaaj.Club
Сборник статей и рассказов

Оборотни

Основной соавтор
boris
Сборник рассказов

Страшилки для маленьких девочек и мальчиков

Основной соавтор
tarakan
Сборник статей и рассказов

Интересное местечко

Основной соавтор
firoza
Иногда интересное местечко может оказаться совсем не тем, чем могло казаться.

Временной портал, путешествие в прошлое, обратно в будущее, странные вещи, необъяснимое. Чертовщина одним слово.

Сборник рассказов "Интересное местечко" посвящён увлекательным мистическим рассказам с необъяснимыми действиями вокруг. Подписывайтесь и будьте в курсе куда не стоит ходить и как из этого выпутываться.
Сборник статей и рассказов

На старом кладбище

Основной соавтор
Jaaj.Club
Над старым кладбищем стояла глубокая ночь, лишь ярко светила зловещая луна. Было время полнолуния. Серебряный ледяной свет падал на кресты, ограды и древние чёрные могилы.
Сборник рассказов

Личная Книга Страшилки

Уже битый час две молодые симпатичные женщины у меня в каюте активно проводят рекламную акцию. И каждая страстно пытается меня убедить, что компания, которую она представляет, лучше. В каюту заходит мой грузовой помощник. Принёс документы. Для меня это спасение.
Наш старенький паровой буксир, напрягаясь всеми своими заклёпками, увеличивал обороты, упрямо тараня волну. Механики, понимая ответственность момента, старались на совесть. Команда, разбуженная судовой тревогой, копошилась на палубе. Шлюпки уже были расчехлены. Прогреваясь, буксирная лебёдка отплёвывалась паром. Каждый прекрасно знал, что ему делать.
В тот день мы с супругой от её родителей возвращались. И вот, уже на подходе к нашему дому, мы увидели Сергея с его дочкой – они чего-то делали на газоне с кое-где проявившимися проплешинами молодой травы. Жена меня за локоть потянула, мол, смотри.
Он был хорошим физиком, талантливым математиком, видел свое предназначение только в этом и ни в чем больше. Закончив Петербургский университет, он устроился работать в старую школу на окраине и с удовольствием отдавал свое сердце и знание детям.
Твой вид не отодвинет встречу даже если облочившься в миллионы молодежных и стильных look'ов. Выход из этой обречённой ситуации простой - стремитесь быть молодыми мысленно своей душой!
Знаешь папа, ты хороший, Мне казался.... Хоть когда-то, Но сейчас совсем не так. Я взрослею. Ты стал грубым.
Осень, дорога, стройка, А рядом мойка, Дома, вода и города, В лесу желтеет трава. Фонари, столбы и стёкла, На грядке растёт свёкла, Машины поезда и люди, А рядом с ними бордюры.
На протяжении всей истории люди попадали в отчаянные ситуации, когда им приходилось есть человеческую плоть для того, чтобы выжить.
Шли годы, среди одноклассников, любителей ужастиков я приобрела популярность, рассказывая жуткие истории, всегда заканчивающиеся трагически. А вскоре, начала их записывать, чтобы «память об усопших жила», как говорю я. Началось всё с Миши.
Достаю из кармана зажигалку. Поджигаю фотографию. Пламя пожирает глянец. Внезапный сквозняк гасит огонь. На обгорелом клочке остается лишь лицо разлучницы. «Ведьма, как есть, ведьма», - заключаю я, и бросаю остатки фото в пустой таз, оказавшийся возле умывальника.
От произнесённого имени Иоланда на несколько секунд выпала из реальности. Вспомнились наставления отца, и слёзы матери, пока их никто не видел. Как можно было договариваться о браке, как о сделке по покупке племенной кобылы? Хотя отец берёг своих лошадей лучше, чем родных детей.
Впервые колеса появились в нынешнем Ираке (бывшей Месопотамии) примерно три тысячелетия назад. Они были созданы для телеги и для гончарных работ. На основе гончарного круга позднее разработали водяные колеса, шкивы и шестерёнки для часов.
По всему Шотландскому нагорью разбросано около 500 таких построек железного века, но никто не знает, для чего они были построены, и никто никогда не находил ни одной целой.
Одна из легенд, связанных с именем Александра Македонского это легенда о его великолепном скакуне Буцефале. Согласно этой легенде Отец Александра Филипп II увидел прекрасного коня во время олимпийских игр в Дионее в 343 году до нашей эры, жеребец отличался неукротимым характером, и не покорился не одному наезднику, поэтому Филипп подумывал отказаться от покупки дикого жеребца.
Автомобиль, имеющий под капотом около 70 лошадиных сил, никак не сможет увезти двадцать тонн. Ему, кстати, эти двадцать тонн и с одного места-то не сдвинуть. А как же лошадь?
На этот конкретный вирус XBB.1.5, также известный как Kraken нужно обратить особое внимание, потому что в нём есть что-то новое.
А, тут так сложилось, что нужно к нему ехать, а послать некого. И, вдруг, попался мне на глаза заместитель вахтёра. Думаю, дело всё равно пустое. Отдал я ему бумаги и объяснил, насколько он смог понять, что от него требуется.
Сейчас глобальный карантин снят, а был он направлен на сдерживание пандемии коронавируса. Для юношей и девушек подросткового возраста эти меры означали резкое сокращение их естественного развития.
Все эти доисторические церемониальные земляные валы в Огайо были созданы тем, что сейчас называется культурой Хоупвелл, сетью индейских обществ, которые собрались из таких далёких мест, как Монтана и Мексиканский залив, примерно между 100 г. до н.э. и 500 г. н.э.
Наш мозг все больше напоминает мне компьютер: мы загружаем туда кучу информации, отсюда неврозы, депрессии и самоубийства. Конечно, это самый страшный сценарий: кому-то вполне удобно в этой компьютеризации сознания: не надо думать, принимать решения - программы все сделают за нас.
Очнулся утром он в канаве облёванная грудь вчерашнийшим борщём, спагетти, фуа-гра и омры разбавленные в Хенеси Икс О все это мерзкий запах издавало а головная боль колола тысячами шил.
Селена (также известная как Мене) - олицетворение и богиня луны в греческой мифологии. Каждую ночь она путешествует по небу в своей колеснице, таща за собой луну. Селена - дочь титанов Гипериона и Тейи. Она обычно ассоциируется с другими греческими богинями Артемидой и Гекатой. Римский аналог Селены - Луна.
Библиотека Ашшурбанипала (V век до н.э.) - старейшая известная систематически организованная библиотека в мире, основанная в Ниневии неоассирийским царем Ашшурбанипалом (668-627 до н.э.) для сохранения истории и культуры Месопотамии. В середине XIX века в Ниневии было обнаружено более 30 000 текстов, но считается, что первоначальная коллекция была намного больше.
Древняя золотая лунница склёпана и спаяна из листиков золота. Основой является лунообразный листик, на лицевой поверхности которого отчеканены выпуклая фигура, подчёркивающая лунообразные очертания предмета. Она обрамлена по контуру вертикально поставленной невысокой пластинкой и линией, выложенной из зерни. Шариками, сгруппированными по три и одиночными, покрыто центральное поле лунницы и втулка для её подвешивания.
Императрица Византийской империи Феодора — относительно малоизвестная политическая фигура, достойная того, чтобы быть частью общеизвестного. одившаяся в крестьянском сословии императрица Феодора позаботилась о том, чтобы её власть была перенаправлена на улучшение социальной политики и правовой системы бедных и слабых.
То, что на самом деле находится в галактике Млечный Путь и за её пределами, может сильно отличаться от того, что видимо на самом деле.
Эти «нейтрино» также известны как неуловимые «частицы-призраки», которые преследуют нашу вселенную, но оставляют мало следов своего существования.
На Земле исследователи всё чаще узнают, как различные бактерии и другие микроорганизмы, живущие внутри и вне людей, — человеческий микробиом — влияют на физическое и психическое здоровье.
Чтобы правильно ответить на этот вопрос, важно рассмотреть, что ограничивает рост различных животных. Одна из гипотез о том, как пермские насекомые стали такими большими, заключается в том, что уровень кислорода в атмосфере был выше, чем сегодня.
Зачем бобру плотина? Чтобы ответить на этот вопрос надо понять образ жизни бобров. Они не совсем сухопутные животные, более вольготно эти крупные грызуны чувствуют себя в воде
На месте римской виллы в деревне Буанвиль-ан-Воевр команда обнаружила останки нескольких ослов, которые затмили бы большинство видов, с которыми исследователи знакомы на сегодняшний день. «Это были гигантские ослы», — говорит Людовик Орландо, директор Центра антропобиологии и геномики Тулузы Медицинской школы Пурпан в Тулузе, Франции.
С тех самых пор, когда человек решил осваивать просторы океана, акулу он считает врагом номер один. Реальные истории про этих монстров тесно сплелись с фантазией, окружили акул ореолом зловещей таинственности. Беспощадные убийцы — вот какая репутация закрепилась за всем акульим родом.
На протяжении тысячелетий купцы, паломники, воины и короли путешествовали с севера на юг через центральное нагорье Иордании, и эта дорога служила жизненно важной артерией, соединяющей древние королевства и империи.
Неторопливый по чьим-либо меркам, это поезд, специально построенный для «черепашьего» путешествия из города Аомори в Акиту, часто со средней скоростью всего 10 км/ч.
Красноярск – неофициальная столица Сибири. Здесь много мест, которые отложатся в памяти любого человека. Но самым загадочным и красивым местом Красноярска, по мнению каждого жителя, являются Столбы.
Поверьте: если Кубань рай, Сочи райский сад, то посёлок Лазаревский – райские кущи. Так считают свыше 80 тысяч местных жителей. Например, здесь самый большой в Сочи пляж – 107 километров. К услугам отдыхающих свыше 100 здравниц. А какие красоты: ущелья, водопады!
Каждое намерение художника, каждый выбор его изобразительных средств был явно направлен на то, чтобы показать, как в момент сотворения Божественный отпечаток был оттиснут на человеке.
За прошедшие годы появилось множество различных интерпретаций и теорий о мире Алисы в стране чудес. Многие отмечают, что, хотя книга предназначена для детей, в ней также присутствует сюрреалистический, сказочный пейзаж, нарисованный на протяжении всей истории.
Сказки всегда были написаны простым и понятным языком, который поймёт ребёнок, а взрослый получит приятное расслабление от слишком сложного современного мира. Даже придумали такое направление в психологии, как сказкотерапия, где правильно подобранная или придуманная сказка, поможет человеку разложить по полочкам проблемы и найти верное решение.
Вортицизм — это модернистское авангардное художественное движение, сформировавшееся в Лондоне в 1914 году. Основываясь на современных движениях кубизма и футуризма, вортицизм стремился уловить динамизм и фрагментацию современной столичной жизни.
Жажда накопительства – это не следствие недостатка денег. Чаще основой является психологический аспект адаптации к сложившимся условиям жизни. Ничто не возникает само по себе. У каждого синдрома есть свои причины.
Эмиль Куэ прославился своим многообещающим методом исцеления и оказал влияние на многих личностей. Он утверждал, что «хотя он никого в своей жизни не лечил, он только показывает людям, как они могут лечить самих себя».
Действительно, зачем пытаться жить красиво, если судьба конкретного человека готова свыше? Чтобы жить счастливо, нужно хотеть ничего. Это единственное, что не стоит выкидывать из головы.
Прежде всего не ставьте за одну черту реальную боль и страдания несчастной жертвы с мнимым горем обыкновенного нытика. Если представить, что психика человека - это шарик пластилина, а давление общества или родителей - это пальцы руки, то становиться видно, как в месте нажима на пластилин, пальцы оставляют ямки. Вмятины в пластилине - это и есть те негативные эмоции.
Одному влиятельному богачу вздумалось заиметь в доме картину, любуясь которой можно обрести душевное спокойствие. Подобный шедевр состоятельный господин оценил ровно в миллион. Живописцы всего мира, прознав про щедрое вознаграждение, принялись посылать ему свои творения.
Согласно многим теориям, получившим широкое признание среди антропологов, культура отражает то, как люди интерпретируют свою биологию и окружающую среду. Согласно этой точке зрения, культура становится такой неотъемлемой частью человеческого существования.
Иисус спросил их об их вере, а именно, верят ли они, что Он может их исцелить. Они уверенно сказали, что верят. И тогда Христос прикоснулся к их глазам, говоря, что все чудеса коснутся их в той степени, в какой они верят.
Сам Будда подчёркивал практический характер своих идей, отдавая предпочтение философским исследованиям, а не религиозным догмам. Всё это ставит вопрос: буддизм — это философия или религия?
В 1991 году в канун столетия со дня рождения Густава Скальского его знаменитая нумизматическая коллекция средневековых чешских монет с успехом демонстрировалась на выставках в Берлине и Париже.
Надо вам сказать, это были яркие и запоминающиеся деньги. Когда ребёнку давали денежку, он сначала долго разглядывал, а потом вспоминал, был он в этом месте, нарисованном на купюре или нет.
Растущие цены не уменьшают цены на аренду недвижимости: если правильно составить договор аренды, то стоимость арендной платы будет увеличиваться вместе с ростом инфляции и цен на коммунальные услуги.
Как бы ни были хорошо технические аналитические инструменты, но без знания оценочной стоимости компании, её капитализации, цен на акции и других параметров объекта инвестирования успеха достичь бывает очень непросто.
Сшив первую игрушку, Тони Финнангер не остановилась на достигнутом: открыла магазин по продаже текстильных кукол и выпустила книги, посвящённые любимому делу: «Тильда.Пасха» и «Тильда. Рождество». Сегодня любовь к её куклам безгранична: тильду обожают на всём земном шаре.
Типичная грелка имеет прямоугольную форму и вмещает до двух литров воды. Однако, несмотря на свой унылый имидж, грелка в последнее время претерпела ряд интересных нововведений.
В последнее время о маркетинге в социальных сетях или SMM не говорит только ленивый. Каждый теперь знает, что для того чтобы продвинуть свой бизнес и привлечь лояльную аудиторию, просто необходимо присутствовать в социальных сетях. Но мало кто на самом деле имеет представление о том, что это такое.
Однако всё это было бы не слишком интересно, если бы не изобретение, которое навсегда изменило жизнь братьев.
Первая книга в этом списке – «невеста ноября» Лии Арден, книга, которую, давно ждали. Это роман по славянским мотивам, с яркими героями и фантастическими загадками. «Невеста ноября» - одиночный фэнтези-роман о Двенадцати месяцах и девушке, рождённой на рубеже осени и зимы. Сказка, способная растопить сердца этой холодной зимой.
На известном Знаменском раскопе в Великом Новгороде археологи нашли золотую подвеску с эмалевой вставкой. Такие вещи – редкость среди находок. Называются они квадрифолии (это слово происходит от латинского слова quadrifolium – четырёхлистник).
Именно Паабо, разработал способ извлечения и анализа ДНК из древних костей, что привело к обнаружению небольших генетических различий между людьми и их вымершими родственниками.
Относится к высшей школе верховой езды. В выездке всадник демонстрирует способности лошади к производительным и правильным движениям на всех аллюрах при разных темпах – прибавленных, сокращенных, ритмичные или плавные переходы из одного аллюра в другой...
Слово «карабин» ассоциируется уже очень давно не только с оружием, но и с металлической защёлкой: изначально всадники крепили свои огнестрельные аркебузы за железное кольцо или крюк с защёлкой на портупее либо плечевом ремне. Через несколько столетий карабины из военного дела перешли в гражданский обиход. Они совершенствовались, повсеместно начали использоваться в туризме, скалолазании, альпинизме.
Первые альпинистские верёвки, как правило, изготавливали полностью из растительного материала. Пенька не способна была выдерживать резкий рывок, ей по силам только статические нагрузки. Потом появилась верёвка изо льна. Льняная оказалась более эластичной, прочной, качественной. Однако такие верёвки не служили долго, способность гасить рывок или энергоёмкость у них оказалась невысокой, они имели малое удлинение.
Скажу, забегая немного вперёд, но позже с Алексеем встретилась сценарист узбекфильма и предложила положить на сценарий его рассказ «Двери», сделав небольшой мультфильм. Рассказ о том, как учёные ставили опыты на подростках, выявляя какую дверь, ребята будут выбирать в нестандартной ситуации. Несмотря на малый опыт, рассказ не получил плохих отзывов, только восторг у участников семинара.
Поскольку на этом сайте не предусмотрены интервью с победителями всевозможных турниров, я решила сама у себя взять Шуточное интервью, как с победителем турнира «Новогодний бум 2022». Но, как известно, в каждой шутке есть только доля шутки (подмигиваю, улыбаясь).
Специально для Jaaj.Club интервью с автором книг об апокалиптическом будущем человечества, написанных в стихотворной форме, автор, который продолжает оставаться самым загадочным лицом современности - Одиум Хэйтрэд.
Почему исполнители, которых зрители награждают овациями на концертах, часто неизвестны массовой аудитории? О цене славы, курьезах на сцене и о новогодних чудесах - откровенно рассказала Татьяна в этом интервью.
Сегодня я узнала, что я не шизофреничка, а всего лишь невротик. Но сойти с ума никогда не поздно (смеюсь). Из моей книги #ПисьмаТебе, посвященной моему больному раком Другу за 29.11.2017
Как правило, такая мечта бывает одна единственная, ради которой даже не возникает мысль "делать или не делать", например, прыгать или не прыгать в «омут» с головой. Из моего "Пражского дневника" за 17.08. 2009
Я люблю устраивать эксперименты над собой. Может, ради таких моментов стоит чаще себе такое устраивать? Но с другой стороны: если бы таких моментов было слишком много, как бы я потом могла взлетать до небес? Дилемма, однако. Из моего "Пражского дневника" за 28.05.2009
Трогательная манера исполнения, делает произведения знаковыми в её профессиональной карьере. На одном из концертов появляется новый хит, прозвучала песня в исполнении Толкуновой «Я не могу иначе».
На первый взгляд, время оказывает серьезное влияние на гармонию и ритм, со временем создаются новые инструменты, даже сам процесс написания музыки сильно изменился – для того чтобы написать музыку, сейчас достаточно получить компьютер и определенное программное обеспечение.
Не покрыта мраком и история создания группы, начавшаяся со знакомства двух её лидеров — Джеймса Хэтфилда и Ларса Ульриха. Именно о Ларсе и пойдёт речь в этой статье. Американец датского происхождения, он стал первым датчанином, введённым в Зал славы рок-н-ролла.
Особенность этой группы в том, что её участники остаются анонимными, скрываясь под капюшонами и прячась за солнцезащитными очками. Одна из самых популярных песен Carla's Dreams Sub Pielia Mea, вышедшая в 2016 году отдельным синглом.
На мой взгляд, не стоило соединять две книги в один сезон. Я читала «шестёрку воронов» и персонажи данной книги слишком яркие, чтобы ставить их на второй план. Но! Сериал получился красочным, со множеством спец эффектов и интересных поворотов в сюжете.
Дважды я участвовала в стендапе: один раз в чешском, другой — в русскоязычном и никак не могла понять, почему люди смеются, когда я говорю о серьезных вещах. Почему люди смеются, когда падает Чарли Чаплин?
В обоих фильмах затронута тема социального неравенства: богатых и бедных, простых и знатных. В обоих фильмах «нищие» мужчины борются за любовь богатой женщины. Интересно, а боролась бы женщина?
Вкратце «Колесо времени» можно описать так: четвёрка молодых людей идёт непонятно куда и непонятно зачем. Их преследует зло и смерть. Поэтому и нужно идти вперёд и не сдаваться. Вокруг героев магия и необъяснимые вещи.
Побывала недавно в одном городе, который меня поразил и удивил - я от него такого не ожидала. Уверена, многие, как и я, этот известный город привыкли видеть другим.
Обожаю фотографировать небо. Оно всегда необыкновенно. Облака всегда создают невообразимые фигуры. Ощущение, как будто какой-то художник там наверху рисует облаками...
Дивногорский Свято-Успенский пещерный мужской монастырь основан в середине XVII века. Фото 1890-ых годов.
Загадка для читателей: что на этом фото?
Это может проложить путь к будущему, в котором тысячи телефонов, перемещающихся туда и обратно по мосту, смогут коллективно измерять состояние пролёта, предупреждая инспекторов о проблемах до того, как они станут видны человеческому глазу.
Дома «Кат-Куни» строились в этом регионе на протяжении тысячелетий. Дизайн узнаваем благодаря многослойному соединению дерева Деодар (разновидность гималайского кедра) с камнем местного производства без использования раствора.
Проект The Line будет состоять из небоскрёба длиной 170 км, который будет служить домом для примерно 9 миллионов человек — или примерно столько же, сколько составляет население Нью-Йорка.
Компания аэротакси Wisk разработала шестое поколение своих транспортных средств. Шестое поколение — это электрический самолёт, который может взлетать и садиться вертикально, так называемый eVOTL.
В конце девятнадцатого века было изобретено два вида моновиллера: бензиновый и электрический. Уже в то время, люди задумывались об экологии и более бюджетных вариантах транспорта.
Готовить его должна обязательно женщина, обязательно НЕ во время «тяжких дней», и очень важно, чтобы минимум три дня у неё до приготовления сыра не было секса. Закупать сам плесневелый сыр на трженице (базаре) надо именно в субботу, до полудня, и не торгуясь. Из книги #ПисьмаТебе, посвященные моему больному раком Другу за 26.11.2017
Если человеку противен запах ресторанных трюфельных блюд, это не значит, что он не любит трюфели; это может указывать на то, что у него хороший вкус, и этот гурман не любит бензин на тарелке.
Фишка этого блюда в сочетании соленого и сладкого. Красота блюда в простоте и в том, что можно сочетать разные виды ветчины и сыра, а также джемов и соусов, тогда все они получатся разного вкуса.
А ещё в рационе выжившего человека будет мелкие мутированные грызуны, разносящие смертельные болезни. Крысы станут проворнее и злее, зубы острее, как и когти. Попробуй сначала поймай, а потом съешь! Но не факт, что крысы не начнут устраивать охоту на людей. Будет выживать сильнейший.
Навруз – это день весеннего равноденствия, и отмечается он, как начало нового природного года. 21 марта, когда земля просыпается от зимней спячки, жители Узбекистана начинают народные гуляния. Считается, что происхождение праздника – древнеиранское, связанное с культом Солнца и именем легендарного пророка Заратуштры.
Новый год — это такой странный праздник. Мы, по сути, празднуем новую дату, и эта дата — начало нового года. Почему мы не празднуем начало нового месяца? Почему на Новый год люди надеются, что старый год закончится, а новый будет обязательно лучше? Почему-то людям свойственно надеяться. «Надежда — наш компас земной». И трех этих «дам»: вера, надежда и любовь, почему-то именно надежда — самая любимая. Может, потому что верить и любить сложнее?
Заранее потренировавшись быстро писать и сжигать бумагу, тщательно изучив инструкцию из Интернета по открыванию шампанского, я была уверена, что у меня всё получится. Но, как часто бывает, хочется сделать лучше, а получилось как всегда.
Мне было бы приятнее, например, получить любовную записку, чтобы мужчина (или я сама) устроил какую-то тайну или хотя бы как-то необычно признался в любви или необычный подарок подарил - пусть даже мелочь, типа "я дарю тебе этот листок от дерева, названного твоим именем". О ужас! Из моего "Пражского дневника" за 8 марта 2011