События

19.02.2020 06:52
Стала доступна новая услуга
Биржа будет полезна для авторов, которые занимаются самостоятельным продвижением своих работ или поиском новых заказчиков.
На Бирже Фрилансеров можно привязать уже существующие профили с других сайтов к текущего аккаунту Jaaj.Club.
18.02.2020 09:38
🎵🎵🎵
Открылась новая услуга
Теперь можно писать, читать и слушать музыку!
🎵🎵🎵
16.02.2020 19:19
👇👇👇
Стал доступен ретинг произведений
☝☝☝

Комментарии

Значит не на копейку, раз жизнь вся на рубль. Что-то не сходится иначе.
20.02.2020 admin
"Художнику не дано жить "нормальной" жизнью..." Ну, не скажите, некоторые из них живут "сверхнормальной" жизнью. К примеру, работы современного художника Никаса Сафронова на копейку, а жизнь вся на рубль.
20.02.2020 Limon
Астрология, конечно интересно, можно почитать,позабавляться,но не более того. По-моему увлекаются те,кому реально делать нечего.
20.02.2020 firoza
всё правильно - астрология важнее астрономии, ибо астрономы - мужи государевы, доверия к ним нет, а вот астрологи - свободные каменщики, романтики души
19.02.2020 РСФСР
Автору не выгодно самому бегать и оббивать пороги издательских агентств. Во-первых, это времезатратно, во-вторых, вкладывается много сил и нервов, в третьих, это работа не для писателя.

Именно этой волокитой и занимается Агент. Грубо говоря, покупая дом вы обращаетесь к риелторам, ищя работу к рекрутерам, в нашем случае - это литературные агенты.

Рыночные ставки на контракты 15-20%, в зависимости от раскрученности писателя. Иногда бывает 5-10%. За 50 на 50 нет смысла работать писателю.
19.02.2020 admin

Бонусы

20.02.2020 Робот Jaaj.Club получил бонус Атака Ботов (+1 )
20.02.2020 Иван Кувалдин получил звание Триумфатор (+25000 )
20.02.2020 dasdimon-etxt получил звание Триумфатор (+25000 )
20.02.2020 123456 получил звание Триумфатор (+25000 )
20.02.2020 Limon получил бонус Провокатор (+30 ) за статью Психология творческих людей

ТОП 10

Сергій Малюта [35] 24204
biznes-tema [17] 10389
admin [34] 8373
Auster [33] 7755
matvey [18] 7433
rtmtrkn [16] 6583
b0gdych [16] 6440
firoza [33] 5583
aleksandr-2020 [17] 5579
Клим [20] 4563

Статистика

Пользователей: 13786
Активных купонов: 1
Всего купонов: 108476
Произведений: 2402
В работе: 3562
Активных Битв: 38
Опубликовано Книг: 90
Монеты: 36662023
07.01.2020 Рубрика: История Книга: История Уфы
Автор: ufahistory 07.01.2020
Рейтинг статьи: Просмотров: | 33
Использовано:
Купон #227617 на сумму 1
Бунты и революции не начинаются просто так, просто потому, что нашелся лидер. Сначала зреет недовольство, потом начинаются акции протеста, мелкие выступления, стычки. Правительство, вместо того, чтобы взяться за ум, их подавляет силой. Потом раздается призыв - Русь к топору! - и начинается...

Бунты и революции не начинаются просто так, просто потому, что нашелся лидер. Сначала зреет недовольство, потом начинаются акции протеста, мелкие выступления, стычки. Правительство, вместо того, чтобы взяться за ум, их подавляет силой. Потом раздается призыв - Русь к топору! - и начинается...

Восстание Пугачева, из-за невиданного масштаба называемое крестьянской войной, началось осенью 1773 года. Обстановка к моменту его начала была неспокойной уже в течение многих лет. В окрестностях Уфы основном бунтовало башкирское население, и было подавлено уже несколько восстаний. Без особого труда, поскольку предводители восстаний защищали местные, или даже вовсе личные интересы, и были настроены весьма националистически. Идей или программы у них не было, и имена их теперь знают только специалисты.

С Пугачевым все было иначе. Он объявил себя русским царем, и обещал восстановить справедливость. К царю и царской власти у народа претензий не было, хотелось лишь чтобы царь был хороший. Это было всем понятно, и народ к нему пошел.

Дело же было не в царе, а в том, что победы Суворова кто-то должен был оплачивать. Ведение войны - дело дорогое, а Россия вела насколько войн, вела десятилетиями, и несмотря на победы, ее экономика такой нагрузки не выдерживала. Росли налоги, развивалась инфляция, парней раз за разом забирали в армию. В аграрной стране страдало от этого в основном крестьянство, причем независимо от нации. И, когда давление стало невыносимым, взбунтовалось.

Горожане, положение которых не было столь уж нестерпимым, присоединиться к восстанию не спешили. Так было и в Оренбурге, и в Уфе, и в других городах. Бунт есть бунт, и жители понимали, что города неизбежно будут разграблены. Российский бунт таков, что убивают всех подряд, и никто не хотел испытывать судьбу. Те, кому были близки идеи Пугачева, просто ушли к нему сразу.

В конце ноября восставшие захватили деревню Чесноковка. Чесноковский лагерь стал северным центром восстания, южным центром был Бердский лагерь. Часть восставших расположилась в селе Богородское (нынешний Инорс), но этот лагерь полностью подчинялся Чесноковскому. Башкирскими и интернациональными отрядами командовали Качкын Самаров, Канбулат Юлдашев, Ибрагим Мрясев, Турай Ишалин, русским отрядом - Иван Губанов. До середины декабря, пока не приехал Зарубин-Чика военные действия почти не велись.

Поначалу Чика пытался склонить жителей города к сдаче, и 19 декабря отпустил 48 пленных. Но горожане надеялись на старые стены гораздо больше, чем на милость победителей. Предложения сдать город, конечно, были, но воевода поклялся на чудотворной иконе Богородско-Уфимской божией матери, считающейся покровительница Уфы и всего Уфимского края, что город не бросит и не сдаст. Ему поверили, и под ружье встали все, способные носить оружие, от 15 до 70 лет. Несмотря на это общее число защитников города составило всего лишь 1120 человек. Против них же собралось от 12 до 15 тысяч. К тому же, и в самом городе оставалось немало людей, сочувствующих повстанцам, однако сидели они тихо.

У каждых ворот осажденными были выставлены пикеты по 40-60 человек с 1-2 пушками. Пробную атаку 22 декабря отбили легко, но на следующий день начался настоящий штурм. И тут сказалось прекрасное расположение города. Через реку с большим трудом удалось дотащить до стен всего две пушки. Стрельба остальных через реку была неэффективной. На льду реки нападавшие оказались как на ладони, под сильным огнем крепости. Тем не менее они пошли на приступ. Бой продолжался восемь часов, после чего нападающие отступили, потеряв убитыми 80 человек и обе пушки.

Потери были мизерными, но и этого хватило. Победить хотели все, умирать не хотел никто. Прошло немало времени, прежде чем Зарубину удалось организовать следующий штурм. За это время немало людей из города перебежало к восставшим, тем более что стала ощущаться нехватка продовольствия. .

Следующий штурм начался 25 января 1774 г, и был организован гораздо лучше. Атака началась сразу с четырех сторон - с Белой, под прикрытием пушек, заранее вынесенных на лед, со стороны Казанской и Сибирской дорог, и с юго-запада, на расположенные почти рядом Ильинские и Фроловские ворота.

В штурме приняли участие конница и лыжники (!). Атаку через Белую возглавил сам Зарубин, под ним в этом бою была убита лошадь. На этот раз восставшие были близки к успеху. Еще бы, численное превосходство составляло 10:1. Зарубинцы овладели главной батареей и Усольской сопкой, а отряд Губанова занял часть Сибирской улицы. Но защитникам города отступать было некуда, они защищали свои и потому стояли насмерть. Нападавшие не рискнули ввязываться в уличные бои, когда убедились что попасть в город - это еще не победа. И не приученные к безусловному выполнению приказов отошли. Личного героизма вождей для победы оказалось мало.

Больше штурмов не предпринимали, город попытались взять измором. Но ничего из этого не вышло, у нас не Европа. Запасы в погребах как раз на целую зиму и были рассчитаны. Весной из Казани выступили регулярные войска под командованием генерал-майора Ларионова, позже замененного подполковником Михельсоном. 19 марта Михельсон начал наступление на Чесноковку, и 24 марта, несмотря на отчаянное сопротивление, восставшие были разбиты. Зарубин и Губанов бежали в Табынск, где были схвачены и выданы властям. 4 апреля войска Михельсона торжественно вошли в Уфу, а в середине апреля двинулись на подавление других очагов восстания.

Но восстание еще не закончилось. В июне Уфа снова оказалась в кольце. С востока подошел Салават Юлаев, с юга - Канзафар Усаев, с запада шел отряд башкир Казанской дороги. Но до осады не дошло, в город вошел корпус генерала Голицына. Восставшие потерпели поражение на подступах к городу, и прибывшему в город Суворову очень повезло - не пришлось стрелять в своих сограждан. Визит его, кстати, почти никогда не упоминается - народные герои не должны воевать друг с другом.

19 октября 1774 года на центральной площади города был казнен Губанов, 24 января за Белой, там откуда он руководил штурмом, был казнен Зарубин-Чика. А вот насчет репрессий по отношению к рядовым участникам восстания, было даже и полегче. Даже Салават Юлаев, к примеру, подвергся не казни, а клеймлению татуировкой на лбу и наказанию кнутом. Присудили 175 ударов, по 5 в каждом из аулов. Тремя ударами палаческого кнута человека моно было перерубить пополам. Как было дело никто не знает, но известно что палач получил выговор за плохую работу. Может жалел, а может быть инструкции такие были, но Салават остался жив, а звали палача Мартын Суслов. Потом Салават и его отец были сосланы в Эстонию, где Салават прожил еще 25 лет. Место невеселое, но все же не Сибирь.

С обычными бунтовщиками было еще проще. Известно, что все арестованные сидели в одной уфимской тюрьме, то есть их было не так уж и много, тюрьма не концлагерь. Со времен первых башкирских восстаний существовал указ от 16 ноября 1737 года. Тех, кто сложил оружие, отпускали подобру - поздорову восвояси. А взятым на поле боя предлагали креститься, и тех, кто согласился, тоже прощали, остальных наказывали. Крестились, правда, немногие, большинство крепко держалось за веру. Кормило заключенных население, по своей доброй воле - это сразу после осады и штурма! - казна денег не давала. На допросах, конечно, пришлось туго, допрашивали тогда с пристрастием. Но до массовых казней типа Стрелецкой дело не дошло.

Результат столь мудрой политики оказался весьма впечатляющим - кризис закончился быстро, народ в наших местах жил в мире почти полтора века, до самой Гражданской. И если бы не идиоты, решившие отправить домой пленных чехов через Владивосток, устроив им милое кругосветное путешествие, войны у нас наверное не было бы и тогда.

Городские стены, сильно разрушенные во время штурмов, решили не восстанавливать. Дешевле и надежнее было не доводить народ до крайностей. И в результате сложились настолько хорошие традиции управления, что и в ХХ веке, в тяжелых тридцатых, и девяностых годах, у нас жилось весьма прилично.

Комментарии

-Комментариев нет-

Добавить комментарий к статье